Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов

Антикризисная программа властей может привести к росту дробления бизнеса. Многие компании попытаются злоупотребить правом на господдержку и мимикрируют под малые предприятия, предупреждают опрошенные РБК налоговые консультанты

Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов

Артем Геодакян / ТАСС

Недобросовестные бизнесмены попытаются воспользоваться господдержкой в связи с пандемией коронавируса и подогнать свои предприятия под критерии малого и среднего бизнеса, прогнозируют опрошенные РБК юристы.

Злоупотребление льготами негативно скажется на общем эффекте от поддержки реального малого бизнеса, но двукратное снижение страховых взносов сдержит миграцию экономики в тень и снизит спрос на услуги обнальщиков.

Имитация малого бизнеса

Большинство объявленных правительством антикризисных мер распространяется только на малые и средние предприятия (МСП).

Для них перенесли сроки уплаты налогов, кредитных и арендных платежей, расширили возможности кредитования.

Существенной поддержкой стало двукратное снижение страховых взносов с 30 до 15%, которое высвободит для бизнеса 285 млрд руб. в 2020 году. Льгота введена бессрочно, а не на несколько месяцев.

Пониженная ставка распространяется только на зарплаты выше минимального размера оплаты труда (в 2020 году — 12,13 тыс. руб.). Предполагается, что льгота сдержит рост увольнений и снижение зарплат. Но воспользоваться ею смогут только предприятия МСП, которых насчитывается почти 6 млн.

Есть риск, что некоторые компании мимикрируют под малый и средний бизнес, чтобы получить новые льготы, сообщил РБК адвокат, партнер консалтинговой компании «Номен» Иван Яголович.

«Классический вариант для этого — дробление бизнеса. Компании с выручкой выше лимита 2 млрд руб.

и численностью сотрудников более 250 человек (предельные значения, чтобы считаться малым и средним бизнесом) могут искусственно подогнать бизнес под критерии — создать новое юрлицо и перевести на него часть деятельности и сотрудников.

Иногда, чтобы не выйти за лимит по выручке и сохранить право на льготы, фирмы могут попросить некоторых покупателей перенести закрытие контрактов на будущий год, пояснил Яголович. Правда, это не распространенная практика, поскольку отложить исполнение договора, изменив его условия, можно лишь в редких случаях.

К микропредприятиям относят юрлица и ИП с численностью сотрудников до 15 человек и доходом до 120 млн руб., к малым — до 100 человек и до 800 млн руб., к средним — от 100–250 человек и до 2 млрд руб.

Общий для всех критерий — 51% уставного капитала должен принадлежать физлицам или субъектам МСП.

Доля организаций, не относящихся к МСП, в капитале не должна превышать 49%, доля государства, регионов или НКО — 25%.

Чаще всего искусственное дробление бизнеса используется для ухода от налогов за счет специальных налоговых режимов — упрощенки (УСН) и единого налога на вмененный доход (ЕНВД), и во многом поэтому власти решили отменить ЕНВД с 2021 года. Дробления распространены в розничной торговле, общепите и сфере бытовых услуг. Снижение страховых взносов может стать еще одним поводом для злоупотреблений в виде такой оптимизации, отмечает юрист Forward Legal Федор Закабуня.

В ближайшее время случится достаточно большое число превращений ранее крупных бизнесов и компаний в средние и малые предприятия, считает управляющий партнер юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Александр Лемчик. «Разумеется, одним из способов является дробление и создание большого количества юрлиц с переводом персонала и перемещением активов», — констатирует он.

В реестр МСП автоматически включают все предприятия, которые отвечают критериям, согласно данным налоговой отчетности за предшествующий год. По последним данным на 10 марта, в реестре 5,96 млн субъектов. Реестр ежегодно обновляется 10 августа на основе информации на 1 июля.

Для вновь созданных организаций и зарегистрированных ИП обновление проходит ежемесячно.

Теоретически уже по отчетности второго квартала новая компания может попасть в реестр при условии, если применяет общий режим налогообложения, объяснил управляющий партнер юридического бюро «Водчиц и партнеры» Дмитрий Водчиц.

Сейчас региональные инспекции не дают льготы автоматически, рассказал Водчиц: «Говорят, что нужно направлять заявление». Также непонятно, распространяется ли льгота на фонд оплаты труда по снижению страховых взносов за март. «По идее должна, так как обязательство по уплате страховых взносов возникает в апреле, а льготы действуют с 1 апреля. Все ждут разъяснений», — отметил юрист.

Сейчас предприниматели больше думают, как выжить, и только спустя некоторое время могут задуматься о дроблении, считает он.

Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов

Елена Афонина / ТАСС

Объективные реорганизации

В то же время из-за экономического кризиса у многих компаний упадут обороты, что позволит им законно начать применять специальные налоговые режимы, в том числе УСН, отмечает Федор Закабуня.

Глубокий экономический спад повлечет за собой новые реорганизации, которые будут иметь бизнес-цели. «В ближайшие недели, месяцы мы будем наблюдать, как из больших холдинговых структур и корпораций будут выделяться или возникать вновь юрлица, разделенные по отдельным видам деятельности», — ожидает Лемчик.

В частности, из-за «новой реальности» объективные причины дробления возникли у компаний общепита, которые официально признаны пострадавшими.

Из-за падения спроса в розничных точках продаж и возросшего спроса на доставку фронт работ сегментируется на точки общепита и доставку по адресам: в такой ситуации логичным будет создание отдельного юрлица, развивающего доставку. «Это вполне объективная причина для дробления одной компании на две самостоятельные фирмы.

Тем более переориентация бизнеса на доставку потребует организационных изменений: найма новых специалистов и перепрофилирования уже невостребованных сотрудников общепита, изменения стратегии привлечения и взаимодействия с клиентами», — пояснил Иван Яголович.

Чем опасно искусственное дробление

Очевидно, налоговая предвидит рост числа дроблений и будет пристальнее проверять получателей налоговых льгот. За искусственное дробление бизнеса инспекторы доначисляют налоги по стандартным ставкам. Штрафы достигают от 20 до 40% неуплаченной суммы налогов, сборов и страховых взносов, пояснил Закабуня.

Главный фактор при таких проверках — деловая цель дробления бизнеса. «Ярко выраженная неналоговая цель обособления дает шансы на выживание и возможности применения льгот», — подчеркивает Лемчик. При проверке необходимо доказать штатную, организационную и имущественную обособленность от других компаний и собственный, не пересекающийся с другими юрлицами вид деятельности.

Федеральная налоговая служба (ФНС) расценивает искусственные дробления как умышленное уклонение от налогов. Все проверки по дроблению бизнеса проводятся с учетом применения ст. 54.1 Налогового кодекса.

«Компании, которые захотят открыть новые юрлица или раздробиться только в целях получения налоговых льгот и преференций при наличии массы пересечений по сотрудникам, офисам, имуществу, контрагентам, будут ждать большие проблемы», — предупредил Лемчик.

При этом существенного роста судебных споров не произойдет, считает Яголович. «Сервисы налоговых органов пока «не научились» автоматически выявлять дробление бизнеса, хотя и значительно продвинулись в оценке аффилированности. Между тем сама по себе взаимозависимость не означает искусственного дробления.

Признаки занижения выручки можно найти, если непосредственно анализировать отчетность и вручную сравнивать показатели, а для установления миграции персонала без фактического изменения рабочего функционала необходимы допросы сотрудников, рассказал адвокат.

К тому же дробление бизнеса — одна из самых сложных категорий дел для доказывания, и суды чаще встают на сторону компаний в сравнении с делами по фирмам-однодневкам, рассказал он.

Помогут ли льготы обелению экономики

С одной стороны, кризис усилит теневую занятость — предпринимателям выгоднее платить зарплаты в конвертах и экономить на страховых взносах. Кроме того, официально не оформляя сотрудников, легче их увольнять, констатировал Александр Лемчик.

Почти каждая третья компания (30%) принудительно отправила сотрудников в неоплачиваемый отпуск, показал опрос ЦСР во время первой объявленной Путиным нерабочей недели. Свыше 20% предприятий сократили зарплаты, а 16% перешли к увольнениям.

Бизнес уходит в неформальные отношения, чтобы избежать государственного регулирования и уйти от налогов и страховых взносов, на которые тратится весомая часть выручки любого бизнеса.

Работодатель, не относящийся к малому бизнесу, должен платить за каждого сотрудника страховые взносы по ставке 30% от зарплаты. К 30%, которые платит работодатель, добавляются еще 13% подоходного налога (НДФЛ), который удерживается с зарплат.

Министр финансов Антон Силуанов в интервью РБК называл такую нагрузку «запредельной» и указал на прямую связь с высокой долей серых зарплат.

В 2018 году скрытая оплата труда (неформальные зарплаты, «конвертные» зарплаты) составила 13,06 трлн руб., или почти 13% ВВП, подсчитал Росстат. Больше всего теневых операций происходит в сфере недвижимости, сельском хозяйстве, торговле и строительстве.

Двукратное снижение страховых взносов в совокупности с объявленными карательными мерами против снижения зарплат притормозит уход экономики в тень, считает Яголович.

Уход от налогов через обнальные схемы становится неэффективным. «При огромных 30-процентных страховых взносах использование фирм-однодневок позволяло в два раза снизить налоговое бремя.

Страховой взнос 15%, распространяющийся к тому же лишь на часть выплаты, не исключает выгод от использования фирмы-однодневки, однако теперь экономия будет не такая большая.

К тому же с учетом затрат на организацию схем обналички и связанные с ними риски лучше полностью заплатить налоги», — рассказал адвокат.

Рынок обналичивания рухнул, после того как ЦБ провел чистку банковского сектора и совместно с Росфинмониторингом усилил контроль за сомнительными операциями. Плата за обналичивание резко выросла: сейчас обнальщики берут 22–23% за свои услуги, сообщили источники РБК в полиции. Несколько лет назад такие услуги оказывали всего за 2–3%, сообщил зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин.

Снижение страховых взносов сделает невыгодными услуги обнальщиков из-за их дороговизны и налоговых рисков, поэтому бизнесмены, пользовавшиеся схемами ухода от налогов через обналичивание, начнут переходить в правовое русло, резюмировал Александр Лемчик.

Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов

Борьба ФНС России с дроблением предприятий: кейс из судебной практики

Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов Будет строже контролироваться дробление фирм для ухода от налогов

  • Алексей Головченко
  • Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО»
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Иметь несколько юридических лиц на территории России не крупным предпринимателям опасно: могут признать номинальным директором с последующей блокировкой счетов всех юридических лиц, крупным уроном репутации компании и предвзятым отношением со стороны налоговых органов.

Читайте также:  Заявление на замену паспорта в 2020 году: заполнение формы

Так, налоговики в письме ФНС России от 29 декабря 2018 г. № ЕД-4-2/25984 призывают свои подразделения обратить пристальное внимание на случаи дробления бизнеса.

Официально термина «дробление бизнеса» в законодательстве не закреплено, но фактически он означает регистрацию нескольких предприятий на свое имя или на имя родных и близких.

В письме отмечается, что в основном явление происходит в тех сферах бизнеса, где предусмотрены специальные налоговые режимы, такие как УСН, ПСН и т. п., которые были созданы с целью развития малого бизнеса и его конкурентоспособности.

Для борьбы с дроблением бизнеса с целью ухода от общего налогообложения ФНС России призвало своих сотрудников повысить уровень работы в контрольно-аналитическом направлении. Налоговики в своем письме ссылаются на судебную практику по ряду дел по применению ст. 54.1 Налогового кодекса.

Например, у предпринимателя есть две компании, одна из них на ОСН, а другая – на УСН. ФНС России воспринимает такое деление как дробление бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Налоговые органы приложат все силы для применения к компании, которая находится на специальном режиме, общей системы налогообложения и начислят дополнительный НДС.

Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 введено понятие необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода – это уменьшение налогооблагаемой базы, получение льгот по уплате налога, применение специальных режимов и получение права на возврат налога.

Судом отмечено, что при анализе следует обратить внимание на такие факты как:

  • отсутствие у налогоплательщика реальных возможностей вести экономическую деятельность;
  • недостаток персонала для осуществления деятельности;
  • учет только тех операций, которые необходимы для получения выгоды;
  • совершения операций по движению товаро-материальных ценностей не было или было в том объеме, который не соответствует реальности.

Выделю признаки, по которым налоговые органы легко вычислят факты получения необоснованной налоговой выгоды:

  • взаимозависимость: часто при делении бизнеса юридические лица оформляют на родственников, друзей, партнеров и т. д., дабы избежать рисков потери компании;
  • номинальный директор: предприниматели стараются избежать внимания ФНС России и обращаются к услугам номинальных директоров, а не родственников. Такие подставные лица только формально являются руководителями фирмы, а на деле не имеют никакого отношения к управлению компанией. Этот признак самый опасный: слишком высок риск не только проблем с налоговыми органами, но и вовсе потери бизнеса.

Юрлицо вправе обратиться в арбитражный суд для защиты своих интересов, если компания не согласна с решением налогового органа.

Рассмотрим пример из судебной практики (решение Арбитражного суда Калужской области от 10 декабря 2018 г. по делу № А23-484/2017).

ОАО в арбитражном суде Калужской области решило оспорить обвинение межрайонной ИФНС России в совершении налогового правонарушения, которое выразилось в уплате налогов в неполном размере. Налоговый орган доначислил налоги на сумму свыше 33 млн руб.

  1. Свое решение ИФНС России основывала на выводе о дроблении бизнеса, в связи, с чем произошло уменьшение налогооблагаемой базы.
  2. Заявитель не согласился с выводами о «дроблении бизнеса» и заявил, что налоговой инспекцией не доказана взаимосвязь между ОАО и еще четырьмя ООО с похожими названиями с целью получения необоснованной налоговой выгоды через создание формального документооборота, а также что часть выручки была выведена из-под базовой системы налогообложения.
  3. Суд не поддержал требования налогоплательщика, обосновав свое решение следующим образом.
  4. Налоговая инспекция при анализе финансово-хозяйственной деятельности «аффилированных» предприятий пришла к выводу, что она осуществлялась формально без деловой цели и была направлена на минимизацию сумм налогов по ОСН (налог на прибыль и НДС).

Цитируя Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судом замечено, что налогоплательщики, чья деятельность направлена на получение налоговой выгоды, с экономической точки зрения оправдана и данные, которые задекларированы в налоговой и бухгалтерской отчетности, являются верными.

Однако если суд установит, что получение дохода происходит исключительно за счет налоговой выгоды в отсутствие какой-либо хозяйственной деятельности, в получении этой выгоды может быть отказано.

В ходе проводимой проверки было установлено, что:

  • ОАО, дата регистрации: 28 декабря 1992 г., система обложения: общая;
  • ООО 1, дата регистрации: 2 июля 2013 г., адрес предприятия тот же, что и у ОАО, система обложения: упрощенная;
  • ООО 2, дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 2 по доверенности, то же, что и у ООО 1, адрес предприятия: тот же, система обложения: упрощенная;
  • ООО 3, дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 3 по доверенности: то же, что и у ООО 1 и ООО 2, адрес предприятия: тот же, система обложения: упрощенная;
  • ООО 4,дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 4 по доверенности: то же, адрес предприятия: тот же, учредитель является членом совета директоров ОАО, система обложения: упрощенная.

ОАО имеет все необходимые внеоборотные активы для ведения деятельности, все прочие общества в период с 31 декабря 2013 г. по 31 декабря 2014 г. внеоборотных активов на балансе не имели. Отсутствовала собственная производственная база, которая необходима для данного производства.

Указанные общества 1 января 2014 г. в аренду получили оборудование, складские и промышленные помещения и автотранспорт для ведения деятельности от ОАО.

Налоговые органы, исследуя договоры аренды, установили, что всем ООО было передано одно и то же оборудование и помещения с посменным графиком работы. В качестве арендной платы значились налог на имущество и амортизационные отчисления.

Иные платежи не были предусмотрены. По арендованным машинам общества не несли никаких расходов, включая ГСМ. Все расходы несло ОАО.

Кадровое и бухгалтерское обслуживание обществ также осуществлялось ОАО по договору об оказании услуг.

Дисциплинарные взыскания на сотрудников обществ накладывались руководством ОАО, а не обществ. Таким образом вырисовывается картина полного контроля со стороны ОАО над деятельностью обществ.

Кроме того, в бухгалтерских документах списание сырья отражено, как собственное производство, то есть ОАО занималось производством без делегирования кому-либо.

Таким образом, ИФНС установила замкнутый характер финансово-хозяйственной деятельности между обществами и ОАО. Договоры между ОАО и обществами заключались без экономической целесообразности. Договоры займов, где общества выступают в качестве заимодавцев, заключаются на суммы, которыми последние не располагают.

После того, как доход ООО 1 приблизился к предельному значению, ограничивающему право применения упрощенной системы налогообложения, его финансово-хозяйственная деятельность прекратилась. ОАО стало использовать счета другого общества – ООО 2.

В результате анализа документов, предоставленных ИФНС, суд согласился с доводами последней, что финансовая сторона деятельности обществ не обладала признаками самостоятельности, денежные потоки аккумулировались в конечном счете в ОАО, которое осуществляло контроль за направлением расходов обществ.

Перечислим признаки «дробления бизнеса», которые были усмотрены судом в данном деле:

  • уплата налога по упрощенным системам обществами вместо ОАО, который фактически осуществлял реальную деятельность;
  • уменьшение налоговых обязательств при отсутствии расширения хозяйственной деятельности;
  • выгодоприобретатель от работы всех ООО-ОАО;
  • все общества ведут идентичный вид экономической деятельности;
  • все общества созданы одновременно накануне расширения производственных мощностей;
  • взаимоконтроль расходов;
  • отсутствие у обществ основных и оборотных средств;
  • служебная взаимозависимость между ОАО и обществами;
  • одни и те же юридические адреса, складские помещения, контактные данные;
  • заключение договоров между обществами либо с одними и теми же лицами;
  • ведение бухгалтерского и кадрового учета одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности близки к предельным значениям применяемой системы налогообложения.

Суд нашел, что данная схема использовалась руководством ОАО для сокрытия реального дохода с целью снижения налогооблагаемой базы и получения налоговой выгоды.

Суд принял решение на основе:

  1. Определения Конституционного суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. № 169-О и Определения КС РФ от 4 ноября 2004 г. № 324-О: оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок на предмет их действительности. Сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиков;
  2. П. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»: налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);
  3. Определения КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации», что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора;
  4. постановления Арбитражного суда Центрального округа от 3 августа 2018 г. по делу № А48-2167/2017;
  5. постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 августа 2017 г. по делу № А70-13347/2016.

Компании начислили налогов на 200 млн рублей за то, что она дробила бизнес

Директора обвинили в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. Теперь когда-то успешная компания банкрот, счета арестованы, имущество тоже. Предприниматель ждет суда под домашним арестом.

Читайте также:  Бланк и образец договора купли-продажи лодки 2021-2022 года

Все попытки обжаловать действия налоговой провалились. Не помог даже Конституционный суд. В такой ситуации завтра может оказаться каждый, кто разделил свой бизнес на несколько фирм и ИП для удобства и выгоды.

Устраивайтесь поудобнее. Это очень важная история с кучей нюансов.

Делить бизнес на несколько фирм и ИП законно, но опасно. Даже если всё правильно оформить.

Выручку ваших контрагентов, покупателей и партнеров могут признать вашей и доначислить налоги.

Даже если директора этих фирм и ИП подтвердят, что они работают сами по себе, это не поможет.

По закону налогоплательщик сам выбирает, как ему работать. Но налоговая может не согласиться и признать схему преступной.

В законах много непонятного. Чем грозит та или иная схема, налоговая решит на практике. Конституционный суд сказал, что это нормально.

Есть критерии, по которым выгоду признают необоснованной. Список невнятный, открытый и постоянно меняется.

Предприниматель организовал в Волгоградской области бизнес по продаже инструментов: оптовые склады, розничные точки, интернет-магазин. Дело шло в гору.

Для удобства и экономии бизнес разделили на несколько субъектов. Одна компания занималась арендой и распределяла площади под магазины. Розничные точки оформили на нескольких ИП. Для ремонта и обслуживания инструментов создали еще фирму. И для интернет-магазина тоже.

Закупками и распределением товара занималась главная компания «Мастер-инструмент». Все фирмы и ИП заключили с ней договор о координации бизнеса.

Они договорились, что будут развивать один бренд: на ценниках нарисуют один логотип, вывески тоже будут одинаковые. Еще у них будет общая база товаров. Так можно показывать поставщикам большой оборот, получать скидки и отсрочки.

Еще можно получить овердрафт на выгодных условиях и меньше тратить на рекламу.

Налоги при этом каждый платит за себя, по своей системе налогообложения. ИП с розницей на вмененке, ремонт на упрощенке. А головная компания была на общей системе налогообложения: с НДС и налогом на прибыль.

Налоговая решила, что всё это разделение компания затеяла, чтобы уходить от налогов. Вот если бы весь оборот проходил через одно юрлицо на общем режиме, налогов было бы больше. Никакого ЕНВД и упрощенки бы не было. И отгружать товар в розницу с маленькой наценкой «Мастер-инструмент» тоже бы не смог, а платил бы со всей выручки НДС и налог на прибыль.

Налоговая сложила доходы всех фирм и ИП, которые обслуживали этот бизнес, и пересчитала налоги, как будто это выручка одного юрлица на общей системе. С учетом штрафов и пеней получилось почти 200 млн рублей к доплате. Это особо крупный размер и уголовная ответственность. Максимальный срок — 6 лет.

Сейчас компанию официально признали банкротом. Кредиторы стоят в очереди за своими деньгами, а директор уже лишился имущества.

Работать по удобной схеме не запрещено. Минимизация налогов — это законный интерес налогоплательщика. Но только если налоговая не решит, что эту схему придумали, чтобы получать необоснованную налоговую выгоду. А в этой истории получилось именно так.

Директор говорит: мы рационально структурировали бизнес, правильно всё оформили и заплатили в бюджет то, что положено. Никто, мол, не запрещает открыть ИП, продавать через него инструменты в магазине и платить ЕНВД. И закупать товар у поставщиков, а потом продавать его с небольшой наценкой розничным продавцам — это тоже не нарушение.

Все сделки тоже настоящие, с документами и логичными объяснениями. Отчеты сдаются, налоги платятся, трудоустроены десятки человек. Ну неудобно смешивать режимы и направления в большом бизнесе. Многие так работают, и ничего.

Налоговая не согласилась и привела свои аргументы. Выяснилось, что большой магазин разделили на несколько маленьких. ИП оформили на маму, жену и сотрудников. Головная компания работает в убыток. Значит, все сговорились, обманщики и взаимозависимые. А схема преступная. Суды с этим согласились и оставили решение налоговой в силе.

Последняя надежда была на Конституционный суд. Директор подал жалобу, и на днях ее рассмотрели.

Директор просил признать неконституционными сразу несколько статей налогового кодекса. Неточные формулировки позволяют налоговой включать в доходы компании выручку ее контрагентов. При этом сделки никто не оспаривает. Получается, что налоговой базы нет, а налог есть.

Конституционный суд рассуждал так.

Предприниматели должны платить налоги. А налоговая имеет право это проверять и, если нужно, взыскивать недоимки. Желательно, чтобы всё было честно и никто никому не мешал.

Даже ЕСПЧ сказал, что злоупотребления со стороны налогоплательщиков надо пресекать. И он же в свое время подчеркнул, что в российских законах много неопределенных выражений. Как именно их применять, можно узнать только на практике. Вот налогоплательщики и узнают.

В законах нельзя прописать все варианты и схемы ухода от налогов. Если что-то не прописано, это не значит, что за это нельзя наказать.

Налоговики придут, обнаружат какую-то хитрую схему, сделают свои выводы и накажут. Даже если в законе нет прямого указания, что конкретно этот формат работы незаконный.

(КАТЯ, ОНИ ТАК И СКАЗАЛИ? — ДА, ОНИ ДАВНО ТАК ГОВОРЯТ. — НО ВЕДЬ НЕЛЬЗЯ БЕЗ ВНЯТНОГО ПОВОДА. — ¯\_(ツ)_/¯)

Конституционный суд согласился, что налоговая может изучить любой бизнес и признать экономию на налогах необоснованной налоговой выгодой. Например, если операции «не обусловлены разумными экономическими причинами или целями делового характера». (А КТО ЭТУ РАЗУМНОСТЬ ОПРЕДЕЛЯЕТ? — УГАДАЙ.)

Необоснованная налоговая выгода — это когда кто-то мог бы платить больше налогов, но что-то придумал и платит меньше. Или когда кто-то не имеет права на льготы или вычет, но заявляет их и пользуется.

Внятные признаки необоснованной выгоды прописали в недавнем законе: он вступит в силу 19 августа 2017 года. Но пока там тоже мало конкретики. Налоговики больше не смогут придраться из-за мелочей и опечаток в документах, но поводов для претензий у них всё равно много. По этому поводу есть письма ФНС и разъяснения Высшего арбитражного суда.

Вот что может быть признаком необоснованной налоговой выгоды:

  • взаимозависимость контрагентов;
  • странные условия сделки;
  • заниженные или завышенные цены;
  • нет контактов делового партнера;
  • есть связи с однодневками;
  • одни и те же сотрудники и помещения;
  • фиктивные сделки только на бумаге.

Решите, как дальше работать, консультируйтесь с юристами и бухгалтерами. Случиться может всё что угодно.

https://www.youtube.com/watch?v=_B_1hEGH2ZA\u0026t=33s

Если вы тоже разделили бизнес, оформили ИП на жену и продаете товар через цепочки фирм, это еще не значит, что вас ждет участь «Мастер-инструмента». Но придется доказывать, что схема создана не для ухода от налогов, а во благо.

  • Некоторым это удавалось.
  • Дело «Комтранса»
  • Дело «Спецхиммонтажа»

У этих компаний тоже было дробление бизнеса, взаимозависимые контрагенты, претензии налоговой и миллионы рублей к доплате. Но обошлось: суд всё отменил и признал, что это законная схема. Может быть, вам тоже повезет. А может, и нет.

Обвинения в искусственном дроблении: пять советов налогоплательщику — новости Право.ру

В конце 2018 года ФНС России опубликовала письмо о злоупотреблениях налоговыми преимуществами для малого бизнеса. Фискальный орган поручил усилить контрольно-аналитическую работу в отношении налогоплательщиков, которые используют схемы дробления бизнеса.

Ввиду объективных причин экономического характера 2020-2021гг. не станут исключением: налоговый контроль станет только жестче. Вряд ли можно ожидать послаблений в налоговом администрировании, особенно в области дробления бизнеса.

разрешены в пользу налоговой (2019 год)

Статистика судебных споров о дроблении имеет устойчивую тенденцию решений именно в пользу налоговых органов: 78% всех заявлений по итогам 2019 года были разрешены в пользу налогового органа и 73% в нынешнем году. 

Столь неутешительные цифры для налогоплательщиков, как правило, обусловлены отсутствием внятной деловой цели в отношении хозяйственных операций, доказанной взаимозависимостью и несамостоятельностью (подконтрольностью) участников сделок. Фискальный орган внимательно изучает эти признаки, все чаще вникая в специфику бизнес-процессов, внимательно анализируя систему управления, а также финансовые потоки.

Аффилированность — не приговор

Тема дробления очень актуальная. Ведь эти схемы используются во многих отраслях экономики, прежде всего это сфера производства, услуги, оптовая и розничная торговля. Ежегодно растут объемы доначислений: средний размер по итогам налоговой проверки в настоящий момент приближается к 60 млн руб.  

В августе 2017 года ФНС России в письме выделила 17 общих признаков, которые могут подтверждать формальное разделение бизнеса с целью ухода от исполнения действительной налоговой обязанности. Среди них такие, как:

  • применение специальных налоговых режимов (УСН и ЕНВД);
  • осуществление одинаковых видов деятельности;
  • несение финансовых расходов участниками схемы друг за друга;
  • отсутствие у подконтрольных лиц оборотных средств;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.д.

Разумеется, большинство признаков сами по себе не подтверждают какого-либо злоупотребления в налоговой сфере (а дробление – это не что иное, как злоупотребление правом). 

Например, взаимозависимость (аффилированность) участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная и иная подконтрольность и т.д.) – один из наиболее популярных признаков у налоговых инспекций. 

Обратить внимание на этот признак следует хотя бы потому, что его особенно остерегаются проверяемые лица, забывая о том, что взаимозависимость, отдельно от совокупности иных доказательств, сама по себе не подтверждает получение необоснованной налоговой выгоды (п.6 Постановления Пленума ВАС от 12 октября 2006  года N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», п. 4 Обзора судебной практики, утв. Президиумом ВС от 4 июля 2018 года). 

Самостоятельность или подконтрольность

Основные ошибки налогоплательщика  – это попытка скрыть очевидную взаимозависимость (которую ИФНС и так видит невооруженным взглядом), а также отсутствие внятного пояснения деловой цели определенной бизнес-модели. 

Одними из самых главных признаков дробления бизнеса, которые поставлены «во главу угла» по данной категории дел, являются отсутствие самостоятельности/ подконтрольность участников схемы, а также отсутствие разумной деловой цели при осуществлении деятельности. 

Ярким примером тому являются нашумевшие кейсы по заявлениям ООО «Металлургсервис» (№ А60-40529/2011) и ООО «Мастер-Инструмент» (№ А12-15531/2015), которые были разрешены по-разному, но в зависимости от признака самостоятельности взаимозависимых лиц от налогоплательщика.

Тут можно вспомнить дело по заявлению ООО «Рандеву».

Налогоплательщик доказал свою добросовестность, ведь каждый участник хозяйственной деятельности имел собственное имущество, персонал (штат), отдельные торговые площади, ККТ, товарооборот, сам вел бухгалтерский и налоговый учет.

ООО «Шининвест» (№ А76-27603/2017) также доказало деловую цель законного разделения бизнеса — снизить риск появления конкурентов (федеральных игроков) в регионе, где компания являлась лидером оптовых продаж. Хотя участники хозяйственных взаимоотношений работали под единым брендом, ключевую роль в разрешении спора сыграло разделение сфер деятельности налогоплательщика и «подконтрольных» ему лиц. 

Налоговая реконструкция

Важный вопрос в спорах о дроблении — «налоговая реконструкция» обязательств налогоплательщика, когда состав правонарушения был доказан. Несмотря на то, что ранее судебная практика в вопросе установления действительных налоговых обязательств, особенно, в части НДС, была противоречивой, то в настоящий момент она «приходит к общему знаменателю». 

Читайте также:  Акт уничтожения служебных удостоверений. Бланк и образец 2021-2022 года

Например, иногда ИФНС доначисляла НДС, применив ставку 18% к цене реализации (т.е. налог не был выделен из дохода, а был начислен «поверх», получался «штрафной» НДС). 

Практика Верховный суд запретил доначислять налоги сверх меры

Некоторые суды вставали на сторону фискального органа. Иного мнения оказался Верховный суд РФ, который в 2018-2019гг. неоднократно признавал неправильным исчисление НДС сверх полученной выручки.

 НДС является составной частью цены договора, подлежащей уплате налогоплательщику со стороны покупателей, а значит, налог в таком случае определяется посредством его выделения из выручки с применением расчетной ставки налога (18/118 либо 20/120) – дело по заявлению ИП Угрюмовой (№ А05-13684/2017) и дело по заявлению ИП Пяташова.

Советы бизнесу

Для того чтобы исключить возможные претензии со стороны налогового органа в искусственном дроблении бизнеса, нужно помнить о следующем.

Первое и самое главное – это своевременный анализ структуры бизнеса на предмет выявления признаков дробления. Налогоплательщику стоит быть проактивным, не дожидаться интереса со стороны ИФНС и заранее позаботиться о своей бизнес-модели.

Второе – это упор на самостоятельность и деловую цель. Необходимо подумать, почему предлагаемая бизнес-модель требует разделения на несколько самостоятельных субъектов предпринимательской деятельности. 

Третье – налоговая выгода не должна быть самоцелью. Обоснованных претензий со стороны проверяющих не избежать, если бизнес структурирован с единственной целью – получить налоговую экономию.

Четвертое – умерить «финансовый аппетит» предпринимателя. К большому сожалению, все чаще на практике собственники бизнеса не желают взглянуть на ситуацию  со стороны и выявить проблемные зоны риска. Неспособность вовремя остановиться зачастую играет злую шутку. 

Пятое – это способность пойти на компромисс с налоговым органом. ФНС давно реализует политику «добровольного принуждения»: вызывает владельцев и бенефициаров бизнеса, указывает на выявленные нарушения.

Чиновники предлагают урегулировать недоимку и перестроить схему работы или нести неблагоприятные последствия.

Это позволяет обойтись без лишних налоговых проверок и дополнительных доначислений, когда владельца бизнеса поймали «с поличным». 

В каком случае дробление бизнеса является налоговым преступлением?

Жигачев Александр Викторович, кандидат юридических наук, налоговый юрист, доцент ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия», г. Саратов

«Дробление» бизнеса – одна из часто используемых концепций при построении бизнес-структур, преследующая нередко, в том числе, цели по минимизации налогообложения. Получив широкое распространение в России уже в самом начале «нулевых» годов, эта концепция год от года набирала популярность.

Но в последние годы «дробление» бизнеса стало привлекать все большее внимание со стороны налоговых и правоохранительных органов, которые ищут в таком «дроблении» недобросовестность, «искусственность» и связанные с этим факты недопустимой минимизации налогообложения.

Тема «дробления» бизнеса – искусственного и реального, допустимого и недопустимого – регулярно обсуждается на страницах специализированных изданий и интернет-сайтов, без нее редко обходятся обзоры судебной практики по вопросам налогообложения. Если по итогам последних лет составить некий условный рейтинг наиболее обсуждаемых и дискутируемых в налогово-правовой сфере вопросов, то тема «дробления» бизнеса однозначно займет в этом рейтинге одно из первых мест.

Безусловно, чаще всего «дробление» бизнеса оценивается и рассматривается в аспекте налогового контроля со стороны налоговых органов.

Но в настоящей статье мы хотим акцентировать внимание на другом вопросе: когда искусственное «дробление» бизнеса становится налоговым преступлением? Полагаем, этот вопрос беспокоит налогоплательщиков не меньше, чем налогово-правовые последствия «дробления» бизнеса.

Попытаемся рассмотреть обозначенный вопрос с учетом положений налогового и уголовного законодательства, правовых позиций судов и сложившейся к настоящему моменту практики уголовного преследования за налоговые преступления, связанные с «дроблением» бизнеса.

Прежде всего, рассмотрим общую правовую характеристику налоговых преступлений.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27.05.2003 № 9-П подчеркивается, что применительно к преступлению, предусмотренному ст. 199 УК РФ, составообразующим может признаваться только такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил.

Это обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, не только установить в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт неуплаты налога, но и доказать противозаконность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика и наличие умысла на уклонение от уплаты налога (по нашему мнению, приведенная позиция Конституционного Суда РФ в полной мере применима и к ст. 198 УК РФ).

Кроме того, в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.

2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» обращается внимание, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении должны содержаться данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым. В качестве налогового преступления уклонение от уплаты налогов и (или) сборов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64).

  • Таким образом, для квалификации искусственного «дробления» бизнеса в качестве налогового преступления такое «дробление», как минимум:
  • а) должно совершаться умышленно и быть направленным на избежание уплаты налогов (их минимизацию);
  • и
  • б) должно нарушать установленные налоговым законодательством правила.
  • Попробуем разобраться, может ли искусственное «дробление» бизнеса набрать совокупность двух указанных признаков (элементов).

Итак, если смотреть широко, то вариантов «дробления» бизнеса можно привести множество.

Самый простой пример – одни и те же лица прямо или косвенно создают несколько организаций, возможно, кроме того, сами регистрируясь при этом также и в качестве индивидуальных предпринимателей.

Другой пример – регламентируемые гражданским законодательством процедуры разделения и выделения юридических лиц как формы их реорганизации (ст.ст. 57, 58 ГК РФ).

Собственно говоря, ни один из вариантов «дробления» бизнеса сам по себе правонарушением не является. «Дробление» бизнеса – это проявление свободы экономической деятельности, реализация права на выбор форм и способов ведения такой деятельности.

В Постановлении от 27.05.

2003 № 9-П Конституционный Суд РФ указал, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа (п. 3 Постановления). Отсутствуют основания для привлечения к ответственности в случаях, когда налогоплательщик использует не противоречащие закону механизмы уменьшения налоговых платежей (п. 4 Постановления). Как видим, в данном решении Конституционный Суд признал допустимым целенаправленный выбор не противоречащих закону вариантов поведения (правовых механизмов), способов построения и организации структуры бизнеса, влекущих минимизацию налоговой нагрузки.

Риски дробления бизнеса на несколько компаний — «СберБизнес»

Разберём в качестве примера историю нашего клиента из Барнаула и укажем на ошибки (мы изменили имя и некоторые факты его истории).

У Бориса была небольшая сеть ресторанов. Бизнес приносил неплохой доход и стабильно рос. В какой-то момент количество сотрудников и оборот компании приблизились к порогам для упрощёнки — это значило изменение системы налогообложения и повышение налоговой ставки. Как следствие, снижение маржинальности и потеря существенной части дохода.

Чтобы не пришлось платить больше налогов, наш клиент зарегистрировал второе юрлицо, открыл счёт в том же банке, чтобы сэкономить на комиссиях, и часть денежных потоков пустил через него.

Через 3 месяца к Борису пришла налоговая проверка, которая обнаружила и доказала, что дробление создано искусственно, чтобы уйти от налогов.

Нашего клиента можно понять — у него большая компания, он хотел сократить расходы на налоги и, на его взгляд, ничего противозаконного не сделал. Но банк размышлял иначе: не увидев экономического смысла в однотипных операциях между юрлицами, он направил запрос и ограничил обслуживание. А налоговая доначислила налоги к уплате и выставила штрафы.

Разберёмся, что это такое с точки зрения закона.

Дробление бизнеса — это деление компании и искусственное распределение выручки между взаимозависимыми лицами для получения необоснованной налоговой выгоды. Цель — сэкономить на уплате налогов при спецрежиме и получить налоговые льготы. Так налоговая видит эту ситуацию.

Основные признаки дробления бизнеса (Письма ФНС от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@, от 10.03.2021 N БВ-4-7/3060@):

  1. Снижение налоговой нагрузки компании на ОСН после появления новых партнёров, использующих спецрежимы или льготы.
  2. Перевод сотрудников в новые компании без изменения функций и рабочих мест.
  3. Взаимосвязанные виды деятельности, направленные на достижение общего результата.
  4. Общие поставщики и покупатели, помещения, сайты, контактные телефоны.

Законодательство не запрещает создавать множество взаимозависимых компаний, даже задействованных в общем бизнес-процессе.

Дробление допустимо, если оно сделано не формально и имеет деловую цель. Например, вы решили расширить бизнес и под новый вид деятельности открыли самостоятельное юридическое лицо.

Наш клиент мог избежать последствий, которые с ним произошли. Вот главные ошибки:

  • Единый производственный процесс для обеих компаний, подконтрольных одному предпринимателю.
  • Общее имущество для ведения хозяйственной деятельности.
  • Создание нового юридического лица незадолго до превышения лимита, прописанном в налоговом кодексе (Лимиты на применение УСН).
  • Одинаковые адреса регистрации, IP-адреса сайтов, счета в одном банке.

Чтобы избежать штрафов и ограничений, соблюдайте простые правила:

  1. Арендуйте отдельные офисы для каждой компании.
  2. Покупайте обеим компаниям собственное оборудование и технику.
  3. Придерживайтесь той же налоговой нагрузки, которая была до дробления бизнеса.
  4. Нанимайте разных сотрудников. В каждой организации должен быть свой штат людей, которые не могут работать одновременно в двух компаниях.
  5. Оплачивайте налоги и хозяйственные расходы с расчётного счёта.
  6. Выбирайте разные ОКВЭД для компаний.

Подробнее о нюансах и правилах ведения бизнеса в соответствии с 115-ФЗ, которые помогут избежать таких же ошибок, в статье “Как избежать ограничения операций по счёту”.

Проверить свой бизнес на соответствие нормам 115-ФЗ поможет сервис “Риск блокировки”, а проконсультироваться по результатам мониторинга операций за последние 12 месяцев можно через “Комплаенс-помощник”.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector