ВС убедил ФНС в своем мнении о критериях отнесения оборудования к недвижимому имуществу

12 июля Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-5241 по делу об оспаривании компанией доначисленных ей налоговым органом сумм недоимки, пеней и штрафа по налогу на имущество за оборудование, расположенное внутри производственного цеха, которое было приобретено как движимое.

Общество не согласилось с результатами выездной налоговой проверки

В апреле 2014 г. ЗАО «Лесозавод 25» построило цех по производству древесных гранул, а также приобрело ряд основных средств (производственное оборудование, транспортеры, систему защиты от пожаров и пылевых взрывов) для производства готовой продукции.

Указанное оборудование было поставлено компании иностранным изготовителем как движимое имущество, которое впоследствии разместили внутри возведенного цеха.

После монтажа оборудования общество учло его в качестве самостоятельных инвентарных объектов основных средств.

В 2016 г. межрайонная инспекция ФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Архангельской области и Ненецкому автономному округу провела выездную проверку компании.

По результатам такой проверки обществу было предложено уплатить недоимку по налогу на имущество на сумму 11 млн руб., штраф почти в полмиллиона рублей и соответствующие суммы пеней.

Кроме того, налогоплательщику предложили уменьшить суммы убытков по налогу на прибыль за проверяемый период и увеличить размер налогооблагаемой прибыли за 2015 г.

Основанием доначисления недоимки, пени и штрафа по налогу на имущество послужил вывод о необходимости отнесения всех основных объектов цеха к недвижимому имуществу. Налоговый орган также счел, что общество неправомерно освободило указанные объекты от налогообложения, воспользовавшись льготой, предусмотренной для движимого имущества.

Компания обжаловала решение инспекции в вышестоящий налоговый орган, который частично изменил его. «Лесозавод 25» оспорил данное решение в судебном порядке.

Суды лишь частично удовлетворили требования налогоплательщика

При рассмотрении дела требование компании об оспаривании сумм в рамках налога на имущество было выделено в отдельное производство.

Истец обращал внимание суда на то, что приобретенные им объекты движимого имущества, формирующие производственную линию, предназначались не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции.

Следовательно, они относятся к такому виду объектов основных средств, как машины и оборудование, поскольку их включение в состав зданий не предусмотрено Общероссийским классификатором основных фондов ОК 013-94, действовавшим на момент принятия их к учету.

Кроме того, компания ссылалась на письмо бюро технической инвентаризации, согласно которому спорное оборудование не являлось недвижимостью.

Тем не менее, опираясь на заключение судебной экспертизы, суд решил, что цех по производству древесных гранул и размещенные в нем иные объекты составляют сложный неделимый объект, предназначенный для получения целевого продукта по единому технологическому процессу. Изъятие объектов из единого комплекса прекратит или изменит процесс производства древесных гранул, поэтому суд признал установленные в здании объекты составной частью объекта недвижимости (цеха) и отказал в освобождении их от налогообложения.

В итоге арбитражный суд признал недействительным решение налогового органа в части доначисления 676 тыс. руб. налога на имущество, соответствующих сумм пеней, а также 27 тыс. руб. штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ.

Таким образом, он удовлетворил претензии общества в части доначислений в отношении трансформаторной подстанции, поскольку налоговый орган не исследовал ее подключение к другим объектам общества и не установил наличие функциональной или технологической взаимосвязи со зданием цеха.

Признавая законным решение инспекции в иной части, суд руководствовался положениями ст. 130–134 ГК РФ, регулирующими режим сложных и неделимых вещей, и исходил из того, что к подлежащим налогообложению объектам недвижимости могут быть отнесены также составные части объектов недвижимости. В дальнейшем апелляция и кассация поддержали решение первой инстанции.

ВС пояснил критерии отнесения объектов к движимому имуществу

  • Со ссылкой на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права компания обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.
  • Рассмотрев материалы дела № А05-879/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что в соответствии с действующими классификаторами оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).
  • ВС подчеркнул, что из содержания классификаторов также вытекает, что оборудование для осуществления процесса производства путем выполнения тех или иных технических функций, связанных с изменением предмета труда (в том числе установленное на фундаменте), по общему правилу не классифицируется в качестве сооружений, а подлежит классификации в соответствующих группировках машин и оборудования.

Суд указал, что машины и оборудование, приобретенные как объекты движимого имущества, учитываются в бухгалтерском учете отдельно от зданий и сооружений в качестве самостоятельных инвентарных объектов и согласно п. 1 ст. 374 НК РФ подлежат налогообложению в таком качестве. «Соответственно, по общему правилу к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, применимы исключения из объекта налогообложения, предусмотренные подп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст. 381 НК РФ», – сказано в определении.

Как пояснил ВС, аналогичного подхода придерживается и Минпромторг в соответствующем Письме от 23 марта 2018 г. № ОВ17590/12.

Так, министерство мотивировало это тем, что данные объекты основных средств (расположенные как внутри, так и вне зданий) не являются составными элементами зданий – они предназначены не для обслуживания последних, а для изготовления готовой продукции или обслуживания производственного процесса.

В то же время Суд отметил, что в случае установления в ходе налоговой проверки обстоятельств, указывающих на искусственное разделение в бухгалтерском учете единого объекта основных средств, выступающего недвижимым объектом (зданием или сооружением), налоговые органы не лишены права обосновывать необходимость взимания налога на имущество в подобных ситуациях.

«Однако необходимость взимания налога должна быть основана на объективных критериях, соблюдение которых в соответствии с п. 6 ст.

3 НК РФ являлось бы ясным любому разумному налогоплательщику при принятии объекта основных средств к учету, а не зависело бы от оценочных суждений экспертов и не приводило бы к постановке в неравное положение налогоплательщиков, осуществивших инвестиции в обновление производственного оборудования в зависимости от особенностей монтажа и эксплуатации этих объектов, например от климатических условий места производства, требующих расположения оборудования в здании для обеспечения его нормальной эксплуатации», – отметил ВС.

В этой связи Суд выявил, что представленные в деле заключения экспертов по существу сводятся лишь к оценке экономической целесообразности последующего демонтажа оборудования в случае перемещения производства, если такое решение будет принято в будущем.

ВС подчеркнул, что применение в данном случае критерия экономической целесообразности ставит в неравное положение налогоплательщиков, осуществивших инвестиции в обновление оборудования, и не обеспечивает, в конечном счете, стимулирование организаций к инвестированию в средства производства и их модернизации.

Он также подчеркнул, что сам по себе факт монтажа оборудования в специально возведенном для его эксплуатации здании, в том числе если последующие демонтаж и перемещение оборудования потребуют несения дополнительных затрат и частичной ликвидации здания, не означает, что назначением оборудования становится обслуживание здания.

Таким образом, Верховный Суд выявил, что судебная экспертиза (как и представленные сторонами заключения экспертов, полученные во внесудебном порядке) была проведена по вопросам, не имеющим значения для правильного разрешения дела. Следовательно, ее заключение не опровергло правомерность классификации приобретенного налогоплательщиком имущества в качестве оборудования, подлежащего учету в виде отдельных инвентарных объектов.

ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что при новом рассмотрении суду следует, в частности, оценить доводы общества и возражения налогового органа об осуществлении налогоплательщиком инвестиций в обновление производственного оборудования и его правомерном учете в качестве самостоятельных инвентарных объектов основных средств, об отнесении приобретенного имущества к кодам классификатора основных фондов.

Эксперты «АГ» положительно оценили выводы ВС

Комментируя решение Суда, партнер, руководитель налоговой практики юридической фирмы INTELLECT Юлия Курмамбаева сообщила, что налоговые специалисты с большим интересом следили за развитием событий в деле «Лесозавода 25» и результаты их не разочаровали.

«С 2013 г. движимое имущество постепенно стало выводиться из-под налогообложения налогом на имущество, с 1 января 2019 г. оно полностью исключено из объектов налогообложения (п. 1 ст. 374 НК РФ).

Однако, как показало время, радость налогоплательщиков была преждевременной. В практике одно за другим стали появляться дела по проблемам отграничения движимого имущества от недвижимого.

В основном споры возникали в отношении технологического оборудования промышленных предприятий», – пояснила эксперт.

По ее словам, они касались, в частности, трансформаторов, компрессоров, трансформаторных подстанций (Определение ВС РФ от 3 сентября 2018 г.

№ 307-КГ18-13146); производственных линий, трубопроводов, газоходов (постановление АС Московской области от 23 августа 2018 г.

Читайте также:  Можно ли попросить компенсацию, если наниматель 5 лет не индексировал зарплату?

по делу № А40-176218/2017); линий электропередачи, внутриплощадочных сетей, плавучих установок (постановление АС Северо-Западного округа от 4 июня 2018 г. по делу № А42-5598/2017).

Юлия Курмамбаева отметила, что с помощью технических экспертиз налоговики стали переквалифицировать указанные объекты в недвижимость по самым различным признакам (смонтировано на фундаменте, перемещение и демонтаж повлекут несоизмеримые затраты, создано исключительно для обслуживания здания и образует с ним единую сложную вещь и пр.). «В судебной практике до сих пор не было никакого единства. И дело “Лесозавода 25” только положит начало в определении понятных и исчерпывающих критериев разграничения движимого и недвижимого имущества для целей налогообложения», – пояснила она.

По словам эксперта, определение ВС РФ содержит два очень важных тезиса:

  • машины и оборудование не являются составными частями зданий, если предназначены для производства готовой продукции или обслуживания производственного процесса, а не для обслуживания заданий;
  • отнесение имущества к движимому не может быть поставлено в зависимость от мнения стороннего эксперта, критерии разграничения должны быть четкими и понятными для налогоплательщика. В качестве таковых суд разрешил использовать формализованные критерии бухгалтерского учета, в частности ОКОФ.

«Безусловно, такой подход защищает права налогоплательщиков и способствует правовой определенности в вопросах налогообложения», – заключила Юлия Курмамбаева.

Руководитель налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting, адвокат Екатерина Болдинова отметила, что в рамках рассматриваемого спора, имевшего большой резонанс, основной вопрос касался налогообложении оборудования.

«Компания получила существенные доначисления налога на имущество в связи с тем, что налоговая инспекция отнесла оборудование цеха древесных гранул к недвижимому имуществу.

Изменение квалификации оборудования с движимого имущества на недвижимое фактически было связно с тем, что налоговый орган, а вслед за ним и нижестоящие суды признали законной юридическую переквалификацию инспекцией движимого имущества в облагаемое налогом недвижимое имущество, используя, в том числе, не предусмотренный ГК РФ критерий технологической связанности.

Фактически, по логике налогового органа, получалось, что если оборудование стоит на твердом фундаменте и не может быть перенесено, то оно должно относиться к недвижимому имуществу и облагаться налогом на имущество», – пояснила эксперт.

По словам Екатерины Болдиновой, Верховный Суд в своем определении фактически сформулировал долгожданные критерии разграничения движимого и недвижимого имущества в целях его налогообложения, что позволит бизнесу с большей степенью определенности квалифицировать имеющееся оборудование и правильно использовать налоговые льготы по налогу на имущество.

«ВС РФ, в частности, отметил, что основой классификации объектов основных средств в бухгалтерском учете выступает ОКОФ, однако при этом указал, что сам классификатор не обязательно предопределяет принадлежность имущества к движимому или недвижимому. Важность приобретает критерий предназначения объекта.

По мнению Суда, объединение оборудования со зданием в единый объект возможно, только если это оборудование необходимо для обслуживания здания, а не для производства продукции или выполнения иной, отличной от такого обслуживания функции (“самостоятельность предназначения”).

Частичная ликвидация здания при демонтаже оборудования не делает размещенное в нем оборудование автоматически недвижимым», – пояснила эксперт.

ИНФОРМАЦИЯ
О ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ, КАСАЮЩЕЙСЯ КВАЛИФИКАЦИИ
НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА, В Т.Ч. В ЦЕЛЯХ ИСЧИСЛЕНИЯ НАЛОГА
НА ИМУЩЕСТВО ОРГАНИЗАЦИЙ

  • Приложение
  • к письму ФНС России
  • от «__» ______ 2020 г. N ___

Налоговый кодекс Российской Федерации (далее также — Кодекс, НК РФ) не содержит определения понятий «движимое» и «недвижимое имущество». С учетом статьи 11 Кодекса в таком случае необходимо использовать определения, содержащиеся в иных отраслях законодательства.

Согласно пункту 2 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также — Гражданский кодекс, ГК РФ) вещи, не относящиеся к недвижимости, признаются движимым имуществом.

В свою очередь, исходя из пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса к недвижимым вещам относятся земельные участки и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам также относятся помещения и машино-места.

Федеральным законом к недвижимым вещам может быть отнесено иное имущество.

В соответствии со статьей 131 Гражданского кодекса и Федеральным законом «О государственной регистрации недвижимости» вещные права на объекты недвижимости подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре недвижимости (далее — ЕГРН).

Вместе с тем целесообразно учитывать выводы, содержащиеся в определении Верховного Суда Российской Федерации от 07.04.2016 по делу N 310-ЭС15-16638.

Суд отметил, что вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абзац первый пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса), либо в силу прямого указания федерального закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абзац второй пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса).

По смыслу статьи 131 Гражданского кодекса закон в целях обеспечения стабильности гражданского оборота устанавливает необходимость государственной регистрации вещных прав на недвижимость.

При этом по общему правилу государственная регистрация права на вещь не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости. Данный вывод содержится также в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 30.09.2015 N 303-ЭС15-5520.

Таким образом, предусмотренные Гражданским кодексом основания для определения вида объектов имущества устанавливаются в каждом случае в соответствии с вышеперечисленными правовыми нормами об условиях (критериях) для признания вещи движимым или недвижимым имуществом.

Для выявления оснований отнесения объекта имущества к недвижимости целесообразно исследовать: наличие записи об объекте в ЕГРН; при отсутствии сведений в ЕГРН — наличие документов, подтверждающих прочную связь объекта с землей и невозможность перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению, например для объектов капитального строительства — наличие документов технического учета или технической инвентаризации, разрешений на строительство и (или) на ввод объекта в эксплуатацию (при их необходимости), проектной документации, заключения экспертизы или иных документов, в которых содержатся сведения о соответствующих характеристиках объектов, и т.п.

Учитывая изложенное, при отсутствии записей об объекте имущества в ЕГРН основания для применения норм Кодекса, зависящих от вида объекта имущества (движимое или недвижимое), определяются исходя из вышеперечисленных нормативных правовых актов и сложившейся судебной практики . В частности:

———————————

Отделить движимое от недвижимого: инструкция от Верховного суда — новости Право.ру

В одном из недавних дел обозначен новый критерий отделения движимого от недвижимого – это предназначение объекта. Такая позиция пригодится производственным компаниям, которые рискуют, что их оборудование переквалифицируют из движимого в недвижимое и обложат налогом. Это позитивное решение для таких налогоплательщиков, комментирует представитель заявителя, партнер Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании
Алексей Артюх. По его словам, ключевой фактор для такой переквалификации, «технологическую связанность», суд фактически заменил на другой критерий – «самостоятельное предназначение».

Позиция ФНС: оценить возможность переместить объект

В деле № А05-879/2018, которое дошло до Верховного суда, ЗАО «Лесозавод 25» оспаривало доначисление 11 млн руб. за 2013–2015 годы. Налоговики отказались применять льготу для движимого оборудования (п. 25 ст.

381 НК), потому что сочли аппараты промышленного цеха недвижимым имуществом.

В цехе «Лесозавода 25» стояли оборудование линии по производству древесных гранул, поперечный транспортер и автоматическая система защиты от пожаров.

Актуальные темы Верховный суд подвинул недвижимую вещь

Налоговая исходила из положений Гражданского кодекса о недвижимых и неделимых вещах.  Главный ориентир недвижимости в ГК – невозможность ее переместить без несоразмерного ущерба. Это относится к спорному оборудованию. Его нельзя просто так демонтировать и увезти, указывала налоговая.

Она обращала внимание, что цех проектировали специально под это оборудование, их ввели в эксплуатацию одновременно. Все это представляет собой один сложный неделимый объект. Стоит изъять любую его часть, и уже нельзя будет производить древесные гранулы, считало ведомство.

Налогоплательщик против этого возражал и настаивал, что имущество является движимым.

Но судебная экспертиза оказалась в пользу ФНС, а три инстанции сослались на ее выводы и положения Гражданского кодекса. Суды согласились, что оборудование в здании является составной частью недвижимого цеха, а значит, с него надо платить налог на имущество.

Позиция ВС: оценить назначение объекта

Другого мнения оказалась экономколлегия Верховного суда, которая отменила решения нижестоящих инстанций. По ее мнению, выводы экспертизы вообще не имеют значения для дела. Эксперты отвечали, можно ли переместить оборудование без несоразмерного ущерба, то есть давали оценку экономической целесообразности демонтажа. Экономколлегия раскритиковала такой подход.

Читайте также:  Договор о переводе долга 2021-2022 года. Бланк и образец

В этом сюжете

Внимание надо обратить на предназначение спорных объектов. Они нужны не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции или обслуживания производственного процесса, указала тройка судей под председательством Татьяны Завьяловой.

Она отнесла производственную линию, транспортер и систему защиты от пожаров к «машинам и оборудованию» согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 (ОКОФ).

Классификатор относит оборудование к отдельной группе основных средств, которые не являются частью зданий и сооружений, даже если стоят на фундаменте, напоминает определение Верховного суда. А значит, согласно общему правилу, такие объекты не облагаются налогом на имущество.

«Даже если оборудование стоит на фундаменте, оно не является недвижимостью», – экономколлегия ВС.

Экономколлегия допустила исключения из этого правила, если единый недвижимый объект будет «искусственно разделяться» в бухгалтерском учете. ФНС может возражать и обосновывать, что налог должен взиматься.

Эта позиция должна быть основана на «объективных критериях, соблюдение которых было бы ясным любому разумному налогоплательщику, а не зависело бы от оценочных суждений экспертов», говорится в определении Верховного суда. Этот вывод судьи подкрепили ссылкой на п. 6 ст.

3 НК: каждый должен точно знать, какие налоги обязан платить, поэтому критерии движимого и недвижимого имущества должны быть четкими и понятными.

С такими выводами спор отправили на пересмотр.

Уже сейчас можно утверждать, что большинство объектов – машины, оборудование, некоторые сооружения типа технологических трубопроводов – будет незаконно переквалифицировать в налогооблагаемую недвижимость.

Партнер Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании
Алексей Артюх

Также, по мнению юриста, уйдут в прошлое «бесконечные технологические экспертизы, зачастую сомнительного качества». Это не произойдет в один момент, но определение ВС должно помочь преодолеть инерцию и значительно сократить число подобных судебных споров, надеется Артюх.

Налог на имущество, в том числе, недвижимость, уплачивается в бюджеты регионов. Они устанавливают его размер, который не может превышать 2,2%. Чтобы стимулировать модернизацию производств, власти освободили от налога движимое имущество, которое учли на балансе после 2013 года.

В 2017-м регионам вернули возможность по желанию взимать его в размере до 1,1%. Против этого возражали предприниматели — они напоминали, что льгота должна была стимулировать модернизацию. Налог с 2019 года отменили.

Если раньше на движимое имущество давали льготу, теперь его вовсе исключили из налоговой базы. 

Налог на движимое имущество — это хороший источник дохода для регионов, но «дестимулирует бизнес», говорил вице-премьер Антон Силуанов.  В 2018 году регионы получили от него 58 млрд руб. В 2019 году им перечислят 93 млрд руб.,чтобы компенсировать выпадающие доходы и повысят с 50% до 80% норматив перечисления акцизов от крепкого алкоголя. 

Критерии отнесения вещи к объектам недвижимого имущества от 10 октября 2019

Департамент стратегического развития и корпоративной политики Минпромторга России рассмотрел обращение по вопросу отнесения к движимому или недвижимому имуществу для целей налогообложения земельного участка, находящегося на территории предприятия и покрытого асфальтом, направленное на официальный сайт Минпромторга России, и в рамках своей компетенции сообщает.

В соответствии со статьей 130 Гражданского кодекса Российской Федерации к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

К недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке.

Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе.

В соответствии со статьей 374 Налогового кодекса Российской Федерации объектами налогообложения для российских организаций признается недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденным приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, актив принимается организацией к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия:

а) объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование;;

б) объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

в) организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта;

г) объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Обращаем внимание, что в соответствии с письмом ФНС России от 28.08.

2019 N БС-4-21/17216@ «О рекомендациях по определению вида некоторых объектов имущества (движимое/недвижимое) в целях администрирования налога на имущество организации» рекомендуется учитывать приведенные в указанном письме ссылки на судебные акты, в которых используются следующие критерии для отнесения объектов имущества к недвижимости (за исключением воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и иных объектов, относящихся к недвижимости в силу прямого указания федерального закона: земельные участки, жилые помещения и иные), вытекающие из положений пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации:

— наличие прочной связи объекта с землей (например, сооружение объекта на монолитном железобетонном фундаменте, функциональное или технологическое соединение этого объекта с другими объектами подземными коммуникациями (кабельными электролиниями, проложенными в подземных траншеях и иными);

— перемещение объекта невозможно без несоразмерного ущерба его назначению (в том числе способность объекта выступать в гражданском обороте в качестве отдельного объекта гражданских прав (в отличие от объектов, выполняющих исключительно обслуживающую (вспомогательную) функцию по отношению к объектам недвижимости, включая земельные участки, здания, сооружения); наличие у объекта самостоятельных полезных свойств, которые могут быть использованы в экономической деятельности независимо от земельного участка, на котором он находится, и других находящихся на общем земельном участке объектов недвижимости).

Налог с движимого и недвижимого имущества: новый критерий разграничения с 2021 года

ВС РФ проанализировал решения судов по делу № А32-56709/2019, в котором ИФНС начислила компании налог на имущество в отношении распределительно-трансформаторной подстанции (энергоустановка), размещенной в помещении на первом этаже здания, обслуживающего гостиницу, и отказала в предоставлении освобождения от её налогообложения (определение Судебной коллегии по экономическим спорам от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222).

По мнению налоговиков, компания неправомерно отнесла энергоустановку в состав движимого имущества и применила льготу (освобождение), установленную п. 21 ст. 381 НК РФ.

Стоимость энергоустановки должна быть включена в базу по налогу на имущество организаций, поскольку данный объект должен рассматриваться в качестве недвижимого имущества – части здания энергоцентра, предназначенного для обслуживания гостиницы.

Однако Верховный Суд РФ признал правомерным включение инспекцией стоимости энергоустановки в налоговую базу для исчисления налога на имущество организаций.

Он заключил, что общество законно приняло энергоустановку к бухгалтерскому учету в качестве отдельного инвентарного объекта и не включало стоимость этого объекта в базу по налогу на имущество организаций, считая её движимым имуществом. То есть, оборудованием. И прочная связь с землёй здесь – не самый главный критерий.

Аргументация у ВС РФ такая:

  • сами по себе критерии ГК РФ прочной связи вещи с землей, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению в сложную вещь не позволяют однозначно решить вопрос о праве налогоплательщиков на льготу. Дело в том, что они не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости – зданий и капитальных сооружений;
  • в обоих случаях приобретаемые активы до окончания монтажа не имеют прочной связи с землей, а после начала эксплуатации – могут образовывать сложную вещь с объектом недвижимости, разделение которой без разрушения или повреждения становится невозможным или экономически нецелесообразным;
  • наличие (отсутствие) сведений об объекте основных средств в ЕГРН нельзя использовать в качестве безусловного критерия оценки правомерности применения льготы.
Читайте также:  Внж в польше: как получить вид на жительство россиянам, белорусам и украинцам в 2020 году

В итоге, ВС РФ пришёл к выводу, что необходимо использовать установленные в бухгалтерском учете критерии признания имущества налогоплательщика (движимого и недвижимого) в качестве соответствующих объектов ОС.

Основа классификации объектов основных средств в бухгалтерском учете:

Согласно этим классификаторам, оборудование не относится к зданиям и сооружениям и формирует самостоятельную группу основных средств.

Исключение – прямо предусмотренные ОКОФ случаи, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

Соответственно, исключение из объекта налогообложения применимо к машинам и оборудованию, выступающим движимым имуществом при их приобретении. Они правомерно приняты на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

Позиция ФНС

В письме от 21.05.2021 № БС-4-21/7027 “О критериях разграничения видов имущества (движимое или недвижимое) в целях применения гл. 30 НК РФ” ФНС России фактически согласилась с Верховным Судом: разделять движимое и недвижимое имущество при расчете налога на имущество организаций нужно по ОКОФ.

Заключение

Согласно позиции ВС РФ 2021 года, поддержанной налоговиками, связь с землей и госрегистрация в ЕГРН не могут быть безусловными критериями отнесения объекта к недвижимости. Нужно исходить из правил бухучета: если имущество по ОКОФ – оборудование, а не здание или сооружение, то оно движимое.

Разграничение движимого и недвижимого имущества

Михаил Виноградский

Старший юрист-консультант «Что делать Консалт»

Консультация эксперта

На сегодняшний день тема разграничения движимого и недвижимого имущества является крайне важной, так как отнесение имущества к тому или другому виду влияет на порядок его приобретения, реализации, а также защиты прав.

Помимо теоретического интереса, исследование данного вопроса имеет также и практическое значение, поскольку правовой режим движимых вещей отличается от недвижимых, для последних предусмотрен специальный порядок государственной регистрации прав.

Часто  установить, является имущество движимым или недвижимым, довольно тяжело. В таких случаях приходится использовать результаты экспертизы, назначаемой судом. Главным образом, отличие движимого имущества от недвижимого эксперты рассматривают через их признаки, которые связаны с природой тех вещей, которые относятся к данному виду имущества.

  • Для того чтобы выявить, в чём заключаются существенные отличия между движимым и недвижимым имуществом, сначала обратимся к содержанию и понятиям данных терминов, которые содержаться в ГК РФ.
  • Согласно пункту 2 статьи 130 ГК РФ к движимому имуществу относятся все вещи, которые не являются недвижимыми, включая деньги и ценные бумаги.
  • В статье 130 ГК РФ законодатель даёт определение понятию недвижимого имущества через перечисление объектов (и некоторых их признаков), которые к нему относятся, а именно:
  • земельные участки, участки недр и всё, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершённого строительства;
  • подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания;
  • жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учёте порядке;
  • иное имущество, отнесённое законом к недвижимости (например, предприятия, космические объекты, единые недвижимые комплексы).

Таким образом, по своим природным свойствам движимое имущество отличается от недвижимого тем, что оно:

  • не обладает прочной связью с землёй;
  • не всегда индивидуально определено, в отличие от недвижимости, которая всегда определена чётко (например, у здания есть адрес, кадастровый номер и технические характеристики – этаж, площадь и др.).

Однако на практике часто не представляется возможным руководствоваться критерием о том, что недвижимость — это любая вещь, настолько прочно связанная с землей, что её перемещение невозможно без нанесения несоразмерного ущерба её назначению. Особенно когда возникает вопрос о признании её, например, принадлежностью главной (недвижимой) вещи, её составной частью или её улучшением.

Поскольку гражданское законодательство не содержит всех отличительных признаков недвижимости, отличающих её от движимого имущества, то для их определения, помимо законодательства, следует обращаться к судебной практике.

Так, Верховный Суд в Определении от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222 сформулировал общий подход к разграничению движимых и недвижимых объектов и сделал следующие важные выводы.

Во-первых, применение критериев бухучёта. ВС РФ решил, что при разграничении объектов нужно применять критерии бухучёта.

 Нужно исходить из необходимости использования в данном случае установленных в бухгалтерском учёте формализованных критериев признания имущества налогоплательщика (движимого и недвижимого) в качестве соответствующих объектов основных средств. Объекты классифицируют по ОКОФ.

По нему оборудование формирует самостоятельную группу ОС. Исключение: объект считают неотъемлемой частью зданий и включают в их состав. Классификатор прямо устанавливает такие случаи (коммуникации внутри зданий, оборудование встроенных котельных и др.).

Следовательно, по общему правилу понятие «движимое имущество» применимо к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учёт в качестве отдельных инвентарных объектов, а не составных частей капитальных сооружений и зданий.

В этом случае платить налог на имущество не нужно.

Во-вторых, прочная связь с землёй. ВС РФ пояснил, почему нельзя отнести объект к недвижимости только по той причине, что он связан с землёй и его нельзя переместить без разрушения или повреждения.

Сами по себе критерии прочной связи вещи с землёй, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения её назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению в сложную вещь, используемые гражданским законодательством (п.1. ст. 130, п.1 ст. 133, ст. 134 ГК РФ), не позволяют однозначно решить вопрос о праве налогоплательщиков на применение рассматриваемой льготы, поскольку эти критерии не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости — зданий и капитальных сооружений. В обоих случаях до приобретения и монтажа объекты не имеют связи с землёй, а после начала эксплуатации могут образовать сложную вещь с недвижимостью.

 В-третьих, наличие сведений в ЕГРН. По мнению ВС РФ, критерий, который часто используют, — наличие либо отсутствие сведений об объекте в ЕГРН можно применять как доказательство в споре. Однако оценить право на льготу только на основании такого критерия нельзя.

Наличие (отсутствие) сведений об объекте основных средств в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в силу п. 6 ст. 8.1 ГК РФ имеет доказательное значение для целей применения пп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст.

381 НК РФ, но также не может использоваться в качестве безусловного критерия для оценки правомерности применения льготы. Это объясняется тем, что вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абз. 1 п. 1 ст.

130 ГК РФ) либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинён режиму недвижимых вещей (абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ).

Государственная регистрация права на вещь устанавливается в целях обеспечения стабильности гражданского оборота и не является обязательным условием для признания её объектом недвижимости. На это ВС РФ указывал ещё в 2015 году.

Таким образом, Верховный Суд данным Определением сделал очередной шаг на пути разграничения движимого и недвижимого имущества. Полагаем, что теперь к указанным разъяснениям прислушаются, в том числе и фискальные органы.

Так, в Письме № БС-4-21/7027@ ФНС не только привела основные положения решения ВС РФ, но и распорядилась довести представленные сведения до должностных лиц, которые осуществляют мероприятия налогового контроля, рассматривают налоговые споры, касающиеся исчисления имущественного налога.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод.

Несмотря на наличие в законодательстве правового понятия «недвижимое имущество» и многовековую историю применения данного определения, в настоящее время всё ещё имеется целый ряд прочно связанных с землей объектов, распространение на которые правового режима, свойственного недвижимости, носит спорный характер. Так как разграничить законом все сопредельные виды имущества в силу их многообразия не представляется возможным, именно сформулированные Верховным Судом критерии должны сыграть в данном случае определяющую роль.

  1. Ранее мы сообщали о том, что Верховный Суд РФ сформулировал подход к разграничению движимого и недвижимого имущества в целях налогообложения.
  2. Подробнее о налоге на имущество и других актуальных для бухгалтера вопросах вы можете узнать на нашем семинаре.
  3. Михаил Виноградский, старший юрист-консультант «Что делать Консалт»
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector