ВС определил признаки искусственной задолженности

ВС определил признаки искусственной задолженности 2021-04-27 Белобрагина Людмила Владимировна Рубрика: Статьи

В судебной практике достаточно часто встречаются такие случаи, когда должник, предвидя свою неплатежеспособность, пытается заключить (и заключает) сделку, направленную на создание искусственной задолженности для последующего банкротства. Однако, в соответствии с действующим законодательством (ст. 170 ГК РФ), суды такие сделки признают ничтожными, даже в том случае, если все оформлено безупречно.

Очевидно, что такая мнимая сделка для создания искусственной задолженности, осуществляется только для вида, на бумаге. Но потенциальные нарушители закона, стараясь выжать максимум, подходят к исполнению задуманного с максимальной скрупулезностью. Они всеми силами пытаются придать бумажному соглашению видимость легальности и прикладывают к материалам дела массу подтверждающих документов.

На самом деле, стороны, заключившие такую сделку, не придают контракту никакого юридического значения.

Тонкости законодательства

Несмотря на нормы действующего законодательства, отвергающие создание искусственной задолженности путем заключения мнимых сделок, ранее судебная практика была крайне неэффективна.

Подтверждал это и Верховный суд. Тем не менее, активизация достаточно большой группы банкротящихся предпринимателей, в этом направлении привела к возрождению практики применения п.1 ст.

170 Гражданского кодекса.

Как можно распознать признаки мнимой сделки

На практике, это непросто. Необходимо обладать достаточными навыками и определенным опытом, умением увидеть определенные характерные черты, например:

  • Стороны, создающие искусственную задолженность, как правило, скрупулезно следуют букве закона. Все документы, которые они оформляют, безупречны.
  • А вот на практике, все пункты такого соглашения практически не соблюдаются (или соблюдаются только частично).
  • Стороны вступают в сговор, оформляют массу фиктивных документов.
  • Фактические цели участников сделки не совпадают с заявленными или неправомерны.

Также по ряду критериев можно точно определить мнимость сделки:

  • наличие родственных связей между участниками Общества и бенефициарами;
  • совпадение юр. адресов;
  • полное отсутствие каких-либо практических действий по реализации условий заключенной сделки и т.п.

В ряде случаев стороны заключают неправомерное соглашение (притворная сделка), чтобы скрыть другой договор, являющийся неправомерным. Именно он может и должен быть оспорен.

Здесь также можно выделить целый ряд признаков притворной сделки. Главное обладать достаточными навыками, позволяющими хорошо и быстро разбираться во всех подобных ситуациях.

Принимаем верное решение

Очевидно, что самостоятельно выявить мнимую сделку, заключенную с целью создания искусственной задолженности, практически невозможно. Лучший выбор в данном случае воспользоваться услугами профессионалов. При малейшем подозрении рекомендуем обращаться в нашу компанию DIVIUS Law&Consulting, оказывающую юридические и оценочные услуги.

Опытные юристы проведут проверку заключенной сделки на предмет ее соответствия действующим нормам законодательства, помогут своим клиентам отстоять права и интересы.

Вся деятельность компании Дивиус Право и Консалтинг осуществляется строго в рамках правового поля.

Новости и статьи от DIVIUS Law&Consulting, которые могут быть Вам интересны:

Разрешение споров по банкротству

  • ВС определил признаки искусственной задолженности

Судебное оспаривание кадастровой стоимости земельного участка

  1. ВС определил признаки искусственной задолженности

Правовое положение лиц при банкротстве супруга

ВС определил признаки искусственной задолженности

Искусственная задолженность и формальные признаки банкротства

В делах о банкротстве важно уделять внимание самым незначительным деталям. Разбираем различные нюансы процедуры банкротства на реальных кейсах.

Нарушение должником сроков опубликования сведений о предстоящем банкротстве Определение ВС РФ от 18.07.2018 №308-ЭС18-3917

Суть дела

Должник подал заявление в суд без публикации в ЕФРСДЮЛ. Первая инстанция оставила заявление без движения из-за нарушения, но компания попросила предоставить дополнительный срок для устранения ошибки.

Суд ответил одобрением, и сделав нужную публикацию должник сдал заявление с сопроводительным письмом. Суд учел устраненные замечания и принял заявление к производству.

Основной кредитор также одновременно подал заявление о банкротстве должника и не согласился с действиями суда.

Теория/разъяснения

Иногда должники очень торопятся первыми подать заявление о банкротстве, забывая о том, что закон требует предварительной публикации сведений в ЕФРСДЮЛ. Связана такая спешка часто с действиями основного кредитора, который собирается просуживать долг, либо с налоговой службой, которая начинает проверку.

Итог дела

Арбитражные суды нижестоящих инстанций оставили определение без изменения и не удовлетворили жалобы кредиторов. В результате дело дошло дошел до Верховного суда, который отменил судебные акты.

Позиция ВС РФ

Суд указал, что в подобном случае, нижестоящие суды не должны были принимать к рассмотрению заявление компании-должника. Если должник подает заявление о банкротстве и не прикладывает обязательное для опубликования уведомление, то суд оставляет его без движения, а к моменту окончания срока должен это заявление вернуть.

Мнение эксперта

Принятие судом заявления от должника в такой ситуации создает особые условия для компании. В Законе о банкротстве указано, что арбитражный суд выбирает случайное СРО для должника, который подал заявление. На практике в региональных судах компании часто сами сразу указывают конкретное СРО.

Возможно, у должника есть определенные договоренности и складывается ситуация, которая угрожает интересам кредиторов, то есть фактически открывает пути для мошеннических схем.

Теперь с положительной практикой ВС РФ по этому случаю и установленными правилами для нижестоящих судов, применение такой схемы станет затруднительно.

Формальные признаки в делах о банкротстве. Определение ВС РФ от 29.03.2018 №307-ЭС17-18665

Суть дела

Судом было принято требование компании-кредитора на сумму в 9 миллионов рублей. К моменту рассмотрения заявления должник погасил сумму до порога чуть менее 300 тысяч рублей, и рассмотрение заявления было отложено.

Подобным образом должник поступил еще с несколькими кредиторами после их обращения в суды. Один из кредиторов был не согласен с оставлением заявления без движения и обратился в Верховный Суд после кассации и апелляции.

Теория/разъяснения

Есть признаки банкротства, но не совсем понятно на практике, как именно учитывать сумму долга? В этом примере должник лишал суды возможности признать требования обоснованными. Сумма долга снижалась, например, до 298 000, и суд учитывал формальный признак, который позволял отказать в начале процедуры наблюдения.

Итог дела

Один из кредиторов компании обратился в Верховный Суд, который указал, что судам первой инстанции необходимо рассмотреть все требования кредиторов в совокупности.

Суд пояснил, что нужно оценить последовательные действия должника по погашению требований, так как стремление погасить долги только до порогового значения, явно свидетельствуют о затруднении с ликвидностью активов компании.

Мнение эксперта

Само по себе погашение требований кредитора является признанием долга перед кредитором. Подобный же подход действует в случае, если должник выкупает требования, заключая мировое соглашение с кредитором.

Логично предположить, что должник подобными действиями затягивает процесс.

И в такой ситуации важно вовремя ввести процедуру банкротства, чтобы лишить компанию возможности осуществлять сделки по выводу активов без согласия временного управляющего.

Создание искусственной задолженности

Определение ВС РФ от 11.09.2018 №301-ЭС17-4784

Суть дела

Кредитор подал иск о взыскании текущих платежей по договору хранения. Суд первой инстанции удовлетворил требования, хотя конкурсный управляющий должника возражал.

Должник перед процедурой банкротства заключил договор поставки на крупный рогатый скот. В последующем он расторг договор, но поставщик скот не забрал. И должник решил сдать поголовье на ответственное хранение.

У компании пошли текущие платежи. 

Получилось так, что часть платежей по договору хранения относилась к реестровым требованиям, а вторая часть – к текущим платежам. Кредитор решил взыскивать текущую задолженность, чтобы встать в реестр требований. Но конкурсный управляющий возражал, указывая на то, что договор обладает признаками мнимости.

Теория/разъяснения

Создание искусственной задолженности и включение ее в реестр лишает добросовестных кредиторов возможности получить денежные средства.

Итог дела

Суд первой инстанции не прислушался к мнению конкурсного управляющего. После нескольких этапов обжалования дело поступило в Верховный Суд. Он отменил все судебные акты и отправил дело на повторное рассмотрение.

Позиция ВС РФ

Суд отметил, что для предотвращения необоснованных требований должнику и нарушений прав кредиторов к доказыванию обязательств, связанных с возникновением задолженности, предъявляются повышенные требования. Это актуально и для требований по текущим обязательствам.

Установление наличия внутригрупповых отношений между сторонами сделки позволяет дать надлежащую оценку добросовестности действий должника и кредитора. В данном случае достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга.

При наличии убедительных выводов и доказательств невозможности хранения бремя доказывания обратного возлагается на истца и ответчика.

ВС определил признаки искусственной задолженности

Также рекомендую прочитать эту статью

Как происходит взыскание дебиторской задолженности – 7 основных этапов

О чем статья? О дебиторской задолженности, ее видах, мерах снижения риска ее возникновения, методах и алгоритме взыскания. Кому и чем будет полезна??

Продолжить чтение

Мнение эксперта

Повышение стандарта доказывания при включении аффилированного кредитора – обязательный процесс. Суд должен вникать в детали обособленного спора, рассматривать именно экономическую составляющую и фактические обстоятельства дела, а не только руководствоваться исключительно формальными основаниями.

У вас остались вопросы по процедуре банкротства? Запишитесь на бесплатную консультацию у экспертов прямо сейчас.

Пройдите опрос по вероятности привлечения к СО

Вс указал, как определять момент наступления признаков неплатежеспособности поручителя

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 304-ЭС21-9960 по делу № А67-1997/2019 об оспаривании сделки дарения квартиры, совершенной за два с половиной года до введения процедуры банкротства физлица-дарителя.

В октябре 2016 г. Елена Хайкис подарила трехкомнатную квартиру своей матери Надежде Огневой. Другие близкие родственники также получили в дар от женщины ряд недвижимых объектов в 2016–2017 гг. В апреле 2019 г.

арбитражный суд возбудил процедуру банкротства в отношении Елены Хайкис, позднее финансовый управляющий обратился в суд для оспаривания договора дарения квартиры в пользу матери.

Он указал, что эта безвозмездная сделка была совершена в трехлетний период подозрительности и направлена на причинение вреда имущественным правам кредиторов.

В ходе судебного разбирательства Елена Хайкис сообщила суду, что целью отчуждения имущества в пользу ее матери являлось не причинение вреда имущественным правам кредиторов, а обеспечение имущественных интересов ребенка на случай ее смерти. Однако она не смогла пояснить, как при выбытии имущества из семьи обеспечиваются интересы ребенка.

Читайте также:  Определены коэффициенты-дефляторы для ПСН, подоходного налога, торгового сбора

Суд удовлетворил заявление финансового управляющего, признав спорный договор недействительным, и вернул квартиру в конкурсную массу должника. Впоследствии апелляция поддержала определение первой инстанции.

Суды посчитали, что на момент дарения квартиры Елена Хайкис уже отвечала признаку недостаточности имущества, а интересы ребенка на случай смерти должника могли быть обеспечены изъявлением воли не в договоре дарения, а в завещании.

Обе инстанции отметили, что женщина владела мажоритарными долями участия в уставных капиталах ООО «Счастье есть», «Радуга чудес» и «Розница-Маркет».

Однако стоимость этих долей, отраженная в отчете оценщика, выполненном по заказу представителя должника, была признана судами недостоверной, поскольку анализ финансового состояния подконтрольных ей обществ свидетельствовал о негативных тенденциях их развития с 2015 г. Так, балансы обществ не отражали реальное положение дел, а сами ООО на момент совершения оспариваемой сделки не могли осуществлять хозяйственную деятельность без привлечения кредитных средств. Впоследствии все они были признаны банкротами, поэтому Елена Хайкис, под чьим контролем находились упомянутые организации, не могла не знать об их фактическом имущественном положении.

Кроме того, пояснили суды, на момент передачи имущества в дар ПАО «Сбербанк» уже являлось кредитором Елены Хайкис по кредитным обязательствам подконтрольного ей ООО «Счастье есть», поручителем которого она являлась.

Требования банка к должнику превышали 29 млн руб., эта задолженность была погашена за счет кредитных средств, предоставленных тем же банком в рамках новой кредитной линии, открытой также под поручительство Елены Хайкис.

В свою очередь, окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении требования финансового управляющего. Кассация сочла, что на момент дарения должник не отвечала признаку недостаточности имущества и не имела таких обязательств перед Сбербанком, которые не были бы впоследствии погашены.

В связи с этим Сбербанк обжаловал постановление окружного суда в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила со ссылкой на п. 2 ст. 61.

2 Закона о банкротстве, что для признания недействительным подозрительного договора, заключенного за три года до принятия заявления о признании должника банкротом, необходима совокупность обстоятельств: причинение вреда имущественным правам кредиторов вследствие совершения сделки, наличие у должника цели причинения вреда и осведомленность другой стороны сделки об этой противоправной цели на момент заключения договора (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Закона о банкротстве).

В рассматриваемом случае, отметил ВС, первая инстанция и апелляция надлежащим образом проверили возражения Елены Хайкис по поводу того, что сделка не причинила вред кредиторам, и обоснованно отвергли ее доводы.

Получение Хайкис заемных средств от Сбербанка для погашения обязательств подконтрольного ей общества фактически представляло перекредитование, которое не привело к реальному погашению долгов перед банком, так как его требования включены в реестр и остаются неисполненными.

«С учетом того, что Елена Хайкис в ситуации недостаточности имущества для расчетов с кредиторами подарила квартиру своей матери, то есть передала право собственности на недвижимость безвозмездно заинтересованному лицу, суды пришли к выводу о совершении сделки в целях причинения вреда кредиторам, признав Надежду Огневу лицом, осведомленным о противоправной цели заключения договора.

Суд округа, не опровергая доказательства, оцененные нижестоящими судами, отменил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и отказал в удовлетворении заявления, сочтя, что на момент дарения Елена Хайкис не отвечала признаку недостаточности имущества и не имела таких обязательств перед Сбербанком, которые не были бы впоследствии погашены», – отмечено в определении Суда.

Таким образом, отметил ВС, окружной суд принял постановление на основании обстоятельств, не соответствующих тем, что были установлены судами первой и апелляционной инстанций, чем нарушил требования ст. 286 АПК РФ. В связи с этим Суд отменил постановление окружного суда, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Младший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Екатерина Тульская отметила, что определение является очередным примером так называемой подразумеваемой позиции высшей судебной инстанции. «То есть в судебном акте Экономическая коллегия ВС РФ не формулирует четко и недвусмысленно позицию.

Это дает возможность нижестоящим судам вольно толковать изложенный подход.

На этот раз позиция высшей судебной инстанции касается вопроса о моменте возникновения обязанности из договора поручительства с целью определения момента наступления признаков недостаточности имущества и неплатежеспособности поручителя», – полагает она.

По словам эксперта, наличие признака недостаточности имущества вместе с заинтересованностью сторон, в частности отношениями родства, и безвозмездным характером договора дарения являются обстоятельствами, которые составляют состав недействительности, предусмотренный ст. 61.2 Закона о банкротстве (сделка, совершенная с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов), и позволяют сделать вывод о том, что имел место вывод активов в ситуации, предшествующей взысканию по договору поручительства.

«При этом если заинтересованность сторон и безвозмездный характер сделки в данном деле не вызывают сомнений, то наличие признака недостаточности имущества на момент заключения договора дарения не так очевидно.

Классической является позиция, в соответствии с которой обязанность поручителя возникает уже в момент заключения договора, однако до момента просрочки основного должника по обеспечиваемому обязательству находится в состоянии “подвешенности”.

В этом смысле просрочка выступает условием права (conditio juris), при наступлении которого наступает обязанность поручителя, и последний должен предоставить исполнение в адрес кредитора.

Вопрос о том, в какой из этих моментов (заключение договора поручительства или просрочка основного должника) на стороне поручителя образуется пассив, при котором можно говорить о наступлении признака недостаточности имущества поручителя, является неоднозначным», – отметила Екатерина Тульская.

По ее словам, с одной стороны, обязанность Елены Хайкис как поручителя, действительно, возникла уже при заключении договора (она была «связана» договором и не могла проигнорировать требование банка о погашении долга), а с другой стороны, помимо того что кредит мог быть погашен и самим обществом – основным должником, банк также мог и не обращаться к Хайкис с требованием об исполнении (и тогда поручительство прекратилось бы по истечении срока действия договора). «В судебной практике нет единообразия в данном вопросе, в ней встречаются одинаково часто обе позиции. В некоторых случаях суды пытаются “усидеть на двух стульях” одновременно, указывая, что на момент совершения сделки поручитель должен был узнать о финансовом состоянии должника и оценить его возможность самостоятельно исполнить обязательство или и вовсе не мог не знать о том, что основной должник допустит просрочку», – пояснила юрист.

Екатерина Тульская добавила, что в рассматриваемом деле ВС РФ определяет момент возникновения долга и, как следствие, возникновение признака недостаточности имущества по моменту заключения договора поручительства. «На мой взгляд, это правильно, поскольку поручительство является способом переложения риска банкротства должника с кредитора на поручителя.

Поручитель уже при заключении договора принимает на себя риск того, что должник не сможет исполнить обязательство.

При этом ключевым в данном определении является вывод Верховного Суда РФ о том, что последующее перекредитование общества-должника в том же банке, обеспеченное другим договором поручительства, также заключенным с Еленой Хайкис, не свидетельствует о реальном погашении задолженности перед банком.

Другими словами, ВС РФ пошел еще дальше и фактически сформулировал позицию, в соответствии с которой при рефинансировании кредита долг на стороне поручителя не прекращается, хотя формально имеют место два отдельных договора поручительства, заключенные в обеспечение исполнения разных кредитных обязательств», – резюмировала юрист.

По ее мнению, такую позицию стоит, безусловно, поддерживать, поскольку она хоть и противоречит букве закона, по которой в момент погашения первого кредита обеспечивающее его поручительство должно было прекратиться, но полностью соответствует его смыслу.

«Если реального погашения задолженности не произошло, то и нет оснований для дифференциации обязательств, обеспечивающих экономически один и тот же долг.

Следование противоположному подходу приведет к тому, что недобросовестные участники будут искусственно смещать момент наступления недостаточности имущества, что в конечном счете приведет к отказу банков рефинансировать кредиты», – подытожила эксперт.

Юрист, исполнительный директор УК «Помощь» Анна Ларина назвала верным вывод Верховного Суда о наличии оснований для оспаривания договора дарения в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. «Компании должника, по кредитам которых она поручалась, показывали негативные тенденции с 2015 г.

Собственник бизнеса понимала высокую вероятность того, что кредиты не будут погашены, а на ее имущество будет обращено взыскание. Отчуждение должником имущества в 2016–2017 гг. в пользу близких родственников – всего было заключено семь договоров дарения – очевидно было продиктовано ее желанием сохранить свои активы.

Более того, сама должник не скрывала этого, сообщив в суде первой инстанции, что целью заключения договора дарения квартиры с матерью являлось обеспечение имущественных интересов ребенка на случай ее смерти.

Правда, пояснить суду, каким образом выбытие имущества из семьи обеспечит интересы ребенка и почему для этого недостаточно завещания, должник не смогла. Первая и апелляционная инстанции подробно проанализировали все возражения должника, указав на их необоснованность», – пояснила она.

По словам эксперта, осталось неясным, почему при довольно стандартной фабуле дела кассационная инстанция проигнорировала выводы нижестоящих судов, но Верховный Суд исправил эту ошибку.

Читайте также:  Где отдохнуть быстро, дешево и интересно (6 идей)

Мораторий на банкротство в 2022 году: что это и как работает

В 2022 году правительство вновь ввело мораторий на банкротство граждан, юридических лиц и предпринимателей. Срок действия моратория — с 1 апреля по 1 октября 2022 года. Но что означает этот мораторий, как он работает? В этом и разберемся.

Подобная информация о моратории на банкротство в 2022 году. На кого он распространяется, зачем вообще введен. И могут ли граждане сейчас направлять заявления в Арбитражные суды на собственное банкротство. Во всем разбирается Бробанк.ру.

Для чего введен мораторий на возбуждение дел о банкротств

В 2020 году правительством уже принималась подобная мера. Это был острый период пандемии, когда предприятия закрывались, бизнес простаивал, а люди массово теряли работу и привычный уровень дохода.

В качестве поддержки юридических лиц, ИП и граждан правительство приняло решение ввести в России мораторий на банкротство. В течение срока его действия кредиторы не могут подавать заявления на банкротство своих должников.

Эта мера защиты граждан и бизнеса, которая помогает им выстоять в непростой ситуации. У них есть время, чтобы восстановиться, повысить уровень платежеспособности, войти в колею и начать как и прежде платить по счетам.

Первое постановление Правительства мораторий на банкротство действовало до 31 декабря 2020 года. Текущая версия актуальна до 1 октября 2022 года.

Что значит мораторий на банкротство простыми словами

Кредиторы в лице банков, микрофинансовых организаций, налоговой службы и других структур вправе самостоятельно подавать заявления о банкротстве должников, если сумма долга превысила 500000 рублей, а просрочка составляет больше 3 месяцев.

На практике чаще всего подача заявления кредитором встречалась в сфере бизнеса. Например, когда поставщик отпускал товар, а фирма-покупатель не спешит расплачиваться по счетам. В отношении физических лиц кредиторы редко инициировали дело самостоятельно, чаще сами россияне обращались в Арбитражные суды, чтобы списать свои долги.

Мораторий на банкротство по постановлению правительства РФ в 2022 году означает, что кредиторы до окончания срока ограничения не смогут инициировать дела о несостоятельности. Но у должников такое право остается.

Компания, ИП или гражданин могут не переживать, что кредитор инициирует банкротство. Он этого сделать не сможет. Но у самого должника остается право подавать заявления. Физические лица проводят процедуру в стандартном режиме. Фирмы предварительно должны сообщить об отказе от моратория на банкротство.

Постановление о моратории на банкротство от 2022 года №497 было создано 28 марта 2022 года. Его основные тезисы:

  • вводится мораторий на возбуждение дел о банкротстве в отношении граждан, ИП и юридических лиц;
  • исключения — застройщики многоквартирных домов, включенные в реестр проблемных объектов;
  • постановление действует 6 месяцев после его опубликования, с 1 апреля 2022 года.

Законодательно мораторий на возбуждение дел о банкротстве регулирует Статья 9.1 ФЗ-127 О несостоятельности. Там сообщается о том, что правительство РФ в любой момент правомочно ввести мораторий при существенном изменении курса рубля и при других экономических катаклизмах.

Важные нормы ФЗ-127 ст 9.1:

  • лицо, в отношении которого действует мораторий, вправе отказаться от него, внеся соответствующие сведения о Единый реестр сведений о банкротствах. После оно может инициировать дело о собственной несостоятельности. В данный момент речь об ИП и юридических лицах;
  • мораторий на заявление о банкротстве может быть продлен правительством, если на то есть основания;
  • поданные после введения моратория заявления кредиторов не подлежат рассмотрению Арбитражным судом. Если дело уже было заведено, но не дошло до финала, оно также не будет рассматриваться в установленный период;
  • во время действия моратория запрещается обращение взыскания не имущество должника, приостанавливаются исполнительные производства. Но важный момент — аресты на снимаются.

Если компания принимает решение отказаться от моратория, она может внести соответствующее заявление в Единый реестр через нотариуса. После она может сама инициировать свое банкротство.

Запрет на имущественное взыскание

Это крайне важный момент для должников, долги которых привели к возможной конфискации и реализации имущества, как заложенного, так и нет. На время действия моратория изъятие запрещается.

Исполнительное производство по имущественным делам приостанавливается до окончания срока действия моратория. А если срок будет продлен Правительством, то приостановление также продолжит действие.

Это большой плюс для ипотечных заемщиков, которые попали в непростую ситуацию. Пока действует ограничение, они не лишатся заложенного дома или квартиры. Даже если дело уж идет, если недвижимость выставлена на торги, все приостанавливается.

Запрет на взыскание по исполнительным листам

Еще один крайне важный момент — на время действия моратория исполнительные дела приостанавливаются. Это значит, что приставы не смогут изымать деньги со счетов должников.

Они могут накладывать аресты на имущество, делать опись, но банки не могут изымать средства со счетов согласно исполнительным листам приставов или судов.

Об этом говорит Разъяснение Верховного суда по мораторию на банкротство.

И также крайне важный момент — пока действует мораторий, кредиторы не могут применять финансовые санкции за просрочку. Но тут есть еще один важный момент — Верховный суд сообщает, что если должник намеренно совершает просрочку без веских не то оснований, то кредитор вправе обратиться в суд и получить положенные штрафы полностью или частично.

При этом проценты по кредитным договорам начисляются в прежнем объеме согласно прописанным условиям.

Если по каким-то причинам во время действия моратория банк выполнил взыскание на основании исполнительного листа, или банк начислил штраф и требует его уплаты, должник может обратиться с заявлением в прокуратуру или подавать жалобу старшему приставу.

Можно ли сейчас подавать на банкротство

Мораторий на банкротство физических лиц от 2022 года не запрещает гражданам самостоятельно обращаться в Арбитражные суды. Если суммарно ваш долг превышает 500000 рублей, вы можете самостоятельно или при помощи юридической фирмы обратиться в суд и пройти процедуру несостоятельности согласно ФЗ-127.

Если по итогу будет принято решение признать гражданина банкротом, то после изъятия имущества (если есть доступное для взыскания) гражданин признается несостоятельным, долги списываются.

Мораторий на банкротство 2022 года для юридических лиц также позволяет им инициировать собственную несостоятельность. Но предварительно фирма должна оформить отказ от моратория и внести его в Реестр банкротств.

Если же дело о несостоятельности уже заведено кредитором, оно приостанавливается на установленный законом срок. Но если дело было инициировано самим должником, оно будет продолжено.

Частые вопросы

Что такое мораторий на банкротство простыми словами? Если рассматривать, что означает это ограничение, то можно просто сказать, что в отношении фирм и физических лиц кредиторы больше не могут возбуждать дела о банкротстве. Когда в России вводится мораторий на банкротство? Он уже действует с 1 апреля 2022 года.

Пока что срок его действия установлен до 1 октября 2022 года. При необходимости, если экономическая ситуация в стране мало изменится, мораторий будет продлен.

Может ли пристав списывать деньги со счетов? Во время действия моратория согласно Разъяснению Верховного суда банки не могут проводить списания со счетов по исполнительным листам приставов и судов. Что значит введение моратория на банкротство для ипотечных заемщиков? На время действия ограничения запрещены имущественные взыскания.

Это значит, что в случае просрочки заемщик не лишается квартиры. Даже если уже объявлены торги, они приостанавливаются. У заемщика есть срок, чтобы исправить положение дел и сохранить недвижимость. Будут ли банки начислять проценты по кредитам на время моратория? Да, проценты будут начисляться в стандартном режиме в размере, указанном в договоре.

Запрет касается только пеней за просрочку. Об авторе

Ирина Русанова — высшее образование в Международном Восточно-Европейском Университете по направлению «Банковское дело». С отличием окончила Российский экономический институт имени Г.В. Плеханова по профилю «Финансы и кредит». Десятилетний опыт работы в ведущих банках России: Альфа-Банк, Ренессанс Кредит, Хоум Кредит Банк, Дельта Кредит, АТБ, Связной (закрылся). Является аналитиком и экспертом сервиса Бробанк по банковской деятельности и финансовой стабильности. rusanova@brobank.ru

Эта статья полезная? Помогите нам узнать насколько эта статья помогла вам. Если чего-то не хватает или информация не точная, пожалуйста, сообщите об этом ниже в х или напишите нам на почту admin@brobank.ru.

Обращение взыскания на имущество при несоразмерности долга

Истец ранее взыскал с ответчика 526,6 тыс. руб. в качестве компенсации за убытки, которые тот причин ему из-за ненадлежащего исполнения договора бытового подряда, а также судебные расходы – 50 тыс. руб.

Ответчик не вернул долг в добровольном порядке, тогда судебными приставами в целях принудительного исполнения судебного акта было возбуждено исполнительное производство.

В процессе исполнения решения суда приставами было выявлено имущество должника, а именно несколько земельных участков и нежилые помещения.

Такие меры как запрет на совершение регистрационных действий в отношении этого недвижимого имущества, а также арест имущества приставами не повлияли на должника. Долг был выплачен в незначительной части. Обратившись в суд, взыскатель потребовал произвести обращение взыскания на имущество.

Читайте также:  Образование в норвегии для русских: университеты и стоимость

Суд первой инстанции допустил возможность взыскания в счет долга земельного участка, принадлежащего ответчику. Вместе с тем, отказал в удовлетворении исковых требований в рамках рассматриваемого судебного спора, так как рыночная стоимость собственности превышает сумму задолженности. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменений. Дело дошло до Верховного суда РФ.

В каких случаях все же возможно произвести обращение взыскания на имущество должника

Рассматривая кассационную жалобу взыскателя, Верховный суд отметил ошибки, которые были допущены судами предыдущих инстанций. В частности, не был взят во внимание принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Данный принцип регламентируется п.4, ст.5 ФЗ-229 «Об исполнительном производстве», а разъясняется в п.16 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ №4 (2016). В соответствии с приведенными документами, меры, которые применяются в исполнительном производстве должны быть адекватны требованиям, указанным в исполнительном документе.

В ФЗ-229 также указаны действия, когда для погашения долга происходит обращение взыскания на имущество. Так, в соответствии с ч.1 ст. 69, ФЗ-229 оно может быть реализовано тремя способами: передано взыскателю; изъято; реализовано. В последнем случае процесс может быть добровольным со стороны должника, а может – принудительным.

Обращение взыскания, к которому также относятся денежные средства в рублях или валюте, должно соответствовать размеру задолженности по исполнительному листу. Если должник не обладает данной суммой, приставы имеют право обратить взыскание на имущество, принадлежащее ему.

Если стоимость имущества превышает сумму долга

Высшей инстанцией было отмечено, что согласно ч. 12 ст. 87, ч. 12 ФЗ- 229 нереализованное имущество должника может быть передано взыскателю, при этом цена на данное имущество должна быть ниже на 25% от суммы, указанной в постановлении об оценке имущества, которую проводят приставы.

Истец может оставить имущество себе. Если цена на данное имущество превышает сумму долга, взыскатель может оставить его себе, но при этом выполнить ряд требований.

Первое: выплатить разницу на депозитный счет подразделения судебных приставов. Второе: в течение пяти дней в письменной форме уведомить судебного пристава о решении оставить нереализованное имущество.

Имущество реализуется, средства – взыскателю. Средства, полученные от реализации имущества должника, перечисляются на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Исключения составляют случаи, обозначенные в ФЗ-229. После удовлетворения требований взыскателя, разница возвращается должнику.

О сумме и возможности вернуть средства, должника оповещает судебный пристав в течение трех дней.

Баланс интересов при обращении взыскания на имущество.

Порядок, приведенный в рассматриваемом ФЗ, направлен на удовлетворение интересов обеих сторон, чтобы такое обращение не нарушало баланс интересов прав должника и взыскателя.

Помимо указанных документов принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения регламентирует Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. № 10-П.

Также, в соответствии со ч. 5 ст. 69 ФЗ-229, должник имеет право обозначить имущество, на которое в первую очередь стоит обратить взыскание. Очередность взыскания определяет пристав, учитывая интересы должника.

Нарушения процессуального права в рамках данного спора.

В исковом заявлении, а также в апелляции и кассации, истец указывал, что все предпринятые меры на обращение взыскания не привели к выплате долга в полном объеме, хотя в рамках исполнительного производства и было произведено некоторое взыскание денег приставами, а также движимого имущества, доходов от предпринимательской деятельности и пр., суды проигнорировал данные заявления, не дав им надлежащую оценку.

При таких обстоятельствах Верховный суд признал несостоятельными выводы нижестоящих судов о нарушении принципа соотносимости объёма требований взыскателя и мер принудительного исполнения в случае обращения взыскания на принадлежащий должнику земельный участок, стоимость которого превышает размер имеющейся задолженности

Оценка несоразмерности долга и стоимости имущества, на которое может быть обращено взыскание должна быть произведена с учетом всех обстоятельств дела, в том числе какие меры принудительного исполнения были совершены ранее и имели ли они результат. Также оценки подлежат действия должника, предпринимал ли он действия, направленные на исполнение судебного акта.

Новая позиция Верховного Суда Российской Федерации упростила процесс доказывания в заемных отношениях. — «Косолапов, Гончаров, Бондаренко и партнеры»

В данной статье мы рассмотрим подходы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Для начала немного теории.

В силу статьи 807Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 810Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно статье 60Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, исходя из совокупности вышеприведенных норм, расписка или иной документ, удостоверяющий передачу займодавцем определенной суммы, например, платежное поручение, является допустимым доказательством, подтверждающим реальность договора займа.

Однако не так все просто.

Приведем пример. Кредитор обращается в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований должника. Его требования вытекают из неисполненного обязательства должника по уплате заемного обязательства.

Кредитор является физическое лицо, счетов в банке не имеет и в качестве подтверждения заключенного договора займа, приобщает к требованию договор займа, а так же расписку в получении должником денежных средств.

 

Поскольку производство по делам о несостоятельности подчиняется общим положениям Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации, на него распространяются и общие принципы, в том числе и принцип допустимости доказательств. Однако специфика банкротства, вытекающая специального законодательства, ставит под сомнение возможность свободного применения этого принципа.

Это и продемонстрировал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 года «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Так, в пункте 26 вышеуказанного Постановления суд указал, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

То есть, ВАС РФ даже при наличии письменных доказательств существования долга (расписки, квитанции к приходному кассовому ордеру) посчитал необходимым устанавливать благосостояние кредитора.

Но ведь не всегда займодавец может доказать этот факт, а порой это и просто противоречит его интересам. Парадокс.

Главное, что письменное доказательство передачи денежных средств имеется, договор займа считается заключенным с момента передачи денег, а где их взял займодавец и куда в последующем их потратил заемщик, по мнению автора статьи, правового значения не имеет!

Высказанная ВАС РФ позиция ставила в тупик практикующих юристов, но еще больше она озадачивала кредиторов, которым по непонятным для них причинам, суд, ставя под сомнение реальность займа, отказывал во включении в реестр требований кредиторов.

Примером может послужить Постановление от 28 октября 2014 г. по делу N А65-29257/2013 арбитражного суда Поволжского округа, Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А29-3229/2012 арбитражного суда Волго-Вятского округа, Постановление от 12 января 2015 г. по делу N А74-5056/2013 арбитражного суда Восточно – Сибирского округа.

А теперь приведем точку зрения Верховного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Суть спора.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании долга по договору займа. Ответчик иск не признал, сославшись на безденежность договора займа. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Отменяя решение суда и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции указал на то, что истцом не представлено доказательств наличия у него денежных средств в столь значительном размере.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление апелляционной инстанции и указала, что вывод суда апелляционной инстанции о безденежности договора займа, заключенного между сторонами, основан исключительно на объяснениях самого ответчика, факт заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда также не был установлен.

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (пункты 5 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств, по общему правилу, не имеет значения для разрешения гражданско-правовых споров.

Таким образом, что можно подчерпнуть из вышесказанного? Если Вы или Ваш клиент не может объяснить происхождение своих денежных средств (избегая налогов, получил по сомнительным сделкам), то свои права в суде проще защищать, используя практику ВС РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector