Начисленные налоги не являются убытком для взыскания с директора

Начисленные налоги не являются убытком для взыскания с директора За допускаемые в сфере налогообложения нарушения отвечают не только сами организации, но и их непосредственные руководители. Рассказываем, какие виды правовой ответственности за налоговые нарушения несет директор организации и какие наказания ему грозят.

Административная ответственность директора организации за налоговые правонарушения

Штрафы, установленные НК РФ за неуплату налогов и неисполнение других налоговых обязательств, налагаются на организацию как налогоплательщика. Должностное лицо организации, занимающее должность ее директора, не может быть оштрафовано по НК РФ, так как не является налогоплательщиком, а выступает в качестве наемного сотрудника.

За допускаемые налоговые нарушения директор организации несет административную ответственность в соответствии с нормами КоАП РФ. При этом привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее директора от административной ответственности, предусмотренной законами РФ (п. 4 ст. 108 НК РФ). 

Это значит, что за одно и то же налоговое нарушение могут быть одновременно оштрафованы и организация, и ее руководитель. Например, если компания просрочит сдачу налоговой отчетности, ее привлекут к налоговой ответственности по ст. 119 НК РФ, а ее директора – по ст. 15.5 КоАП РФ.

В настоящее время руководители организаций-налогоплательщиков могут быть оштрафованы по целому ряду составов административных правонарушений в области налогообложения.

Отдельно им посвящена глава 15 КоАП РФ «Административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов…».

Для большей наглядности представим существующие для директоров компаний штрафы за налоговые правонарушения в виде таблицы.

Административные штрафы для директора

Статья КоАП РФ Состав правонарушения Меры ответственности директора организации
ч. 1 ст. 15.1 КоАП РФ Нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций, выразившееся в осуществлении расчетов наличными деньгами с другими организациями сверх установленных размеров и т.д. Штраф в размере от 4 000 до 5 000 рублей
ст. 15.3 КоАП РФ Нарушение установленного срока подачи заявления о постановке на учет в налоговом органе Предупреждение или наложение административного штрафа в размере от 500 до 1 000 рублей
ст. 15.4 КоАП РФ Нарушение установленного срока представления в налоговый орган информации об открытии или о закрытии счета в банке Предупреждение или наложение административного штрафа в размере от 1 000 до 2 000 рублей
ст. 15.5 КоАП РФ Нарушение установленных законодательством о налогах и сборах сроков представления налоговой декларации (расчета по страховым взносам) в налоговый орган по месту учета Предупреждение или наложение административного штрафа в размере от 300 до 500 рублей
ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ Непредставление в налоговые органы документов и сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде Штраф в размере от 300 до 500 рублей
ч. 1 ст. 15.11 КоАП РФ Грубое нарушение требований к бухгалтерскому учету, в том числе к бухгалтерской (финансовой) отчетности Штраф от 5 000 до 10 000 рублей
ч. 2 ст. 15.11 КоАП РФ Повторное грубое нарушение требований к бухгалтерскому учету и бухотчетности Штраф от 10 000 до 20 000 рублей или дисквалификация на срок от одного года до двух лет
ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица налогового органа Штраф в размере от 2 000 до 4 000 рублей
ч. 1 ст. 19.4.1 КоАП РФ Воспрепятствование законной деятельности должностного лица налогового органа Штраф в размере от 2 000 до 4 000 рублей
ч. 2 ст. 19.4.1 КоАП РФ Воспрепятствование законной деятельности должностного лица налогового органа, повлекшее невозможность проведения или завершения проверки Штраф в размере от 5 000 до 10 000 рублей
ст. 19.7 КоАП РФ Непредставление или несвоевременное представление в налоговые органы годовой бухгалтерской отчетности и аудиторского заключения Предупреждение или наложение административного штрафа в размере от 300 до 500 рублей

Материальная ответственность директора за налоговые правонарушения

Директор обязан действовать в интересах возглавляемой им организации добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). В противном случае по требованию организации или ее учредителей директор должен возместить убытки, причиненные допущенным нарушением. 

В этих случаях директор несет материальную ответственность перед организацией за убытки, причиненные его виновными действиями или бездействием, если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами (п. 2 ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

По делу о взыскании убытков организация должна доказать в совокупности следующие обстоятельства:

  • директор не исполнял или ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности;
  • наличие причинно-следственной связи между причиненными организации убытками и нарушением обязательств со стороны директора;
  • размер понесенных убытков.

Если неуплата налога и последующее его доначисление вместе с пенями и штрафом произошли именно по вине директора, то это не значит, что организация сможет взыскать с него уплаченную налоговую недоимку. Дело в том, что под убытками всегда понимают расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота (ст. 15 ГК РФ).

В свою очередь, обязанность по уплате налогов и сборов всегда несет сама организация, а не ее руководство и другие должностные лица. Возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога связано с появлением объекта налогообложения, а не с теми или иными действиями его руководства.

Уплачивая суммы, доначисленные по причине несвоевременно или не в полном объеме уплаченных налогов, организация не восстанавливает свое нарушенное право. Она всего лишь исполняет возложенную на нее законную обязанность. Эта обязанность существует вне зависимости от того, нарушало ли руководство плательщика налоговое законодательство или нет.

Поэтому доначисленная организации налоговая недоимка не является убытками и не может быть взыскана с ее директора (определение Верховного Суда РФ от 29.10.2019 № 307-ЭС18-17204). Иначе возникала бы ситуация, при которой обязанность по уплате налогов перекладывалась бы с налогоплательщика на третьих лиц (директора), что недопустимо.

Вместе с тем законодательство и арбитражные суды допускают возможность взыскания с директоров налоговых санкций в виде пеней и штрафов, доначисляемых организациям-налогоплательщикам. 

Директор под прицелом: взыскиваем убытки за неуплату налогов — новости Право.ру

Существует как минимум три способа заставить топ-менеджмент фирмы отвечать за неуплату налогов: гражданский иск о возмещении ущерба в уголовном деле, привлечение к «субсидиарке» и взыскание убытков. В первом случае деньги присуждают бюджету, в остальных – самой компании.

Если о риске «субсидиарки» или о гражданском иске в уголовном деле отлично известно, то об угрозе взыскания убытков управленцы часто забывают. Вместе с тем и без того внушительное количество таких дел с годами только растет, замечает партнер АБ Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Морское право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) 1место По выручке 1место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1место По количеству юристов Профайл компании
Вера Рихтерман.

Убытки с директора за неуплату налогов собственники компании, как правило, взыскивают до банкротства предприятия. Такое право у них появляется после вступления в силу решения налогового органа.

Давид Кононов, руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства» юридической компании Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6место По количеству юристов 17место По выручке 22место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании

Впрочем, этот же механизм применяется и в делах о несостоятельности, если налоговые доначисления и штрафы не стали причиной банкротства фирмы. А если все же стали, то руководителю грозит уже «субсидиарка» в размере всех непогашенных требований, поясняет Рихтерман.

Кто может требовать, а кому придется отвечать

Круг лиц, с которых можно взыскать убытки за неуплату налогов, фактически не ограничен, говорит Никита Саттаров из ПБ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45место По выручке Профайл компании
.

  • единоличный исполнительный орган – директор, президент, управляющая компания;
  • участники коллегиальных органов управления – члены совета директоров, правления, дирекции, наблюдательного совета;
  • лицо, которое может определять действия компании.

Ст. 53.1 ГК.

То есть убытки за налоговые доначисления можно взыскать с любого, кто может принимать управленческие решения, резюмирует руководитель практики банкротства юрфирмы Федеральный рейтинг.

Читайте также:  Полезно знать перед поездкой в люксембург (6 советов)

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право
Станислав Петров. «Ответственность за налоговые правонарушения, как правило, переходит на директоров компаний, с которых и взыскиваются подобные убытки», – замечает Рихтерман. 

Но бывают и исключения. Так, в деле о банкротстве «Уральского завода горячего цинкования» за неуплату налогов пришлось отвечать как руководителю Денису Асееву, так и учредителю предприятия Александру Меньшенину. Инспекция установила, что общество уклонялось от перечислений в бюджет с помощью фиктивных договоров. Заводу доначислили почти 8 млн руб.

налогов, почти 3 млн руб. пеней и штрафов. В налоговом правонарушении, как указал 17-й ААС, участвовали директор и учредитель, который фактически управлял предприятием на основе доверенности. Пени и штрафы суд признал убытками завода и взыскал 20% от суммы с Асеева, а 80% – с Меньшенина. Решение апелляции устояло в окружном суде (№ А60-56055/2014).

 

Если фирма не находится в банкротстве (ст. 65.2–65.3 ГК):

  • участники или акционеры общества;
  • директор или управляющая компания. Например, к бывшему руководителю или участникам коллегиальных органов;
  • члены органов управления. Например, к гендиректору или фактически контролирующим лицам.

Если в отношении компании есть дело о несостоятельности, попытаться взыскать убытки за неуплату налогов могут и арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы и налоговый орган (ст. 61.20 ФЗ «О банкротстве»).

Что нужно доказать и как это сделать

По закону топ-менеджер несет ответственность, если, исполняя свои полномочия, он действовал недобросовестно или неразумно (ст. 53.1 ГК). Именно это и должен доказать истец, чтобы его требования удовлетворили. Есть ряд случаев, когда «порочность» поведения руководителя предполагается.

  • действовал при конфликте интересов и не сообщил об этом. Например, руководитель от имени фирмы совершил сделку, в которой был лично заинтересован;
  • скрыл от участников компании достоверную информацию о сделке;
  • совершил сделку без необходимого одобрения;
  • после увольнения не передал юрлицу документы об обстоятельствах, из-за которых у фирмы возникли проблемы;
  • действовал в ущерб интересам компании, о чем знал или должен был знать. Например, заключил заведомо невыгодную сделку или сделку с фирмой-однодневкой.

Источник: Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62.

  • принял решение и не учел известную ему информацию, которая в той ситуации имела значение;
  • до принятия решения не попытался получить необходимые для этого сведения;
  • совершил сделку без обычных для своей компании процедур. Например, не согласовал ее с юротделом или бухгалтерией.

Источник: Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62.

Так, в деле № А40-16650/2015 ЗАО «Компания Интерспортстрой» удалось взыскать более 4 млн руб. убытков со своего бывшего гендиректора Александра Качнунникова. АСГМ установил, что истец от лица общества совершал сделки с фирмами-однодневками и перечислял им деньги без встречного предоставления. Благодаря таким сделкам «Компания Интерспортстрой» получала необоснованную налоговую выгоду.

Она уменьшала налог на прибыль с помощью включения в расходы платежей спорному контрагенту, а также завышала вычеты по НДС. Когда эти схемы стали известны налоговой, обществу доначислили налоги и пени. Качнунников вел себя недобросовестно, потому что знал или должен был знать, что заключение таких сделок не отвечает интересам общества, указал суд. Вышестоящие инстанции с ним согласились.

Отвечать за неуплаченные налоги пришлось и бывшей руководительнице ООО «Квант-НН» Анне Фадеевой. В деле о банкротстве компании первая инстанция установила, что Фадеева вела себя недобросовестно. Она занижала налогооблагаемую базу с помощью искажения документации.

За это обществу доначислили налоги, пени и штрафы. Первая инстанция взыскала с Фадеевой 1,8 млн руб. убытков. Апелляция с ней согласилась, но первая кассация решения нижестоящих судов отменила.

Точку в деле поставил Верховный суд, который согласился с взысканием и отменил решение окружного суда (№ А43-15211/2014).

Но доказать недобросовестность топ-менеджера удается не всегда (например, дело № А66-20304/2018). Суд отказался взыскивать с экс-гендиректора ОАО «Вышневолоцкий МДОК» Геннадия Филатова 5,3 млн руб. убытков, которые, по мнению истца, возникли из-за недобросовестных и неразумных действий руководителя.

Проверив компанию, налоговая установила, что с одним из своих контрагентов предприятие не вело реальных отношений, хотя налоговые вычеты по сделкам с ним заявляло. Обществу доначислили НДС, а также взыскали с него пени и штраф. Заявитель настаивал, что в таком невыгодном исходе виноват руководитель.

Филатов знал, что сделки со спорным контрагентом могут привести к неблагоприятным последствиям для фирмы, настаивал истец. Но суд с ним не согласился: в деле нет доказательств того, что гендиректор знал или должен был знать о нереальности отношений с проблемным партнером.

Нет и свидетельств, что Филатов участвовал в разработке схем уклонения от налогов, указал АС Тверской области и отклонил иск. Это решение устояло в вышестоящих инстанциях (№ А66-20304/2018).

Чтобы взыскать с управленца деньги, кроме «порочности» его действий нужно доказать сам факт возникновения убытков и их размер. Сделать это не так сложно. Свидетельством может служить решение налогового органа о привлечении фирмы к ответственности и доначислении налогов, говорит Рихтерман.

Куда больше проблем обычно возникает с подтверждением причинно-следственной связи между действиями руководителя и возникновением убытков, комментирует еще один обязательный элемент доказывания Петров. Обосновать такую связь можно. Например, указать, что в компании неправильно осуществлялся документооборот, из-за чего нарушилось ее функционирование, подсказывает эксперт.

Что входит в состав убытков

По общему правилу топ-менеджер обязан возместить убытки в размере штрафов и пеней, говорит Петров. О том, возможно ли взыскать с директора суммы доначислений, мнения судов расходятся.

Например, в деле № А75-14978/2016 АС Западно-Сибирского округа ответил на этот вопрос отрицательно и посчитал, что обязательства по уплате налогов не являются убытками фирмы: компания в любом случае заплатила бы эти деньги в бюджет, если бы изначально соблюдала закон.

В другом деле суд, напротив, взыскал с топ-менеджера сумму недоимки (№ А29-7590/2019).

Как указал 2-й ААС, доначисления у компании возникли, потому что руководитель заключил сделки с непроверенными контрагентами – фирмами-однодневками. Вышестоящие инстанции с апелляцией согласились.

К аналогичному выводу пришел 18-й ААС в деле № А76-16015/2018 и включил в состав убытков налоговую недоимку. Решение устояло в первой кассации и Верховном суде.

Советы руководителю: как отбиться от иска

На первый взгляд может показаться, что отличный аргумент в пользу топ-менеджера – одобрение спорной сделки акционерами компании или членами ее коллегиального органа. Но на практике такая ссылка вряд ли поможет руководителю.

Адвокаты оценили разъяснения КС об ответственности руководителя должника за убытки ФНС

Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление № 14-П/2019 по делу о проверке конституционности ряда положений ГК РФ, НК РФ и Закона о банкротстве, которые, по мнению заявителя, позволяют взыскивать с руководителя должника, не заявившего о банкротстве организации, судебные расходы налогового органа, инициировавшего такую процедуру.

КС проверит порядок взыскания с руководителя должника судебных расходов в пользу ФНСПо мнению заявителя жалобы, возможность взыскать с руководителя организации, не заявлявшего о ее банкротстве, судебные расходы налогового органа, инициировавшего такую процедуру, не соответствует Конституции

Как ранее писала «АГ», десять лет назад арбитражный суд признал общество ССК «СМУ-1» банкротом по заявлению налоговой инспекции из-за наличия задолженности по налоговым платежам.

Было открыто конкурсное производство, назначен арбитражный управляющий, на выплату вознаграждения которому не хватило вырученных от реализации имущества банкрота средств.

Впоследствии управляющий в судебном порядке добился соответствующего возмещения от налогового органа как заявителя по делу о банкротстве.

В связи с этим налоговый орган обратился в суд общей юрисдикции с иском к бывшему директору должника Виктору Нужину о взыскании убытков, понесенных истцом. Суд удовлетворил эти требования, взыскав с гражданина 656 тыс. руб. и госпошлину в размере 9,7 тыс. руб. Вышестоящие судебные инстанции оставили решение суда без изменения.

В жалобе в КС Виктор Нужин указывал, что Конституции противоречат ст. 15, п. 1 ст. 200 и ст. 1064 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, а также п. 3 ст. 59, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции от 28 июня 2013 г., примененные в его деле.

По мнению заявителя, согласно им руководитель юрлица обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов в отсутствие доказательств полной невозможности исполнения должником обязательств перед другими кредиторами, а причинно-следственная связь между удовлетворением требований одних кредиторов и невозможностью из-за этого удовлетворить требования других не установлена.

Заявитель также ссылался на то, что оспариваемые нормы позволяют считать убытками судебные расходы налогового органа (включая оплату услуг арбитражного управляющего), не погашенные за счет имущества должника, а также исчислять срок исковой давности по ним не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества. Кроме того, гражданин ссылался на необоснованность предъявления иска о взыскании убытков ФНС России с бывшего руководителя должника при необращении им в суд с заявлением о признании его банкротом.

Изучив обстоятельства дела, Конституционный Суд отметил, что процедура банкротства должна обеспечивать баланс интересов всех ее участников (собственников, кредиторов, должников). В связи с этим положения Закона о банкротстве и ГК РФ призваны предотвратить банкротство и восстановить платежеспособность должника, а при признании последнего банкротом – обеспечить интересы кредиторов.

Читайте также:  Соглашение о предоставлении опциона на заключение договора. Образец 2021-2022 года

ВС разъяснил толкование условий договораПленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г.

№ 53 Суд отметил, что специально закрепленная законодательством о банкротстве субсидиарная ответственность, наступающая за неисполнение руководителем должника обязанности подать заявление в арбитражный суд, предусмотрена лишь по обязательствам должника, возникшим в указанный период.

Исходя же из природы субсидиарной ответственности, она может применяться только в случаях, прямо указанных в законе или договоре. Поэтому обязанность руководителя должника по подаче заявления о банкротстве в арбитражный суд защищает интересы кредиторов и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан.

Также КС пояснил, что расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату вознаграждения арбитражному управляющему возмещаются за счет имущества должника вне очереди.

В случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения таких затрат, последние возлагаются на заявителя, в лице которого может выступать и уполномоченный орган – в указанном случае расходы осуществляются за счет казны РФ. Как отметил Суд, этот подход согласуется с п.

20 Постановления ВАС РФ о порядке погашения расходов по делу о банкротстве № 91 от 17 декабря 2009 г.

В то же время Суд подчеркнул, что строгое соблюдение условия привлечения к ответственности необходимо и в сфере банкротства юрлиц, в противном случае нарушаются имущественные права граждан.

Со ссылкой на ряд собственных правовых позиций КС напомнил, что обязанность возместить причиненный вред – мера гражданско-правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между этим поведением и наступлением вреда, а также его вину.

Следовательно, факт замещения должности руководителя должника не может расцениваться как подтверждающий его виновность и противоправное поведение, а возникновение у уполномоченного органа расходов по делу о банкротстве не должно автоматически связываться с действиями этого руководителя.

В частности, неподача руководителем организации-должника заявления о банкротстве может быть обусловлена конкретными обстоятельствами ее деятельности, поэтому вся ответственность за неподачу указанного заявления не может возлагаться только на ее руководителя, что было признано федеральным законодателем путем включения п. 3.

1 в ст. 9 Закона о банкротстве.

Кроме того, КС подчеркнул, что действующее законодательство не исключает отказа уполномоченного органа от обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, если его подача не приведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы.

Так, Постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г.

№ 257 не может расцениваться как обязывающее уполномоченный орган обращаться с таким заявлением в любом случае, то есть даже когда очевидно, что имущества должника недостаточно для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на положительный экономический эффект, имея в виду, что возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства при недостаточном имуществе должника.

При этом Конституционный Суд отметил, что в оценке достаточности имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве как на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела должны участвовать не только заявитель, но также арбитражный суд и управляющий. Это препятствует возникновению убытков, в том числе из бюджета РФ.

Соответственно, возложение этих убытков в полном объеме только на руководителя должника, если они возникли в результате ненадлежащих действий (бездействия) других лиц, не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств дела невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа возникли в результате лишь противоправного поведения руководителя организации-банкрота, которое выразилось в неподаче им заявления о признании должника банкротом.

Иное истолкование вышеуказанных норм не согласуется с Конституцией.

Таким образом, Конституционный Суд отказался признавать оспариваемые нормы неконституционными, но при этом распорядился пересмотреть судебные решения, вынесенные по делу Виктора Нужина.

Адвокат МКА «Железников и партнеры» Вячеслав Голенев полагает, что КС, по сути, применил в рассматриваемом деле аналогичный подход, отраженный в Постановлении КС РФ № 39-П от 8 декабря 2017 г., о котором ранее писала «АГ».

КС РФ указал причины недопустимости двойного взыскания налоговых недоимок Конституционный Суд опубликовал постановление по делу о проверке конституционности взыскания с граждан налоговых недоимок по обязательствам юридических лиц

«Вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, но не штрафов – пояснил эксперт. – Хотя ВС РФ в своем Определении № 301-ЭС17-20419 от 11 мая 2018 г.

по делу № А43-15211/2014 высказывал позицию о том, что и налоговые штрафы подлежат взысканию в качестве убытков, с этим согласиться сложно – недопустимо возложение ответственности за должника на руководителя в виде возмещения сумм ущерба в части налогового штрафа, назначаемого именно в адрес организации, о чем уже говорил КС РФ».

«Привлечение к ответственности в виде убытков в связи лишь только с самим фактом замещения должности руководителя явно не отвечает требованиям Конституции РФ и закона, хотя бы даже в части нарушения судами общей юрисдикции по делу заявителя порядка определения обстоятельств, подлежащих доказыванию», – отметил Вячеслав Голенев. По его мнению, КС РФ верно ориентирует правоприменителя на оценку экономической целесообразности обращения в суд с заявлением о банкротстве должника и несения соответствующих расходов за счет бюджета.

Суд определил взыскать с бухгалтера-пенсионерки свыше 5 млн руб. убытка за налоговую недоимкуРанее КС РФ, рассмотрев жалобу женщины, указал на недопустимость взыскания с физлиц недоимок по обязательствам организаций и постановил пересмотреть ее дело

В то же время эксперт скептически отнесся к тому, что выработанные КС подходы реализуются на практике: «Необходимо напомнить, что по делу, ранее рассмотренному КС РФ, арбитражный суд вновь привлек Галину Ахмадееву к ответственности за долги компании, хотя она была лишь бухгалтером-аутсорсером. Соответствующее Постановление Конституционного Суда не смогло ее защитить в полной мере».

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский считает, что постановление вынесено в связи с тем, что существуют явные правоприменительные проблемы при толковании оспариваемых норм, которые сами по себе вполне разумны и справедливы.

«На первый взгляд, ни один из выводов Конституционного Суда не нов: безусловно (и до этого должно было быть очевидным), что вина – необходимое условие для наступления ответственности.

Также не оригинальна позиция, по которой действия потерпевшего, сами явившиеся предпосылкой возникновения убытков, могут исключать их взыскание с другого лица, чьи действия также послужили одним из элементов причинной связи. Впрочем, подобное умозаключение уже достаточно сложно, потому представляется позитивным обоснование такой позиции именно КС», – полагает адвокат.

При этом эксперт положительно оценил то, что в постановлении Суд подробно разъяснил границу между имущественной ответственностью руководителя и обязательствами возглавляемого им юрлица, которая является наиболее зыбкой в стадии банкротства: «Это должно несколько уменьшить тенденцию к неоправданно расширенному использованию института ответственности контролирующих должника лиц».

Когда собственники и директора должны оплачивать налоговые долги своей компании: разъяснения Конституционного суда

Под конец 2017 года Конституционный суд принял знаковое решение, которое должно несколько ограничить налоговиков в попытках взыскать налоговые долги компаний с их руководителей и учредителей (постановление от 08.

12.2017 № 39-П). Теперь на генерального директора и других первых лиц компании нельзя будет просто переложить долг юридического лица перед бюджетом. Кроме того, нельзя будет взыскать штраф за налоговые нарушения компании.

Судьи обозначили случаи, когда взыскание недоимок по налогам и сборам возможно с «физиков». Однако сделали это с такой оговоркой, что восторженно говорить о положительных последствиях решения суда преждевременно.

Средства массовой информации растиражировали новость о том, что решение Конституционного суда поменяет практику в лучшую сторону. Давайте разбираться, кто ответит за налоговые недоимки после выхода решения КС РФ № 39-П.

Взыскание недоимок по налогам, пеней и штрафов с «физиков» решил остановить… главбух

История началась с проверки ООО «Темп» в 2014 году. Налоговики посчитали, что компания незаконно применяла спецрежим (ЕНВД), и доначислили ей налоги.

Бухгалтер Галина Ахмадеева вела в этой компании учет по гражданско-правовому договору, но именно ее сделали виновницей «уклонения», завели на нее уголовное дело, которое позже было завершено по не реабилитирующим основаниям (закрыто по амнистии), т.е. приговор вынесен не был.

Позже налоговики приняли решение о взыскании недоимки по налогу с главбуха и обратились с гражданским иском в суд. В нем они потребовали взыскать 3 млн руб. ущерба, нанесенного бюджету, лично с главбуха. Причем компания, по которой была недоимка, продолжала существовать, ее никто не ликвидировал и по сути она сама должна была погасить задолженность.

Галина Ахмадеева обратилась в Конституционный суд с жалобой на нормы Гражданского, Налогового и Уголовно-Процессуального кодекса, которые позволяют судам по искам налоговиков взыскивать с физлиц, привлеченных к ответственности по «налоговым» статьям Уголовного кодекса, вред, причиненный государству неуплатой налогов не лично ими, а компаниями, в которых они работали.

Также неконституционными предлагалось признать положения законов, которые в силу неопределенности понятия «вреда» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом – руководителем компании, главбухом и др. Где она – фискальная справедливость?

Читайте также:  Бухсчет 86 в 2022 году. Субсчета и типовые проводки

Что сказал Конституционный суд?

Конституционный суд огласил свое решение 8 декабря 2017 года. Главная мысль следующая: компании совершают налоговые «деяния» через физических лиц – как правило, руководителя и главного бухгалтера.

Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, эти должностные лица совершают налоговое правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность.

При этом лица, чьи действия привели к неуплате налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб. Единственное «но» – с «физиков» нельзя взыскивать штрафы, наложенные на компанию, а основную сумму налогового долга – пожалуйста.

  • Важно!
  • Выдержка из постановления КС РФ 39-П
  • При определении размера ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства дела.

Вместе с тем взыскание недоимки с гендиректора или главбуха возможно только в двух случаях:

  1. После внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности компании, т.е. если компания ликвидирована.

  2. После признания компании фактически недействующей.

То есть если раньше компания не платила недоимку или же сами налоговики полагали, что она не в состоянии расплатиться (например, у нее нет или недостаточно активов) и они не смогут взыскать с нее долг, налоговики обращались в суд с гражданским иском, чтобы взыскать эти деньги с руководителя. Теперь такой номер не пройдет – надо, чтобы компания обанкротилась, либо была ликвидирована.

Если же компания продолжает работать, в нее поступает хоть какая-то выручка, за счет которой можно будет гасить недоимку, у налоговиков уже не будет достаточных оснований для того, чтобы с руководителя компании взыскивать налоговые недоимки (ответственность по уплате долга останется за компанией). Это явное ограничение для того, чтобы ИФНС предъявляла иски должностным лицам, и очень важный положительный момент в решении 39-П.

Важно!

Если когда-то компания по ошибке или по каким-то иным причинам выбрала не ту систему налогообложения, в результате чего недоплатила какой-то налог в каких-то годах, и налоговая насчитала ей недоимку (при этом компания продолжает работать по той системе, которую ей «назначила» ИФНС), на компании «висит» налоговый долг, но у нее на данный момент есть более важные траты. В данном случае ИФНС не может прийти к гендиректору и сказать: «Продавай квартиру и погашай!».

Итак, Конституционный суд четко выразил свою мысль инспекторам: должен быть приоритет: сначала используйте всевозможные способы взыскания долгов с юрлица, а потом уже идите к физлицу.

Таким образом, директор и другие должностные лица отвечают по налоговым долгам своей компании, только если сама организация уже не работает и не может заплатить налоговую недоимку (возместить ущерб, причиненный бюджету).

Ложка дегтя или Когда руководитель отвечает по налогам

Итак, Конституционный суд четко сказал: непосредственные руководители отвечают по налоговым недоимкам своей компании только в том случае, если она уже прекратила свою работу.

Но затем судьи сделали пикантную оговорку, которая фактически сводит на нет позитивное «послевкусие» этого утверждения: такое ограничение не действует, когда компания выступает лишь прикрытием для действий физлица.

То есть если «физик» руководил компанией, которая использовалась для проведения фиктивных сделок, вывода денег и ухода от налогов – все долги «однодневки» лягут на плечи ее учредителя или руководителя.

Важно!

Если юрлицо ликвидировано, признано банкротом, либо, если будет доказано, что это компания служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности. Налоговики вправе обратиться за взысканием долга с «физика» – то есть руководитель и бухгалтер отвечают по налогам.

По нашему мнению, несмотря на решение Конституционного суда, иски все равно будут предъявляться, поскольку суд не обозначил четко ситуации, когда налоги компании можно взыскивать с «физика» – только ликвидация/банкротство. Вместо этого судьи сделали оговорку, которая развязывает руки налоговикам: если налоговые органы усматривают, что это юрлицо – фикция. То есть опять «усмотрение» налоговиков.

Напрашивается вопрос: но кто это будет определять? Налоговики будут подавать исковые заявления в суд, и уже он будет решать – фиктивное юрлицо или нет? Иски все равно будут подаваться «физикам». То есть руководству и учредителям компании.

Самое страшное то, что «фиктивность» – достаточно оценочное суждение. Критерии фиктивности компании нигде не прописаны. И нет закрытого перечня лиц, которые должны отвечать за грехи юрлица. Поэтому в данной интерпретации «попадают» не только главбухи и руководители компании, попадают все.

Абсолютно любой «физик», кто так или иначе получает выгоду. Причем не важно – обогатился он или не обогатился. Просто от того, что он взаимодействовал с компанией, был взаимозависим с ней, либо контролировал ее. Неважно, на депозитах эти деньги лежат или человек реально их тратил на покупку чего-то, куда-то вкладывал.

Достаточно того, что его действия привели к неуплате налогов.

Налоговики могут взыскивать с «физика» долги, даже если нет «уголовного» приговора

Адвокаты Галины Ахмадеевой ссылались на то, что в соответствии с законами о налоговых органах, в соответствии с Налоговым кодексом РФ инспекторам не предоставлено право взыскивать ущерб, нанесенный государству, в рамках гражданского иска (когда уголовное дело не заведено или прекращено, т.е. приговора физлицу не было вынесено). На что Конституционный суд сказал: есть такое право, налоговики могут это делать, если компания ликвидирована, признана банкротом, либо, если будет доказано, что юрлицо нерабочее, служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности.

ФНС уже выпустила инструкцию по взысканию долгов с «физиков»

Сразу после новогодних каникул и ровно через месяц после вынесения громкого решения Конституционного суда ФНС выпустила подробнейшую инструкцию для нижестоящих налоговых органов по взысканию налоговых долгов, неоплаченных компанией, с «физиков» (письмо от 09.01.2018 № СА-4-18/45@).

Появление такого письма было вполне предсказуемо, но ценные указания ФНС – не очень радостные. Похоже, налоговая служба решила по полной отыграться на выгодных для себя моментах решения КС РФ.

В частности, в документе ФНС разъяснила, что:

  • Налоговики вправе подать иск о взыскании вреда с гражданина, виновного в налоговых правонарушениях компании. Такой вред заключается в непоступлении в бюджет неуплаченных налогов и пеней. Нельзя взыскивать с физлица лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов. Однако штрафы можно взыскивать с физлица в качестве убытков в пользу компании-должника.
  • Личное обогащение гражданина за счет неуплаченных компанией налогов, инспекторы могут демонстрировать косвенными доказательствами. К примеру, признаками улучшения благосостояния его родственников.
  • Невозможность взыскания имеется не только в случае возвращения исполнительного листа, прекращения дела о банкротстве и т.п., но и путем анализа налоговиками финансово-хозяйственного состояния организации. Т.е. достаточно заключения самой инспекции.
  • Невозможность взыскивать вред с компании подтверждается не только возвращением исполнительного листа, прекращением дела о банкротстве или исключением компании из ЕГРЮЛ, но и путем анализа налоговым органом финансово-хозяйственного состояния юрлица.
  • Если у налоговиков недостаточно доказательств, чтобы взыскать долги компании с других лиц, то она может на это обстоятельство лишь указать, а доказывать не обязана. То есть «физик», с которого ИФНС пытается получить деньги, должен сам доказать, что для взыскания долга с компании у налогового органа есть все ресурсы и возможности.
  • Отдельно ФНС отмечает, что в решении 39-П отсутствуют правовые позиции о возможности взыскания с «физиков», если не было уголовного дела, но не указывает, что взыскивать в таких случаях «вред» с физика нельзя. Таким образом, эта возможность отдается на откуп налоговикам и судам на местах.

***

Таким образом, нельзя слишком радужно оценивать декабрьское решение КС РФ.

  • Нельзя сказать, что КС РФ разрешает взыскивать с директора только в тех ситуациях, когда фирма ликвидирована или фактически не работает. Еще одна причина для взыскания – «организация-налогоплательщик служит лишь прикрытием для действий контролирующего ее физического лица» – сформулирована слишком широко, оставляя ИФНС возможность по-прежнему обращать иски к руководителям компаний.

Допустим, в суде будет доказано, что руководитель контролирует оформление расходных документов (нормальная ситуация для небольшой компании), распоряжался об оформлении фиктивных счетов-фактур (основание – показания бухгалтера, печати, найденные в офисе руководителя и т.д.), выводил возмещаемый НДС на счета однодневок и пр. В подобной ситуации будет сложно опровергнуть «прикрывающую» функцию самой организации. Вот вам и взыскание с директора.

  • Формулировку КС РФ о том, что с физиков можно получить долги «фактически недействующей» компании – тоже не мешало бы раскрыть. Для примера: компания не работает, но сдает отчетность – является ли она фактически недействующей?
  • Конституционный суд не запрещает налоговикам доказывать, что выручка проверенной организации ушла иному зависимому лицу, с которого и надо взыскать налоги.

Так что небольшой «подарок» КС РФ сделал: взыскать налоги с директора все-таки будет сложнее. Но по-прежнему возможно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector