Суды запретили налоговикам придираться во время проверок

Суды запретили налоговикам придираться во время проверок

Налоговые органы давно добиваются расширения прав при проверках / Артем Геодакян / ТАСС

Минфин и ФНС дорабатывают инструментарий для борьбы с уклонением от уплаты налогов. Налоговые органы могут получить право блокировать имущество должников в оперативном порядке – сейчас это возможно исключительно по результатам налоговой проверки. Об этом «Ведомостям» рассказал федеральный чиновник, информацию подтвердили близкий к правительству источник и представитель Минфина.

Налоговые органы давно добиваются расширения прав при проверках, отмечает источник, близкий к правительству.

Признаки возможного ухода от налогов «будут установлены по определенному риск-ориентированному подходу», рассказал федеральный чиновник.

«Сейчас с момента старта налоговой проверки «уклонисты» успевают распродать все имущество, вывести капитал и обанкротиться. Инициатива направлена на пресечение такой практики», – пояснил собеседник «Ведомостей».

Минфин и ФНС постоянно работают над улучшением налоговых проверок и ростом их результативности, сообщил «Ведомостям» представитель Минфина. По его словам, действительно прорабатывается вопрос предоставления права налоговым органам «фиксации имущества проверяемого в целях предотвращения возможности использования недобросовестными налогоплательщиками лазеек для уклонения от уплаты налогов».

Налоговые проверки часто растягиваются на продолжительный срок – недобросовестные налогоплательщики за это время скрывают или выводят свои средства или имущество. По устранению этого недочета ведутся консультации, пояснил представитель Минфина.

Юридическая фиксация обязательств, сокрытых от государства в результате налоговых правонарушений – длительный процесс, согласился представитель ФНС.

Срок зависит прежде всего от того, насколько добросовестно и оперативно налогоплательщик предоставляет документы, доказывающие его добросовестность, добавил собеседник.

При этом отсутствуют механизмы, препятствующие выводу либо обременению активов, за счет которых возможно исполнение сокрытой обязанности по уплате налогов, подчеркнул представитель ФНС. Налогоплательщики, по которым проводились проверки, сокрыли ликвидные активы не менее чем на 170 млрд руб. за два года, уточнил собеседник.

Сейчас налоговики могут вводить обеспечительные меры на имущество должников только в результате проверки – после решения о привлечении к ответственности – или если налогоплательщик не сдает отчетность. Такие полномочия действуют с 2007 г. Обеспечительные меры бывают двух видов: запрет на передачу (в том числе в залог) имущества без согласия налогового органа и приостановка операций по счетам.

Решение принимает руководство налоговой инспекции, если достаточно оснований полагать, что иначе будет сложно или невозможно взыскать задолженность. При этом ограничения можно заменить на банковскую гарантию, залог ценных бумаг или поручительство третьего лица.

Налоговые органы могут получить инструмент давления на предпринимателей, полагает президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин: «Бизнес по факту останется без инструментов и времени на защиту своих интересов, поскольку такие решения будут приниматься не на основании результатов всей проверки, а на основании предварительных выводов, которые могут быть ошибочными», – предупредил Катырин.

У налоговых органов уже достаточно полномочий для взыскания задолженности, отметил президент «Опоры России» Александр Калинин.

«Налоговые органы вправе подозревать бизнес в недобросовестности, но предварительные обеспечительные меры во время, а не по итогам налоговой проверки фактически означают поражение налогоплательщика в правах. Для расследования мошенничества есть уголовный процесс», – отметил Калинин.

«Нужно смотреть детали, но на первый взгляд идея – явный перебор», – считает руководитель экспертного центра «Деловой России» по налоговой и бюджетной политике Кирилл Никитин.

По его мнению, отдельные прецеденты вывода активов бизнесом за время налоговой проверки не могут стать основанием для массового ужесточения правил игры. «Можно было бы сразу потребовать, чтобы налогоплательщики получали в госорганах разрешение на выбытие любого имущества по любым основаниям. Скольких злоупотреблений тогда можно будет избежать!» – добавил он.

Недобросовестные налогоплательщики действительно могут практически беспрепятственно выводить активы во время налоговой проверки, рассказал адвокат, старший юрист налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Дмитрий Кириллов.

Обеспечительные меры по результатам проверки как раз призваны быстро предотвратить сокрытие имущества. Но на практике решения выносятся очень долго, много времени занимает и досудебное обжалование.

С начала проверки до вступления в силу решения может пройти 4–6 лет.

Поэтому у налогоплательщиков достаточно времени, чтобы полностью «обнулить» компанию и спрятать имущество, отмечает управляющий партнер юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Александр Лемчик.

Обеспечительные меры часто применяются, если выявлены схемы ухода от налогов с участием фирм-однодневок, рассказал адвокат, партнер консалтинговой компании «Номен» Иван Яголович. Самая болезненная мера – приостановление операций по счетам, добавил Лемчик.

Нарушители могут вывести активы заранее или после начала проверки. При этом налоговые органы могут видеть информацию о движении по банковским счетам и переходе прав собственности на имущество из государственных информационных систем.

Все действия по возврату активов – оспаривание сделок и субсидиарная ответственность учредителей и директоров – доступны лишь постфактум, при процедуре банкротства или уголовного преследования (ст. 199.2 УК РФ, сокрытие активов).

Но, как правило, в схемах незаконной налоговой экономии изначально задействуются фирмы-пустышки, у которых нет активов, пояснил Кириллов.

Налоговые споры часто возникают не из-за намеренного ухода от налогов, а в связи с различным толкованием налогового законодательства бизнесом и налоговиками. «Поэтому компании склонны решать разногласия во время проверки и далее в суде, не прибегая к выводу активов», – подчеркивает Кириллов.

«Деятельность любого бизнеса предполагает постоянное движение денег и других активов, поэтому каждый день работы бизнеса – это лазейка для вывода денег», – иронизирует Яголович. Подготовить и создать механизм вывода средств сложно и долго.

«Если налоговый орган проводит проверку в установленные законом сроки, то недобросовестный налогоплательщик просто не успеет подготовить и осуществить вывод имущества. Плохо, на скорую руку прикрытые сделки будут легко оспорены в процедуре банкротства», – пояснил адвокат.

«Если изменение будет касаться только фиксации имущества на начало проверки, чтобы сравнить его с тем, что осталось к окончанию, то ничего страшного нет, – считает Лемчик.

– Если же инициатива перерастет в полноценное наложение ареста на активы, то это может иметь негативные последствия для бизнеса, поскольку к имуществу относятся в том числе и товары».

Ограничение в правах распоряжаться своим имуществом и деньгами с начала проверки может ударить прежде всего по добросовестному бизнесу, который уверен в своей правоте и надеется отстоять ее в налоговом споре, отмечает Кириллов.

Предварительные обеспечительные меры в налоговом администрировании – «беспрецедентная основа для коррупции», подчеркивает Яголович: «Безнадзорное и бездоказательное ограничение права собственности на период налоговой проверки – это гарантированная гибель бизнеса. Налоговый чиновник получит мощнейший инструмент давления на предпринимателя».

Если идея будет утверждена, потребуется менять не только Налоговый кодекс, но и уголовное, административное законодательство и порядок исполнительного производства, указывает Яголович: «Правовой режим ограничения права собственности должен включать не только полномочия чиновников, но и гарантии налогоплательщикам».

Налоговикам предложили дать право блокировать активы бизнеса при проверке — РБК

Инициативу обсуждают Минфин и ФНС. Она направлена против «уклонистов», которые после начала налоговой проверки успевают распродать имущество, вывести капитал и обанкротиться. Бизнес эту идею счел «явным перебором»

Суды запретили налоговикам придираться во время проверок

Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Налоговые органы могут получить право оперативно, до завершения проверки, налагать обеспечительные меры на имущество должников, сообщила газета «Ведомости».

Минфин и Федеральная налоговая служба (ФНС) дорабатывают способы борьбы с уклонением от уплаты налогов, рассказали источники издания.

По словам одного из собеседников, инициатива направлена против «уклонистов», которые после начала налоговой проверки успевают распродать все имущество, вывести капитал и обанкротиться.

Признаки возможного ухода от налогов установят «по определенному риск-ориентированному подходу», сказал источник.

В Минфине изданию подтвердили, что прорабатывают вопрос о наделении налоговиков правом «фиксировать» имущество проверяемого, чтобы тот не мог использовать лазейки для уклонения от уплаты налогов. По словам представителя ФНС, налогоплательщики, по которым проводились проверки, скрыли ликвидные активы не менее чем на 170 млрд руб. за два года.

Сейчас налоговые органы могут устанавливать обеспечительные меры только в результате проверки — после решения о привлечении к ответственности — или если налогоплательщик не сдает отчетность. Решение принимает руководство налоговой инспекции, если достаточно оснований полагать, что иначе будет сложно или невозможно взыскать задолженность.

Обеспечительные меры делятся на два вида. Это запрет на передачу, в том числе в залог, имущества без согласия налоговиков и приостановка операций по счетам.

Опрошенные изданием представители бизнеса сочли инициативу излишней. По мнению президента Торгово-промышленной палаты Сергея Катырина, налоговики могут получить инструмент давления на предпринимателей.

«Бизнес по факту останется без инструментов и времени на защиту своих интересов, поскольку такие решения будут приниматься не на основании результатов всей проверки, а на основании предварительных выводов, которые могут быть ошибочными», — отметил он.

Президент «Опоры России» Александр Калинин также считает, что у налоговиков хватает полномочий для взыскания задолженности. «Предварительные обеспечительные меры во время, а не по итогам налоговой проверки фактически означают поражение налогоплательщика в правах. Для расследования мошенничества есть уголовный процесс», — заявил он.

На первый взгляд, инициатива — «явный перебор», считает руководитель экспертного центра «Деловой России» по налоговой и бюджетной политике Кирилл Никитин.

По его мнению, отдельные случаи, когда бизнес выводил активы до окончания налоговой проверки, не могут стать основанием для массового ужесточения правил игры.

«Можно было бы сразу потребовать, чтобы налогоплательщики получали в госорганах разрешение на выбытие любого имущества по любым основаниям. Скольких злоупотреблений тогда можно будет избежать», — отметил Никитин.

Налоговая проверка прямо сейчас в моем офисе: как себя вести и зачем потом идти в суд | Rusbase

Максим Баранов, руководитель налоговой практики юридической фирмы Alta Via, отвечает на самые распространенные вопросы предпринимателей о налоговых проверках. 

Читайте также:  Сопроводительное письмо к уточненной декларации. Образец 2021-2022 года

Налоговая проверка прямо сейчас в моем офисе: как себя вести и зачем потом идти в суд Виктория Кравченко

Существует строго определенный перечень критериев, которые сотрудники налоговой службы используют при планировании выездных проверок. Этот перечень содержится в приложении №2 к Приказу ФНС России от 30.05.2007 «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок». При совпадении нескольких из них компанию может ожидать выездная налоговая проверка.

  1. Во-первых, некоторые показатели, находящиеся значительно ниже среднего по отрасли уровня. Налоговую службу могут насторожить слишком низкие налоговые выплаты, уровень зарплат или рентабельности компании.
  2. Во-вторых, вопросы могут возникнуть, если расходы компании увеличиваются быстрее, чем доходы, или компания является убыточной два года и более.
  3. В-третьих, одним из поводов к назначению проверки может послужить заключение неоднозначных сделок — без очевидной выгоды либо с высокими налоговыми рисками.
  4. Выездную проверку могут назначить, если компания вовремя не предоставила ответ на запрос из налоговой службы, неоднократно меняла юридический адрес (если в результате изменений нужно менять место постановки на налоговый учет) или имеет большие налоговые вычеты (доля вычетов по НДС от общей суммы начисленного налога составляет от 89% за год). Для компаний, применяющих специальные режимы налогообложения, таким критерием также является приближение к предельному значению (менее чем на 5%), два и более раз за год, для ИП — сумма расходов, составляющая более 83% от суммы доходов.

2. Налоговая проверка прямо сейчас в моем офисе: как себя вести?

Сначала надо проверить полномочия проверяющих. Для этого проверяющие должны предъявить служебные удостоверения и решение руководителя (или его заместителя) налогового органа о проведении выездной налоговой проверки.

Если вы не пускаете налоговиков в офис, это даёт им право расчетным методом самостоятельно определить сумму налога, подлежащую уплате. Скорее всего, эта сумма будет больше, чем размер доначисленных налогов, который был бы определен во время проверки. Поэтому не имеет смысла препятствовать доступу проверяющих в ваш офис без крайне уважительных причин.

3. Какие, вообще, документы мы обязаны предоставить проверяющим?

Во время выездной проверки налоговики могут потребовать предоставить им «необходимые для проверки документы». Это означает, что они могут запрашивать любые документы (в том числе первичные): регистры бухгалтерского и налогового учетов, договоры, акты, счета, платежные документы, счета-фактуры и так далее.

Документы, которые вас попросят предъявить проверяющие, должны относиться к тем налогам, по которым ведется проверка, и к тем периодам, за которые она проводится.

Налоговики не вправе повторно требовать документы, которые ранее уже представлялись в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок.

Если проверяющие запрашивают документы, необязательно предоставлять их сразу же. Это можно сделать в течение 10 рабочих дней после получения требования о предоставлении документов.

Если проверяющие хотят провести выемку документов, они должны показать постановление о выемке, утверждённое руководителем (или его заместителем) налогового органа.

4. А если мы что-то утаим от проверяющих? Чем это грозит?

Возможен штраф в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ. Кроме того, если в дальнейшем вы захотите использовать скрытые документы в качестве доказательства своей позиции в суде, суд может отказаться принимать такие доказательства.

5. Каковы могут быть последствия выездной проверки?

Главный риск для любого бизнеса, связанный с выездной проверкой, — это возможное доначисление налогов.

За 2016 год сотрудниками Федеральной Налоговой Службы было проведено 24 879 таких проверок, и только в 209 случаях нарушений не нашли.

По результатам выездных проверок было начислено более 349 млн рублей дополнительных платежей, включая налоги, налоговые санкции и пени.

6. Если моей фирме доначислили налоги, есть ли шанс оспорить решение?

Конечно. Всегда есть шанс выиграть налоговый спор. Например, в первом полугодии 2015 года по данным Судебного департамента при Верховном суде в половине таких случаев решение было принято в пользу налогоплательщика.

7. С чего начать подготовку к суду?

В первую очередь нужно выявить те сделки, по которым предположительно могут быть доначисления. Например, совершенные без явной экономической выгоды, с ценой, значительно отличающейся от рыночной или исключительно с целью налоговой экономии, а также заключенные с фирмами-однодневками или взаимозависимыми лицами.

Затем нужно будет проверить правильность оформления первичной документации по рискованным договорам и обязательно устранить ошибки, если они есть. После этого можно приступать к подготовке обоснований.

В своей аргументации вы можете опираться на разъяснения ФНС и Минфина России.

Не стоит опасаться возможных противоречий и неопределенностей в законах, так как в ходе судебного процесса все они трактуются в пользу налогоплательщика. Также полезно изучить судебную практику.

Стоит иметь в виду, что в настоящее время все чаще суды рассматривают не сделки по отдельности, а совокупные налоговые последствия деятельности фирмы в целом.

Желательно, чтобы ваши сотрудники и контрагенты также были готовы к возможным контактам с сотрудниками ФНС.

8. Как лучше подготовить сотрудников и контрагентов?

Персонал необходимо попросить уведомить вас о полученных вызовах на допрос, так как на допросе сотрудников обязательно должен присутствовать юрист, предоставленный компанией. Помимо этого, полезно предварительно обсудить с кадрами возможные вопросы и ответы на них.

Работа с контрагентами должна быть направлена в первую очередь на тех из них, которые могут быть расценены сотрудниками налоговой службы как фирмы-однодневки. Вам нужно постараться убедить их предоставить документы по запросу из налоговой, а так же устранить возможные противоречия в документации компаний.

9. Как мне построить защиту в суде?

При обосновании чистоты сделок в суде активные доводы будут гораздо более эффективны, нежели пассивные. Например, если, по вашему мнению, ФНС неверно оценила стоимость одной из сделок, будет лучше, если вы представите суду результаты альтернативной оценки, показывающей экономическую состоятельность вашего решения (активный довод).

Конечно, вы также можете использовать пассивный довод, например, указать на нарушения при оценке, но такой довод с меньшей вероятностью будет принят судом.

Материалы по теме:

«Додо Пицца» подала в суд на Delivery Club после отказа от работы с агрегатором

Разработчиков софта обяжут раскрывать исходный код при госзаказах

В России разработали правила работы мессенджеров

Курс биткоина обвалился на 16% из-за решения властей США

Власти помогут фермерам с дронами и интернетом вещей

Искусственный интеллект в суде, боты-юристы и краудфандинг правовых споров – как начинается LegalTech-революция

Ас мо запретил налоговую проверку без налоговой проверки

Налоговая инспекция запросила у компании финансовую и налоговую информацию за три года без налоговой проверки. Фирма возразила, что это возможно только в целях проверки конкретной сделки или контрагента. И отправилась в суд отстаивать свои права. Две инстанции подтвердили правоту налоговой, но кассация их исправила.

Формальный подход не редкость в таких делах, признают эксперты.

Если налоговая запрашивает документы вне рамок проверки, то она должна сообщить налогоплательщику, какую конкретно сделку она проверяет и с какой целью. Это напомнил Арбитражный суд Московского округа в одном из недавних дел.

В нем компания «Артек» оспаривала требование межрайонной инспекции ФНС № 51 по Москве предоставить сведения. А если конкретнее, то налоговики запросили расшифровки финансовых показателей, налоговые регистры и штатные расписания за 2015–2017 годы. Но «Артек» отказался делиться этой информацией. Компанию не устроило, что требование было неконкретным.

Из него нельзя было понять, какая сделка или какой контрагент интересуют чиновников.

Но две инстанции решили, что налоговая все сделала правильно. Они сослались на п. 2 ст. 93.1 Налогового кодекса, который позволяет истребовать документы (информацию) вне рамок проверки.

Это должны быть сведения по конкретной сделке, которые получают у сторон этого договора или у других осведомленных лиц. В требовании достаточно перечислить, что это за документы и за какой период, а также написать, что они нужны вне рамок налоговой проверки.

Это написали две инстанции в своих решениях. По их мнению, налоговики вполне могут не указывать конкретное мероприятие налогового контроля.

Иного мнения оказался АС Московского округа. Он напомнил, что в требовании обязательно указывать в том числе конкретное мероприятие налогового контроля, в рамках которого нужны недостающие сведения (абз. 2 п. 3 ст. 93.1 НК). А еще чиновники должны обосновать цель запроса.

«Полномочия налоговых органов не абсолютны, они должны иметь правовые основания», – напомнила тройка кассации. Она обратила внимание, что нижестоящие суды так и не прояснили, в отношении какой сделки или контрагента запрашивается информация.

Но если «обоснованной необходимости» в конкретных документах нет, то спорное требование незаконно, указал окружной суд. Он акцентировал внимание на том, что работу компании хотят проверить за три года безо всяких налоговых проверок.

С такими указаниями АС МО передал дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Нечеткие формулировки для нечетких полномочий

Без налоговой проверки госорган может запросить меньше документов, чем в ее рамках, говорит партнер Денис Черкасов. Он объясняет, что это правило защищает налогоплательщика.

Но налоговый орган часто запрашивает больше, чем ему позволяет закон, продолжает партнер АБ  Сергей Варламов. По словам партнера международного центра защиты прав GlobalLaw Андрея Саунина, инспекции могут пользоваться нечеткой формулировкой п. 2 ст. 93.

1 НК, где говорится об «обоснованной необходимости получения документов (информации)».

Конкретно в деле «Артека» речь идет, видимо, о так называемом предпроверочном анализе, предполагает руководитель направления разрешения налоговых споров  Александр Ерасов.

После анализа налоговые органы принимают решение, проводить ли выездную налоговую проверку. По словам Ерасова, такие требования на практике направляются массово.

Читайте также:  Налог на профессиональный доход для самозанятых граждан

Но их законность вызывает у юриста сомнения, потому что предпроверочный анализ, согласно НК, не является ни мероприятием налогового контроля, ни собственно налоговой проверкой.

Если налоговый орган запрашивает информацию «по конкретной сделке», но значительно больше, чем по ней нужно, то он фактически подменяет налоговую проверку. Это недопустимо.

Александр Ерасов, 

По словам партнера Алексея Артюха, такая практика в том числе помогает чиновникам еще до выхода на налоговую проверку узнавать главные нарушения. Ведь они заранее получают всю ключевую информацию и документы по основным спорным сделкам. А в ходе налоговой проверки инспектор занимается перепроверкой и процессуальным оформлением доказательств, продолжает Артюх.

Он также отмечает, что объемные требования вынуждают некоторые компании содержать отдельного человека, а то и двух, которые в основном занимаются подготовкой ответов. «Умерить пыл инспекторов законным способом практически невозможно», — констатирует Артюх.

Инспекторы часто убеждены в том, что цель бизнеса – не зарабатывать деньги, а исключительно готовить ответы на требования в режиме нон-стоп.

Партнер Алексей Артюх

По словам Варламова, в таких делах суды зачастую проявляют формальный подход и оставляют нарушения налоговой без внимания, несмотря на требования закона.

С другой стороны, в пользу компаний имеется практика на уровне окружных судов, хотя «ее не так много, как хотелось бы налогоплательщикам», признает Варламов.

Например, кассации напоминают, что недопустимо истребовать вне рамок налоговой проверки документы не по конкретной сделке, а по всем сделкам с контрагентом за три года (дело № А14-14883/2015).

Недостаточно просто назвать нужные документы вместо запроса информации по сделке (дело № А75-6717/2016), а требование налоговой должно быть «конкретно определенным, исключающим возможность неоднозначного толкования» (дело № А51-14515/2016). Эти и другие подобные дела налогоплательщики могут использовать для защиты своих прав.

Налоговые органы могут выходить за пределы полномочий и на других стадиях. Например, они выявляют новые нарушения в рамках мероприятий дополнительного налогового контроля, говорит юрист департамента «Правовой и налоговый консалтинг»  Александр Беляев.

По его словам, чиновники считали эти действия правомерными, хотя п. 6 ст. 101 НК говорит, что в этом случае можно лишь получать доказательства уже установленных нарушений.

Только в письме от 19 октября 2018 года № ЕД-4-2/20515@ ФНС назвала такой подход неправомерным, продолжает Беляев.

Ерасов советует в любом случае проверять законность истребования информации и документов. На практике это часто помогает сократить объем сведений и время на их подготовку, отмечает юрист.

Евгения Ефименко

Источник: Pravo.ru

Новые вопросы Можно ли передать в посылке в СИЗО крестик и иконку?

В каких ситуациях может грозить выездная налоговая проверка

Надежда Игнатьева, и.о. заместителя начальника отдела бухгалтерского учета  компании «ГЭНДАЛЬФ»

Материалы газеты «Прогрессивный бухгалтер», апрель 2019 г.

Среди бухгалтеров с давних пор периодически появляется слух, что в УФНС есть файл о планируемых на ближайшие год или три налоговых проверках. Некоторые отчаянные головы пытаются раздобыть его, но ничего не выходит. Потому что на самом деле такого файла нет.

К слову, выездная проверка не планируется в Москве, она инициируется местной инспекцией, которая назначает ее по итогам полученных данных. Давайте рассмотрим, какие данные могут к этому привести.

Почему я?!

Выездная проверка дело дорогостоящее для инспекции – практически на год несколько инспекторов выпадают из работы в отделе и находятся в офисе проверяемой организации.

Примерно лет семь назад, проверки проводились следующим образом: инспектор приходил в фирму, находил ошибки, начислял штрафы и получал процент от начисленных штрафов. Вот только в 50% случаев получить начисленное не удавалось. Надо учитывать, что проверка стоит денег не только налогоплательщику, но и ФНС.

В Должностном регламенте ФНС, который утверждает начальник инспекции или управления по соответствующему региону, установленно, что инспектор должен быть оштрафован за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей.

Какие инспекторам платят премии, мы не знаем – все это находится в документах под грифом «Для служебного пользования». Но согласно вышеупомянутому регламенту проверяющих обязали приносить деньги в бюджет, а не просто начислять налоги и штрафы.

Из всего этого следует, что инспектор придет к тому, кто способен заплатить.

Пусть у «Рога и копыта» ошибок больше, чем в диктанте у двоечника, но, если у них за последние годы одни убытки, на счетах деньги появляются нерегулярно, да и те быстро уходят на оплату долгов, то идти к ним нет никакого смысла – с них нечего взять.

Но то, что у вас прибыльный бизнес, еще не значит, что инспектора сбегутся к вам, для этого все же нужны основания. Ради 10 000 руб. штрафа к фирме, скорее всего, не придут.

Сценарии выездных проверок

Сценариев выездных проверок всего два: проверка на работу с недобросовестными поставщиками и дробление бизнеса. Рассмотрим их более подробно.

Пример 1

Работа с недобросовестными поставщиками.

Чаще всего с этим сталкиваются организации и ИП, работающие с грузоперевозками. Если вам регулярно приходится обращаться к услугам сторонних перевозчиков, то будьте готовы к тому, что вы можете столкнуться с работой с фирмами-однодневками.

ФНС обязала нас проверять своего контрагента на добросовестность (общедоступные критерии самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков, используемым налоговыми органами в процессе отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок (утвержденный Приказом ФНС РФ от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок»). Но если требуется перевезти много грузов и в короткие сроки, то иногда можно не успеть всех проверить или соблазниться ценой, которая существенно ниже, чем у конкурентов.

Допустим, несколько раз за квартал организация приобретала услугу по перевозке у одного поставщика, потом у другого, подобного первому, а через время выяснилось, что это были фирмы-однодневки, которые со своих оказанных услуг налогов не платили, отчетность не сдавали.

В ходе камеральной налоговой проверки (подтверждение расходов по налогу на прибыль) организации может прийти требование из налоговой, о том, что у нее есть счет-фактура, а у поставщика нет.

В одном случае могут быть поданы документы, в которых указано, что были расходы, только вот такой организации уже нет и она никаких налогов не заплатила с этой сделки; во втором случае, может быть предоставлена счет-фактура, а поставщик, оказывается, вообще не сдал декларацию, и все попытки его разыскать заканчиваются ничем.

Можно несколько раз «обжечься» таким образом.

Даже если фирма выиграет дело в суде против инспекции по нескольким сделкам, в ИФНС все равно будет собрана пухленькая папка, в которой будут учтены все такие сделки, и по их совокупности организацию могут счесть практикующей уход от налогов. И если в ходе камеральных проверок выявлено столько нарушений, то при выездной проверке у организации точно можно найти, что требуется, и получить деньги для бюджета.

Пример 2

Дробление бизнеса.

Вот тут нужно учесть тонкую грань между дроблением бизнеса и реальной необходимостью в работе нескольких фирм.

Если вы занимаетесь продажей запчастей, кто-то из ваших родственников по рыночной цене сдает вам в аренду торговую площадь, кто-то занимается доставкой, опять же по рыночным ценам, то это не схема.

Тут все обосновано, нет дублирования услуг, завышения сумм оказания услуг для уменьшения налоговой базы, тоже нет.

Или, допустим, у фирмы есть магазин на ЕНВД. Налог рассчитывается от площади, которая весьма велика – 150 кв.м (согласно пп. 6 п. 2 ст. 346.26 НК РФ — это лимит для применения ЕНВД).

Не стоит при этом разбивать торговый зал на три ИП (условно «на себя, жену и сына»), потому что торговый зал один, торгуют там одни и те же лица, везде одно и тоже оформление, сразу видно, что магазин один, а не три разных.

Это уже схема дробления бизнеса, и фирму сразу же снимут со спецрежима и доначислят налог, и штраф тоже выпишут.

В Интернете часто можно встретить заголовки «Легальная схема для резкого уменьшения налогов», но надо помнить, что у ИФНС есть предельные значения налоговой базы в среднем по отрасли для каждого региона и по каждому налогу.

Если организация из квартала в квартал будет ходить по грани, ни к чему хорошему это не приведет. К тому же, у ФНС есть доступ к базам банков, ФМС, ГИБДД, ФСС, таможни, не считая арсенала самой ФНС, поэтому утаить что-либо очень сложно.

Инспектор, скорее всего, будет знать, что и в какой сумме унаследовала 10 лет назад троюродная племянница жены соучредителя фирмы.

Прочее критерии

Навести инспектора на мысль о проверке могут и другие факторы. По отдельности они мелкие и особой опасности налогоплательщику не несут, а вот в совокупности дают повод наведаться к вам. Уже упомянутая низкая налоговая нагрузка (Приказ ФНС № ММ-3-06/333@ от 30.05.

2007) может стать одним из оснований для выездной проверки, за этим стоит следить. Пределы налоговой нагрузки можно узнать на сайте ФНС (nalog.ru).

Все предельные значения – по заработной плате (минимальный размер), по предельным нормам спецрежимов или расходам ИП (расходы практически полностью перекрывают доходы) – лучше устранить.

Если у фирмы в течение года идут убытки, и она ничем не может это объяснить – тем, например, что осваивает новые рынки сбыта, из-за чего товар продается по низкой цене, покупает дорогое оборудование, работа сезонная и прочее, – то организации следует мобилизовать силы и устранить проседание бизнеса. Иначе инспекция заинтересуется, зачем они ведут убыточную деятельность.

Бывает и такое: выручка у компании большая, а сотрудников два или три человека. Может, они стахановцы, но, скорее всего, тут что-то нечисто.

Читайте также:  Расходы на вахтовиков, которые можно учесть на УСН

Еще привлечь внимание может частая сдача корректировочных деклараций, но этим страдают многие добропорядочные организации, и инспекция может закрыть на это глаза.

Однако этим все равно лучше не увлекаться: если фирма не пострадает от инспекции, так потенциальный покупатель, проверяя организацию на благонадежность, увидит большое количество уточненок и может решить, что это ненадежный деловой партнер.

Если ваша организация соответствует указанным выше критериям, это еще не означает, что угроза неотвратима. Нужно только подтвердить все операции документально и обосновать правомерность своих действий.

1С онлайн. Бухгалтерия, Управление торговлей, Зарплата и управление персоналом

Еще не судились с Налоговой? Расскажем, с кем придется иметь дело.

В отечественной арбитражной практике можно встретить достаточное количество дел, когда коммерческая организация пыталась отстоять свои права в спорах с ФНС. Суммы исков, которые требовали организации, время от времени поражают своими размерами и исчисляются миллионами рублей.

К сожалению, в «схватке» с Налоговой службой, как правило, победу одерживает последняя и большинство исков остаются без удовлетворения.

Коммерческие фирмы, порой, не имея в своем штате профессионального юриста, вынуждены обращаться во всевозможные адвокатские палаты, агентства, кабинеты и прочие формации, где они могут заручиться компетентной поддержкой со стороны «знатоков права», но за такие дела берется далеко не каждый специалист.

Сегодня мы постараемся объяснить, почему происходит именно так, а не как-то иначе, кто защищает интересы фискального органа в суде и чем придется столкнуться истцу во время разбирательств. Здесь же нам особо интересен уровень компетенции «защитников» ФНС и то, почему «доброжелательность Фемиды» их практически никогда не покидает.

Почему судятся с Налоговой Службой?

Насколько это не показалось бы «наивным», но те компании, у которых есть опыт судебных разбирательств с ФНС, имели на тот момент необходимость вернуть часть денег, которые, по их мнению, незаконно взимались инспекторами в качестве штрафов. Как правило, именно это лежит в основе всех исков.

Самое занимательное в этой ситуации то, что суммы этих штрафов могут значиться от самых «скромных» до вполне «внушительных». Именно последние штрафные санкции могли повлиять на само существовании компании, как юридического лица.

Пытаясь отстоять свое право и финансовую возможность вести бизнес, директора тратили деньги, нанимали адвокатов и шли в залы суда. Очень редко, но у кого-то получалось на этом даже заработать, когда по решению судейской коллегии им (компаниям) назначалась компенсация «за моральный ущерб».

Для того, чтобы исход был именно таким, потребуется не только высококлассный адвокат, но также и определенный уровень удачи…

Почему сама Налоговая Служба подает иски на компании?

В основе исков ФНС в адрес юридических лиц лежит неисполнение требований органа. К примеру, в ходе налоговой проверки инспекторы ведомства обнаружили существенные разночтения в отчетности и первичной документации компании, что нашло отражение в уменьшенной налоговой базе.

В качестве «смягченного» предупреждения сотрудники ФНС наложили на компанию штраф в размере 50000 рублей за нарушения в области сдачи отчетности. Руководство организации решило проигнорировать требования Фискального органа и продолжило работу в штатном режиме.

Есть такая поговорка: «Налоговая никогда не забывает тех, к кому пришла один раз»… Второй визит «налоговиков» не заставил себя долго ждать, после чего был наложен больший штраф за неисполнение административных обязательств. В конечном итоге стороны вопроса встречаются в суде, т.к.

ФНС подала иск на компанию в связи с целым комплексом нарушений. В этом деле фирму ожидает практически 100%-ный провал, т.к. правомочность действий инспекторов очевидна и доказательству не подлежит.

Кто за кем стоит

Как это было уже сказано ранее, интересы коммерческой организации в суде представляет профессиональный адвокат, очень редко, сам генеральный директор или же главный бухгалтер (смотря, кто из них обладает достаточными навыками в области законодательства).

В тоже время со стороны ФНС, как правило, выступает руководитель того подразделения, за которым закреплена компания. Налоговая Служба практически никогда не прибегает к помощи адвокатов, а самостоятельно отстаивает свои интересы, невзирая на «сложность» иска. Откуда взялось такое правило? Ответ на это достаточно прост.

Предполагается, что сотрудники налоговой (неважно о какой должности идет речь) – это уже юристы по определению. Для того, чтобы работать в ФНС, необходимо иметь за плечами юридическое образование.

Проблема заключается в том, что даже имея на руках «корочку» по соответствующей специальности, этого может быть не достаточно ввиду отсутствия практического опыта судебных разбирательств (если руководитель — новичок).

Что касается более опытных и «матерых» руководителей, то на их веку встречаться в суде с истцами или ответчиками приходилось множество раз. Понимание этой специфики может помочь компаниям выработать стратегию действий, если располагать сведениями о том, кто именно будет выступать со стороны ФНС. В особенности это будет хорошо, если дирекция организации знает лично этого руководителя.

Сильные и слабые стороны ФНС

Если компания подает иск в суд на Налоговую Службу, шансы на удачный исход дела во многом будет зависеть от степени «объективной правоты» истца.

В том случае, если организация игнорировала предписания ФНС, прямо нарушала законодательство, а также распоряжения, которые выпускал Фискальный орган, в силу «незнания», то даже самый опытный адвокат будет не способен что-либо сделать.

Сильной стороной Налоговой Службы является сам факт того, что это – один из ключевых органов государственного управления, который вносит основополагающий вклад в формирование бюджета страны. Судебная система – также является рычагом государственного управления. Имея на руках неопровержимые доказательства виновности юридического лица, дело будет закрыто достаточно быстро.

Если говорить о слабых сторонах ФНС, то здесь нелишним будет сказать пару слов о той политике, которой следует орган в адрес отечественного предпринимательства.

А именно потребность в «накопительстве», сборе максимального количества финансовых отчислений (в том числе штрафов и пеней) могут иметь существенные расхождения с той нормативной базой, на которую ссылается компания, отстаивая свои интересы. Среди наиболее «выигрышных» исков является те, где в основе конфликта лежат вычеты по НДС.

В ходе налоговой проверки инспекторы могут «заподозрить» организацию в том, что она имеет дело с «фирмами однодневками», что позволяет ей «выкачивать» из бюджета компенсацию за уплату налога на добавленную стоимость. На этом этапе опытный юрист может проявить себя в полной мере, доказав, что организация сотрудничает только с проверенными заказчиками и поставщиками, а также то, что она исправно платит налоги с корректно подсчитанной налоговой базы. Наличие неопровержимых доказательств с высокой долей вероятности позволит фирме «выйти сухой из воды», а также затребовать компенсацию морального и финансового ущерба, понесенного в ходе судебных разбирательств.

Как бы то ни было, но ощутимый «перевес» в сторону «победы» ФНС остается и, предполагаем, будет оставаться в будущем. Помимо всего прочего у сотрудников Налоговой Службы есть достаточно широкий инструментарий оценки каждого иска, который поступает к ним со стороны налогоплательщиков.

В частности, существует Федеральный закон от 02.07.2013 № 153-ФЗ, предполагающий порядок решения конфликтных ситуаций еще в досудебной стадии.

Если ФНС, оценив риски, приходит к выводу, что вероятность удовлетворения будущего иска велика, то она может самостоятельно решить все вопросы с налогоплательщиком, как говорится, «между собой», что хорошо как для Службы, так и для компании.

Более того, сотрудники ФНС, если и оказываются в зале заседания суда, то с максимальной уверенностью в том, что все сложится в их пользу. Также в распоряжении Налоговой есть полный доступ к судебной практике, анализируя которую она также может оценить свои риски.

Если говорить другими словами, то с ФНС «бороться» можно и нужно только в том случае, если правота налогоплательщика очевидна – именно здесь и только здесь есть шансы на успех. Во всех остальных ситуаций, в том числе и спорных – лучше до суда дело не доводить. Скорее всего, проиграете.

Пару слов об адвокатах

В том случае, когда конфликт все-таки дошел до необходимости подать иск на ФНС, налогоплательщику важно отнестись к выбору адвоката, который будет защищать его интересы, очень ответственно. Желательно, чтобы в его профессиональной практике были как раз те дела, где он непосредственно сталкивался с Налоговой Службой.

Понимание специфики таких разбирательств, а также сильные познания в области права могут благотворно сказаться на исходе судебного процесса. Если у вас нет таких знакомых, то обращаться «к кому попало» может стать себе дороже. В этом случае, лучше «поспрашивать» у знакомых, дабы подготовиться к суду максимально основательно.

Выводы

На основании вышеизложенного анализа мы приходим к выводу, что текущая практика «выяснения отношений» в суде между налогоплательщиком и сотрудниками ФНС оставляет желать лучшего. Каких-то существенных шансов выиграть дело у коммерческих организаций практически не наблюдается.

Вообще складывается такое впечатление, что ФНС иногда «намеренно» проигрывает дела, дабы не выглядеть совсем уж «неуязвимыми». Разумеется, это достаточно огульное убеждение, однако впечатление остается именно такое.

Возможно, они (сотрудники ФНС) рассчитывают в заведомо проигрышных делах на некую «удачу», некомпетентность истца или ответчика, может быть, рассчитывают на свой статус ключевого государственного учреждения. Не понятно.

Компаниям важно знать только одно: лишний раз с ФНС лучше «не ругаться» и идти в суд надо только в том случае, если все говорит о вашей правоте. В крайнем случае, вопрос может решиться в досудебном порядке.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector