Налоговая сфальсифицировала решение о проверке — суды отменили все санкции для организации

21 декабря 2020 Консалтинг

Налоговая сфальсифицировала решение о проверке - суды отменили все санкции для организации

Налоговые органы крайне редко идут на налоговую реконструкцию — то есть проводят расчет, сколько компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы. В большинстве же случаев налогоплательщикам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки, отказывая в праве на налоговые вычеты и учет расходов.

Юридической фирмой «Арбитраж.ру» был проведен анализ, который охватил все дела по ст. 54.1 Налогового кодекса начиная с 2018 года (обзор есть у РБК), налоговые, согласно которому, налоговые органы выиграли 294 из 378 споров. Эта статья установила критерии необоснованной налоговой выгоды, вступив в силу в 2017г.

Еще в начале 2020 года глава Федеральной налоговой службы Даниил Егоров сообщал, что этот показатель вполне соответствует балансу по всем налоговым спорам: налоговая выигрывает в судах более 85% дел. Его заместитель, Виктор Бациев приводил следующую статистику споров по ст. 54.

1 НК (по состоянию на 6 ноября): в судах первой инстанции рассмотрено 341 дело, в 24 из них требования налогоплательщиков удовлетворены полностью, 44 — частично, а при последующем оспаривании решения по еще 21 делу были приняты в пользу бизнеса полностью или частично.

То есть 26% споров частично или полностью разрешаются в пользу налогоплательщиков, согласно данным налогового ведомства.

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной.

Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах. Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда.

Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. Разграничиваем понятия «уход от налогов» и «коррупцию»

Мы все понимаем, как важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, ведь в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента. Приведем наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.1 НК 

— фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), — проблемные контрагенты (64 из 100), — отсутствие деловой цели (22 из 100), — взаимозависимость контрагентов (19 из 100), — создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), — отсутствие права на льготу (12 из 100), — дробление бизнеса (семь из 100). 

Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Как правило, менеджеры крупных компаний, заключая сделки с фирмами-однодневками, чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов, в то время как мелкие фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, преследуют цель сэкономить на налогах. Бюджет в таких случаях всегда теряет.

Вообще, случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, но суды не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов. 

Наказать, нельзя обжаловать

В большинстве случаев, налогоплательщики, естественно, пытаются обжаловать решения арбитражных судов первой инстанции.

Налоговые органы наказывая бизнес за уход от налогов, зачастую не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство. 

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике, с другой — инспекции не пытаются установить третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствуют выявлению истинных исполнителей. 

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК, которое, предположительно, будет опубликовано до Нового года. Проект письма обсуждается уже полгода. 

Бизнес-сообщество прогнозирует, что письмо повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Но на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС.

В действительности, ст. 54.1 НК справедливы, самое главное, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников. // Комментарий эксперта ООО ГК «Авуар»

Текущая редакция статьи 54.1 НК имеет много вопросов и являются юридически непроработанной нормой, что выявлено правоприменительной практикой, сформированной с 2018 года.

Часть первая НК была дополнена статьей 54.1 19 августа 2017 г. (Федеральный закон от 18 июля 2017 г. N 163-ФЗ). При этом, она не несет в себе какого-либо нового правового регулирования, не меняет объема прав и обязанностей налогоплательщика и не порождает новые налоговые правоотношения.

При этом у ФНС появились возможность, в зависимости от толкования ст. 54.1 НК, пренебрегать такими принципами налогообложения как:

• Принцип нейтральности НДС. Закрепление принципа нейтральности НДС преследовало цель невмешательства в развитие торговли и конкуренции среди предпринимателей.

• Недопустимость возложения на налогоплательщика ответственности за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками.

• Не допущение объективного вменения. Согласно части 2 статьи 54 Конституции РФ никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Кроме того, в рассматриваемой норме не закреплено требование о том, что обязательным условием применения 54.1 НК является не уплата налогов в бюджет, что также приводит к злоупотреблениям со стороны ФНС. В большинстве практических ситуаций, неуплата налогов – это всего лишь элемент состава правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 54.1 НК РФ и подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК.

Еще один вопрос правоприменительной практики заключается в том, что должны или нет налоговые органы при проведении мероприятий налогового контроля выяснять на чьей стороне действовала т.н. «техническая» компания: на стороне покупателя или поставщика.

И должны ли ФНС выявлять контролирующих ее лиц? Ведь в соответствии с п. 4 ст.

110 НК вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Таким образом, должно быть установлено конкретное лицо, действия которого повлекли за собой неуплату налога в бюджет, то есть тот, кто контролировал или присвоил результаты деятельности «технической» компании. А это как раз, чаще всего и не происходит, и все ограничивается доказыванием притворности отношений с «технической» компанией.

Еще один открытый вопрос – «налоговая реконструкция». Постановление Пленума Высшего арбитражного суда N 53 предусматривало возможность налоговой реконструкции, и никто этих положений до настоящего времени не отменял. ФНС в своем письме от 16 августа 2017 г.

№ СА-4-7/16152@ подчеркнули, что при установлении налоговыми органами наличия в рамках заключенных налогоплательщиком сделок (операций) хотя бы одного из двух обстоятельств, определенных в п. 2 ст. 54.

1 НК РФ, ему должно быть отказано в праве на учет понесенных расходов, а также заявления по ним к вычету (зачету) сумм НДС в полном объеме. Тем самым, фактически была опровергнута возможность применения «налоговой реконструкции», закрепленной в Постановлении Пленума ВАС РФ № 53.

Конституционный суд указал, что порядок осуществления налогового контроля с учетом ст. 54.

1 Налогового кодекса РФ «не определяет по-новому объем прав и обязанностей налогоплательщиков при уплате налогов и сборов, а лишь конкретизирует механизм налогового контроля таким образом, чтобы поддерживался баланс частных и публичных интересов в процессе выявления незаконного уменьшения налогоплательщиком налоговой базы, и указывает на обстоятельства и условия, которые могут быть приняты во внимание налоговым органом при квалификации действий налогоплательщика как незаконных». 

13 декабря 2019 года Минфином России было выпущено Письмо № 01-03-11/97904 о соотношении применения ст. 54.1 НК РФ и расчетного метода, которое подтвердило позицию ФНС России, а именно – отрицание «налоговой реконструкции».

Несмотря на позицию ФНС, сформированная на сегодня судебного практика дает надежду на то, что в случаях применения ст. 54.1 НК «налоговую реконструкцию» будут применять.

Ключевыми аргументами являются (по материалам ТПП РФ XVI Всероссийского налогового форума – 2020 «Налоговая вакцинация экономики»):

• ст. 54.1 НК не устанавливает те последствия невыполнения указанных в ней требований, которые налоговые органы вменяют налогоплательщикам, запрет на проведение «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в рассматриваемой норме отсутствует;

• из ст. 54.1 НК РФ следует, что при формальном документообороте с заявленным контрагентом, но при фактическом исполнении обязательства третьим лицом при несоблюдении условий п. 2 ст. 54.

1 НК РФ, установлен запрет на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщиком именно по недостоверным (формальным) документам, что не освобождает налоговые органы от обязанности проверить – осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств;

• налогоплательщик, не представивший налоговому органу на проверку никакие документы по совершенным сделкам, будет поставлен в лучшее положение по сравнению с налогоплательщиком, представившим документы, не соответствующие в полном объеме требованиям ст. 54.1 НК РФ, что противоречит принципам справедливости и правовой определенности;

Читайте также:  Использование ЭЦП при хранении книг продаж и покупок

• полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующего использования товара в деятельности налогоплательщика не оспариваются, неизбежно влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль;

• введение ст. 54.1 НК РФ не сопровождалось изменением принципов правового регулирования в сфере налогообложения, введением дополнительных составов налоговых правонарушений и санкций, сужением полномочий налоговых органов;

• ст. 54.1 НК РФ должна применяться с учетом принципов налогового законодательства (ст. 3 НК РФ, ст. 57 Конституции Российской Федерации), в частности, налог должен иметь экономическое обоснование и не может быть произвольным;

• в обязанность налогового органа входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки, и являющихся основанием для вынесения решения о доначислении соответствующих сумм налогов (ст. 82, ст. 89 НК РФ);

• преемственность правоприменительной практики, выработанной до ст. 54.1 НК РФ (постановления Пленума ВАС РФ № 53, от 30 июля 2013 г. № 57);

• положения налогового законодательства не допускают доначисления сумм в размере большем, чем установлено законом, такое доначисление становится дополнительной мерой налоговой ответственности, которая действующим налоговым законодательством не предусмотрена;

• налоговые органы в ходе мероприятий налогового контроля определяют объем налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика (Определение КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440).

Директор департамента консалтинга ООО АФ «Авуар» Клышкань А.Г.

Верховный суд счел незаконными налоговые штрафы из-за вины поставщиков — РБК

Бизнес не должен нести налоговую ответственность за нарушения своих поставщиков, определил Верховный суд. Зачастую налоговики штрафуют компании за действия контрагентов, а суды решают споры не в пользу бизнеса, говорят юристы

Налоговая сфальсифицировала решение о проверке - суды отменили все санкции для организации

star.ru

Верховный суд признал незаконным отказывать бизнесу в вычетах по налогу на добавленную стоимость (НДС) из-за действий контрагентов. Новое определение дает надежду, что в будущем ВС не поддержит «карательные подходы» к подобным спорам, рассчитывают опрошенные РБК юристы.

Решение принято по делу судоремонтной компании «Звездочка» (Мурманск), закупившей продукцию у поставщика, который, по мнению налоговиков, имел признаки однодневки: платил минимум налогов, в штате числился один сотрудник, у компании не было транспорта и производственных активов, а доля налоговых вычетов по НДС за проверяемый период достигала 98%. Инспекция сочла, что «Звездочка» «не проявила должной осмотрительности при выборе контрагента», компании начислили 24 млн руб. НДС, пени и штрафа.

Верховный суд отменил доначисления и оправил дело на новое рассмотрение. Ссылаясь на позицию Конституционного суда, он указал, что бизнес не может отвечать за всю цепочку контрагентов и нельзя лишать вычетов по НДС тех, кто не стремился уйти от налогов и не знал о нарушениях поставщика.

На дела о «недобросовестных контрагентах» сегодня приходится львиная доля налоговых споров, рассказал РБК партнер Taxology Алексей Артюх, и 85% из них завершается не в пользу бизнеса.

Подробнее о решении Верховного суда и его последствиях читайте в материале РБК Pro.

Верховный суд указал, что налоговые органы и суды должны оценивать соблюдение должной осмотрительности в каждой конкретной ситуации с учетом специфики товаров/услуг и масштаба сделки. «Неразумно требовать от бизнеса осмотрительности при заключении сделок, как ее понимают налоговые органы, если такая осмотрительность не нужна при ведении бизнеса», — отмечает Артюх.

То, что товары «Звездочке» были в реальности поставлены, в суде опровергнуто не было. При оспаривании решения в судах «Звездочка» приводила доводы, что поставщик арендовал склад в Мурманске, а товары поставлял, привлекая экспедиторов.

Налоговые органы лишь «предположили» нарушения по косвенным признакам, возмущается Артюх: «Такого скудного набора доказательств явно не хватает для наказания налогоплательщика, но именно такую парадоксальную картину в налоговых спорах можно наблюдать сегодня в разных концах страны».

Отсутствие штата, основных, транспортных средств сами по себе не доказывают фиктивность деятельности юрлица, поясняет главный юрисконсульт практики налоговых споров МЭФ PKF Наталья Абрамова.

Торговать оптом возможно и значительно экономнее при содействии одного сотрудника, привлекая третьих лиц и арендуя помещение.

К тому же налоговый орган не доказал, что контрагент уходил от уплаты налогов: не нашел признаки вывода средств по фиктивным документам, обналичивания, перевода средств в офшоры и тому подобного, отмечает Абрамова.

Для судов, налоговых органов и бизнеса новое определение ВС — хорошая инструкция в аналогичных делах, считает партнер ФБК Legal Галина Акчурина.

Однако спор касается операций 2013–2015 годов, и поэтому на них не распространилась действующая с 2017 года статья 54.1 Налогового кодекса (против ухода от налогов).

Бизнес-сообщество жаловалось на «карательные подходы» в применения этой статьи. Налоговые органы выигрывают 90% таких споров.

Главным вопросом остается, будут ли подходы из нового определения ВС применяться к делам по статье 54.1 НК. «Уже через год-два абсолютное большинство аналогичных по фактуре споров будет рассматриваться в судах по «новым» правилам статьи 54.1 НК», — предупреждает Артюх.

Влияние решений арбитражного суда на ход уголовного процесса по налоговым преступлениям

В предыдущей статье мы рассмотрели влияние обеспечительных мер арбитражного суда на передачу материалов налоговой проверки в Следственный комитет для возбуждения уголовного дела. Здесь мы разберем влияние решения арбитражного суда по налоговому спору на ход сопутствующего уголовного процесса.

Сперва напомним, что для признания налогового правонарушения преступным деянием, сумма образовавшейся в результате нарушения недоимки по налогам и (или) сборам должна превысить крупный размер. Для физических лиц (в т.ч.

индивидуальных предпринимателей) под крупным размером понимается неуплата (неполная уплата) налогов на сумму свыше 600 тыс. рублей (при условии, что доля неуплаченных налогов за 3 финансовых года превысит 10% от подлежащих уплате сумм налогов) либо на сумму свыше 1 млн 800 тыс. рублей (независимо от доли неуплаченных налогов) (ст.

198 УК РФ). Для юридических лиц, аналогичным образом, крупный размер предполагает недоимку свыше 2 млн или 6 млн рублей соответственно (ст.199 УК РФ).

 Если в ходе налоговой проверки установлена такая недоимка, то в течении двух месяцев с даты вступления в силу соответствующего решения налогового органа, материалы проверки направляются в Следственный комитет РФ для возбуждения уголовного дела. Об уголовной ответственности за налоговые преступления

Логично предположить, что если налогоплательщику удастся оспорить в арбитражном суде результаты налоговой проверки, то автоматически отпадут и основания для продолжения уголовного преследования. Но это не всегда так.

Вот жизненный пример: уголовное дело в отношении директора и главного бухгалтера ОАО «Омскэнерго», по которому судом общей юрисдикции вынесен обвинительный приговор несмотря на то, что арбитражные суды признали решение налогового органа по результатам выездной проверки  ОАО «Омскэнерго» незаконным. Отказ в прекращении уголовного преследования объяснялся тем, что если по мнению арбитражного суда налоговый орган не доказал виновность налогоплательщика, то вовсе не значит, что это не было сделано предварительным следствием в рамках уголовного процесса.

В конечном счете, у этой истории был счастливый конец, пусть и по прошествию более чем двух лет, Президиум Омского областного суда 9 июля 2012 года оправдал несчастных.

 В основание уже оправдательного приговора лег такой правовой институт, как преюдиция, который устанавливает обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица (ст. 90 УПК РФ).

Другими словами, если арбитражный суд установил, что нарушений налогового законодательства со стороны налогоплательщика не было, то суд общей юрисдикции при рассмотрении уголовного дела по тем же обстоятельствам должен признавать это, как факт не требующий дополнительных доказательств.

В настоящее время правовая позиция Верховного Суда РФ по данному вопросу определена, конфликты решений, постановленных разными судами, недопустимы. Тем не менее, в налоговых спорах нельзя полагаться на преюдицию, как некую панацею от углового преследования.

В рамках преюдиции органы внутренних дел в процессе уголовного преследования налогоплательщика (его должностных лиц) обязаны учитывать конкретные обстоятельства (факты), установленные арбитражным судом по налоговому спору с участием этого налогоплательщика.

Подчеркнем, «конкретные обстоятельства», а не решение суда о признании/ не признании ненормативного акта налогового органа незаконным полностью или в части.

Например, суд вправе признать акт налогового органа незаконным даже из-за процессуальных нарушений в ходе налоговой проверки, правда они должны быть грубыми.

При этом суд может не уделить внимания изучению вменяемых налогоплательщику налоговых правонарушений (рассмотрению дела по существу), тогда как в качестве преюдициальных фактов при рассмотрении уголовного дела могут быть учтены именно подробные описания в мотивировочной части решения арбитражного суда оснований признания доначислений незаконными.

Таким образом, в арбитражном процессе необходимо представлять тщательно проработанную доказательственную базу, отражающую все факты, в том числе косвенные, свидетельствующие о незаконности результатов (доначислений) по проверке, обязательно их письменное оформление и приобщение к материалам дела.

Также следует учитывать, если налоговая проверка касается деятельности организации, в арбитражном суде будет решаться вопрос о виновности или невиновности именно организации, тогда как уголовному преследованию подлежат физические лица.

Как правило, это действующий в проверяемый период директор и главный бухгалтер.

 К уголовной ответственности может быть привлечено и любое иное лицо, фактически осуществляющее руководство деятельностью организации (например учредители, формально не занимающие должностей в обществе, но фактически им управляющие)

Поэтому в арбитражном суде отдельное внимание следует уделить обстоятельствам непричастности должностных и иных руководящих деятельностью организации лиц к допущенным нарушениям налогового законодательства, доказать отсутствие виновного умысла с их стороны. Либо создать ситуацию, когда умысел конкретного человека установить будет невозможно.

Читайте также:  Особенности приема на работу охранника

При формальном подходе преюдиция не поможет.

Арбитражный процесс имеет крайне важное значение при вынесении приговора по налоговому преступлению.

Но здесь опять возникает уже наболевшая тема, связанная с возвратом к старому порядку возбуждения уголовных дел, при котором возможна ситуация, когда уголовное дело есть, а налоговой проверки, результаты которой можно оспорить в арбитраже, — нет.

В таком положении налогоплательщик может оказаться, если данные о налоговом правонарушении, содержащем признаки преступления, получены Следственным комитетом не от налогового органа, а собраны полицейскими самостоятельно в ходе предварительных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) или они поступили от третьих лиц.

При этом, на практике, ОРМ ограничиваются простым «выхлапыванием обналичников», с которыми взаимодействует налогоплательщик, а третьими лицами выступают конкуренты, «обиженные» партнеры по бизнесу и сотрудники. Бизнесмены добились для себя ужесточения уголовного преследования за налоговые преступления

Что делать в подобных случаях?

Конечно, можно попытаться «договорится» с полицейскими.

Однако, кроме того, что само по себе незаконно и уголовно наказуемо (а значит дополнительный неоправданный риск,За дачу взятки должностному лицу максимальный разбег уголовных санкций может достигать семидесятикратной суммы взятки в виде штрафа с лишением свободы на срок до 20 лет (ст. 291 УК РФ). даже если каким-то образом удастся достигнуть «договоренностей», то это означает попадание в постоянную зависимость от поставленных условий, при попытке соскочить с которой по-прежнему будет грозить возбуждение уголовного дела минуя налоговый орган.

Более того, если визит полицейских не обусловлен напрямую взаимоотношениями с проблемными контрагентами, стоит дополнительно задуматься о причастности к этому ваших конкурентов и даже партнеров по бизнесу, которые могут воспользоваться вашей попыткой «договорится».

В таких реалиях возбуждения уголовного дела рекомендуем направить все свои силы на стимулирование налоговых органов к проведению выездной налоговой проверки и на подготовку к ее максимально благоприятному прохождению.

В соответствии с новым порядком, Следственный комитет должен отправить оперативные данные о налоговом преступлении в налоговый орган, который, получив их, обязан не позднее чем в 30-дневный срок принять решение о целесообразности проведения выездной проверки. Если проверка инспекцией не назначается, это не является препятствием для продолжения уголовного преследования, тем не менее, момент принципиальный и о нем следует помнить.

В любом случае, если в итоге удастся вернуть дело в рамки налоговой проверки, то можно рассчитывать, на то, что налоговый орган установит размер ущерба, который можно, во-первых, возместить, что будет являться основанием для прекращения уголовного преследования,В рамках уголовного дела размер ущерба от налогового правонарушения до вынесения приговора установить невозможно, а следовательно избежать уголовного наказания, уплатив недоимку по налогам, соответствующие пени и штраф (ст. 28.1 УПК РФ). во-вторых, оспорить в арбитражном процессе со всеми его преимуществами перед процессом уголовным.

Кроме этого, напомним, что срок исковой давности для освобождения от уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести, к которым относятся налоговые преступления по основным составам (не в особо крупном размере), составляет всего два года (п. 2 ст. 15, п.п. «а» п. 1 ст. 78 УК РФ). Т.е. появляется возможность за счет довольно протяженных по времени налоговой проверки и разбирательства в арбитраже благополучно пережить этот срок.

Как в 2021 году не попасть под выездную налоговую проверку

От выездной налоговой проверки не застрахован никто.

Даже работающий строго «по букве закона» бизнесмен понимает, что выездная налоговая проверка его предприятия имеет риски доначисления налогов, пеней и штрафов, по статистике в 98 % случаев так и происходит.

Но даже если проверка пройдет удачно и учет велся идеально, серьезная нервотрепка будет обеспечена. Логично, что все стараются ее избежать и лишний раз не попадать под прицел контролеров.

Выездная проверка проводится за три года, предшествующих ее началу (ст. 89 НК РФ).

Так в 2021 году инспекторы в рамках выездных контрольных налоговых мероприятий вправе проверить у вас 2018, 2019 и 2020 годы, а также месяцы текущего года до ее начала.

Например, если проверку назначили на ноябрь 2021 года, то контролеры уполномочены проверить учет за 2018–2020 годы и январь-октябрь 2021 года.

Чтобы выездная налоговая проверка началась, выносится соответствующее Решение руководителя ИФНС по месту регистрации фирмы или по месту прописки ИП. Разберемся, как не спровоцировать своими действиями выездную налоговую проверку, какие изменения в законодательстве произошли и какие планируются, а также традиционно примеры из практики и полезные советы.

Распространенные заблуждения

Бытует мнение, что новые компании и ИП первые 3 года работы не проверят, то есть делай, что хочешь, с высокой долей вероятности выездной проверки не будет.

По факту контролеры могут принять решение провести проверку в отношении любой фирмы и предпринимателя, в любое время, если благодаря комплексному анализу данных они предполагают, что можно собрать больше денег в бюджет.

Причем анализ этот производится в основном в автоматическом режиме с использованием качественного программного софта ФНС. Так что бизнесмены-новички от проверки вовсе не застрахованы, особенно если решат участвовать в незаконных схемах или проводить через себя операции по обналичке.

Ошибочно считать, что смена юридического адреса фирмы и перевод в другую ИФНС поможет уклониться от выездной проверки. Способ не сработает. Сейчас невозможно сменить адрес до тех пор, пока не пройдет назначенная выездная проверка.

Еще один миф, что инспекторы гарантированно проведут выездную проверку, если к ним поступила тревожная информация о налогоплательщике из банка, полиции, прокуратуры, трудинспекции и т.д.

К сообщениям из других ведомств контролеры действительно прислушиваются в рамках межведомственного взаимодействия (Соглашение ФНС РФ и Роструда № ММВ-23-2/24@ от 25.11.2016 года). Но одного только поступления сигнала из соседнего ведомства недостаточно для инициирования выездной проверки.

ФНС в первую очередь волнуют нарушения связанные с оплатой налогов и страховых взносов, то есть собственные интересы.

Также ошибочным считается, что у ИП получится избежать проведения выездной налоговой проверки, если до ее начала он успеет сняться с учета. Этот финт не пройдет. Ликвидированное ООО налоговики действительно проверить уже не смогут, т.к.

юридическое лицо, в отношении которого планируется проверка, уже не существует и исключено из реестра без правопреемства. Но в отношении ИП применяются другие правила.

ФНС разрешается проверять работу предпринимателя как в процессе снятия с учета, так и в течение трех лет после ликвидации коммерческой деятельности.

Учитывайте этот важный момент при ведении бизнеса через ИП, чтобы нежданная налоговая проверка не застала вас врасплох, поскольку предприниматель отвечает по долгам всем своим имуществом (включая личное).   

Аналогично начало процедуры банкротства ООО не спасет от выездной налоговой проверки его. Статья 89 НК РФ не подразумевает исключений для проведения выездной налоговой проверки в период банкротства предприятия (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа № Ф01-5626/2014 от 29.12.2014 года).

Есть ли мораторий на выездные проверки в 2021 году

Нет, мораторий на выездные налоговые проверки в 2021 отсутствует. Не путайте плановые налоговые проверки ФНС и плановые проверки, которые проводят другие госорганы.

Длительные задержки с вынесением решений по итогам налоговых проверок стали нормой: как с этим бороться?

Совет опытного аудитора

В последнее время, к сожалению, налоговые инспекции стали практиковать ничем не объяснимые и очень длительные (порой более года) задержки с вынесением решений по итогам полностью завершенных выездных налоговых проверок.

При этом налоговые чиновники утверждают, что эти задержки якобы не нарушают прав проверенных налогоплательщиков, а сроки, установленные для этого Налоговым кодексом, якобы не несут в себе пресекательного характера.

О том, что на самом деле говорит на эту тему законодательство Росссии, и как следует трактовать эту ситуацию с точки зрения права и бороться с ее проявлениями, расскажет управляющий ООО «БЭНЦ» (Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр) – Николай Васильевич Некрасов.

Кратко опишу типичную ситуацию. Проведена выездная налоговая проверка, налогоплательщику предъявлен Акт проверки, в котором его обвинили в неуплате налогов на крупную сумму.

Налогоплательщик не соглашается с этим, и направляет в Инспекцию свои возражения.

Инспекция проводит процедуру рассмотрения материалов налоговой проверки, все как полагается по законодательству … иногда объявляются мероприятия дополнительного налогового контроля.

Но … после этого ситуация как то очень странно зависает, примерно так же как зависает компьютер … никаких действий более не происходит, причем очень длительное время. Уже есть реальные примеры, когда ничем не объяснимая пауза длится более одного года. И пандемия здесь не при чем, поскольку задержки начались летом 2019 года когда о коронавирусе еще никто даже не слышал.

При этом налоговое законодательство в пункте 1 ст.101 НК РФ четко говорит, что на вынесение решения по итогам завершенной выездной налоговой проверки отводится 10 дней. Срок рассмотрения материалов налоговой проверки и вынесения соответствующего решения может быть продлен, но не более чем на один месяц. Более НК РФ для этого не дает ни одного дня.

Эти ситуации с длительными задержками вынесения решений ИФНС, безусловно, являются грубым нарушением требований действующего НК РФ.

Тем более, что любая налоговая инспекция, являясь составной частью единой налоговой службы страны, обязана неукоснительно соблюдать действующее налоговое законодательство нашей страны в силу самого своего статуса, как государственного органа призванного строго следить ИМЕННО ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ налогового законодательства РФ.

Однако, как ни странно, на все звонки и письма налогоплательщика с вопросом, почему происходит задержка? – Инспекция отвечает, что решение пока не принято, установленный Налоговым кодексом срок вынесения решения носит лишь рекомендательный характер и пресекательного значения в себе не содержит. Права налогоплательщика при этом, мол никак не нарушены, поскольку требований к уплате налогов в бюджет, описанных в Акте проверки, к налогоплательщику пока никто не предъявляет. Успокойтесь мол, все в порядке, ждите.

Читайте также:  Дополнительное соглашение о смене директора. бланк и образец 2021-2022 года

Однако, на самом деле эта ситуация совсем не так безобидна как ее пытаются представить работники Инспекции. Для того что бы это понять необходимо тщательно разобраться с тем как эту ситуацию описывает Налоговый кодекс РФ? Обратим внимание на пункт 14 статьи 101 НК РФ.

Он содержит в себе три абзаца, причем каждый из которых содержит описание совершенно разных правовых ситуаций, не взаимосвязанных между собой. В каждой из них описано отдельное нарушение или группа нарушений, объединенных одним общим признаком, и описаны свои критерии их последствий.

А налоговики, похоже считают эти абзацы взаимно вытекающими друг из друга и поэтому ошибочно полагают, что эта ситуация с задержкой вынесения решения относится ко второму и третьему абзацу пункта 14 статьи 101 НК РФ.

А первому абзацу этого пункта налоговики вообще похоже не придают значения, ошибочно относясь к нему как к некому общему рамочному пункту, не несущему в себе самостоятельного значения. Но на самом деле это совсем не так.

Первый абзац этого пункта имеет своё самостоятельное значение и ситуация о которой мы говорим относится именно к нему и только к нему. И такая постановка вопроса приводит к совершенно иным выводам по поводу оценки правовых последствий столь длительной задержки с вынесением решения ИФНС по итогам завершенной налоговой проверки.

Дело в том, что именно первый абзац статьи 101 НК РФ прямо и без всяких условий и оговорок на существенность, говорит о возможности ПОЛНОЙ отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом в случаях несоблюдения именно должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом.

Заметьте ситуация описанная в этом абзаце носит очень узкий характер, поскольку касается нарушения требований НК РФ со стороны именно должностных лиц налогового органа, а не рядовых сотрудников.

Она говорит, что если какое-то требование НК РФ не исполнено (нарушено) именно должностным лицом налогового органа, то последствия такого нарушения – отмена решения налогового органа.

Отметим, что к должностным лицам налоговых органов Налоговый кодекс содержит не так уж и много требований.

Именно поэтому в абзаце первом пункта 14 статьи 101 НК РФ ничего не сказано о существенности последствий нарушения этих требований этими людьми, просто сказано, что в случае нарушения этих требований – результат один – отмена решения ИФНС.

Очевидно, что должностными лицами налогового органа являются лишь руководитель налогового органа и его заместители. Рядовые сотрудники и даже начальники отделов к ним не относятся.

Подчеркнем, что Налоговый кодекс именно от руководителя налогового органа или от его заместителей требует, что бы в срок, установленный Налоговым кодексов было принято соответствующее решение по итогам налоговой проверки, полностью завершенной его подчиненными сотрудниками.

Следовательно, у вышестоящего налогового органа и у суда имеется полное право отменить решение налогового органа в случаях несоблюдения должностным лицом этого налогового органа любого из требований, установленных к нему настоящим Кодексом.

А уж ситуация, с ничем не оправданной, годичной задержкой руководителем налогового органа вынесения именно им, как должностным лицом налогового органа, своего решения по итогам завершенной налоговой проверки, непосредственно относится к положениям, описанным именно в первом абзаце пункта 14 статьи 101 НК РФ.

Второй абзац п.14 ст.101 НК РФ говорит уже совершенно о другой ситуации, не имеющей ничего общего с ситуацией, описанной в первом абзаце этой статьи. В нем акцент ставится лишь на существенных нарушениях именно процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Подчеркнем, что в нашем примере в части организации сотрудниками налогового органа процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки нарушений не было допущено. Нарушение было допущено уже после завершения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки. Именно после ее завершения руководителем Инспекции в установленный срок должно было быть принято решение.

Следовательно, наша ситуация не относится к ситуации, описанной во втором абзаце пункта 14 статьи 101 НК РФ.

Третий абзац п.14 ст.101 НК РФ тоже говорит уже совершенно о другой ситуации, не имеющей ничего общего с ситуацией, описанной в первом абзаце этой статьи. Поскольку он тоже говорит лишь процедуре рассмотрения материалов налоговой проверки, но в отличие от второго абзаца этой статьи он говорит уже об ИНЫХ возможных нарушениях процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Подчеркнем, что в нашем примере в части организации сотрудниками налогового органа процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки ИНЫХ нарушений так же не было допущено. Следовательно, наша ситуация не относится к ситуациям, описанным в третьем абзаце пункта 14 статьи 101 НК РФ.

Итог. На основании вышеизложенного, в нашем примере сложилась ситуация, в которой имеет место ГРУБОЕ не соблюдение именно ДОЛЖНОСТНЫМ ЛИЦОМ налогового органа требований, установленных Налоговым кодексом РФ, которое безусловно может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

На необходимость строгого соблюдения территориальными налоговыми органами процессуальных сроков, предусмотренных НК РФ для проведения налоговых проверок, оформления их результатов, а также рассмотрения дел о налоговых правонарушениях указывает и ФНС России в своем письме от 10.01.2019 года № ЕД-4-2/55.

Столь длительная задержки сроков, установленных Налоговым кодексов РФ, просто шокирует. Такое отношение к требованиям налогового законодательства со стороны руководителей налоговых Инспекций явно недопустимо и не должно оставаться без должной критической его оценки со стороны вышестоящего налогового органа или суда.

Столь длительными задержками вынесения своих решений руководители ИФНС создают ситуацию, в которой грубо нарушаются, в том числе и права налогоплательщика на проведение в его отношении мероприятий налогового контроля в порядке, четко установленном законом.

Закон такого отношения к налогоплательщику со стороны налогового органа категорически не допускает. Все, что написано в законе необходимо исполнять ВСЕМ без каких-либо исключений, и прежде всего руководителям налоговых органов.

Применение двойных стандартов, когда лицу обладающему властью позволяется нарушение закона, а с налогоплательщика требуется полное и безусловное его исполнение — разрушает демократические устои Общества. Это прямое нарушение Конституции РФ.

Отметим, что ничем не объяснимая длительная пауза с принятием руководителями налоговых органов итоговых решений по завершенным налоговым проверкам, случаются как правило после того, как налогоплательщику был вручен Акт проверки в котором руководитель налогоплательщика был поставлен в ситуацию обвиняемого в очень серьезном правонарушении – в умышленном уклонении от уплаты налогов в крупной сумме. Естественно, что со стороны налогоплательщика такая ситуация расценивается как явное злоупотребление властью, как откровенная игра на нервах, на чувствах и даже на здоровье руководителей проверенных компаний, если не называть это буквальным издевательством над налогоплательщиками, которых в этой ситуации (фигурально выражаясь) просто на целый год «подвесили» как котят и наблюдают, что же они будут делать в этом «подвешенном» положении?

Важным является и то обстоятельство, что за целый год «задержки» над подписанием своего решения РУКОВОДИТЕЛЬ налогового органа, как правило ничего в нем не изменяет по сравнению с содержанием и выводами, содержащимися в Акте налоговой проверки.

Но, за этот год задержки очень заметно вырастают в своем размере пени, которые были начислены налогоплательщику к уплате в бюджет.

Этим налогоплательщику наносится «дополнительный» экономический ущерб и нарушаются права налогоплательщика хотя бы потому, что если налогоплательщику в результате его налогового спора не удастся доказать свою правоту (а мы не может этого исключать несмотря на нашу личную уверенность в своей правоте) и он будет вынужден оплатить в бюджет начисленные по итогам проверки налоги, пени и штрафы, то тем самым налогоплательщик будет вынужден уплатить в бюджет сумму пени больше, чем если бы это произошло на целый год раньше. И это будет вызвано именно «годичной» ничем не обоснованной задержкой вынесения решения ИФНС.

На дворе XXI век. Интернет пестрит сообщениями о злоупотреблениях властью со стороны чиновников самого разного ранга.

В памяти всплывает недавний случай, когда губернатор Чувашии Михаил Игнатьев 23 января 2020 года торжественно вручал работникам МЧС ключи от новых пожарных машин и, отдавая один из комплектов, поднял его настолько высоко, что пожарному пришлось подпрыгивать, что бы его получить.

Губернатор Чувашии после этого был обвинен в неэтичном поведении, указывалось, что тем самым он унизил честь и достоинство офицера, который спасает жизни людей, оскорбил чувства многих людей.

Лицу, занимающему высокопоставленный пост, в принципе непозволительно, так себя вести, демонстрируя чванство и барские замашки. Итог — 29 января Президент России Путин В.В. отправил Игнатова в отставку с формулировкой «в связи с утратой доверия». Согласитесь – шокирующий случай.

Но для любого налогоплательщика: и ситуация с годичной (ничем не оправданной, грубо нарушающей требования действующего законодательства) задержкой вынесения решения по итогам выездной налоговой проверки в отношении него, и описанная выше ситуация в Чуваши, являются событиями из одного и того же ряда.

Оба они являются яркими примерами злоупотребления властью (только в разной форме), примерами унижения чести и достоинства других людей, примерами нарушения прав других людей, а в нашем случае, дополнительно, еще и грубого нарушения чиновником прямых требований закона. Только в нашем случае ситуация намного тяжелее и драматичнее для налогоплательщика, чем в Чувашии для пожарного. Однако, в случае с Чувашским губернатором справедливость восстановил Президент России, он лишил чиновника власти. А в нашем примере (а такие случаи реально имеются и Управление ФНС по Архангельской области и НАО о них прекрасно знает) восстановить справедливость необходимо путем отмены такого решения налогового органа, которое было принято должностным лицом налогового органа с грубым нарушением требований закона.

Удачи всем нам. Спасибо за внимание.

Управляющий ООО «БЭНЦ» — Николай Некрасов

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector