Доначисления при использовании с/х участка не по назначению

Предприятие привлечено к ответственности за сдачу в аренду помещений в здании, находящемся на земельном участке иного назначения. Такой подход может обернуться экономическим крахом для тех, кто зарабатывает на аренде.

Отныне, если арендный бизнес расположен на земельном участве иной категории, не предназначенной для ведения предпринимательской деятельности, то это обернется не только административным штрафом, а также взысканием убытков (упущенной выгоды) от незаконного использования такого участка.

Частью 1 статьи 8.8 КоАП РФ установлена административная ответственность за использование земельного участка не по целевому назначению в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель и (или) разрешенным использованием, за исключением случаев, предусмотренных частями 2, 2.1 и 3 настоящей статьи.

Верховный суд по делу № 308-ЭС19-10562 от 21.10.2019 подробно проанализировал такой случай, и похоже, что он станет теперь стандартом при разрешении аналогичных споров. 

http://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/e2a7c462-6d40-44c5-b3df-2ffc22dec275/62e4ae52-11cc-4c90-8283-111370045748/A32-49415-2018_20191021_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

Постановлением административного органа предприятие привлечено к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 8.8 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

Основанием для привлечения предприятия к административной ответственности послужило то обстоятельство, что на принадлежащем предприятию на праве постоянного бессрочного пользования земельном участке с видом разрешенного использования для сельскохозяйственного использования расположено здание, эксплуатируемое предприятием для осуществления коммерческой деятельности (передача в аренду части помещений в здании под объекты торговли и предприятий сферы обслуживания населения), что не соответствует виду разрешенного использования земельного участка и нарушает требования статьи 42 Земельного кодекса Российской Федерации.

Подпункты 5 и 7 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса относят к принципам, на которых основан данный Кодекс и изданные в соответствии с ним иные акты земельного законодательства, следующие принципы: единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами; платность использования земли, согласно которому любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

В силу пункта 2 статьи 7 Земельного кодекса земли используются в соответствии с установленным для них целевым назначением.

Правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий, общие принципы и порядок проведения которого устанавливаются Федеральными законами и требованиями специальных Федеральных законов.

Согласно статье 42 Земельного кодекса собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны, в том числе, использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением.

Таким образом, по мнению ВС РФ, передача в аренду части помещений в здании касается не только вопроса об использовании такого объекта недвижимости, но и земельного участка, на котором этот объект недвижимости расположен.

Нормы земельного законодательства обязывают использовать по целевому назначению весь земельный участок. При этом отсутствуют исключения в виде возможности использования части земельного участка не по целевому назначению (не в соответствии с разрешенным использованием).

  • Передача в аренду части помещений в здании под объекты торговли и предприятий сферы обслуживания населения повлекла за собой изменение функционального назначения здания, поскольку эти помещения предназначены для использования в сельскохозяйственной деятельности, а не для сдачи их в аренду в целях осуществления иной деятельности.
  • Соответственно, использование здания в целях осуществления иной деятельности привело к использованию земельного участка, на котором расположено здание, не в соответствии с видом разрешенного использования этого участка.
  • При этом разные виды разрешенного использования земельного участка влияют и на плату, установленную в отношении земельного участка, в частности, на кадастровую стоимость и ставку земельного налога.
  • Подобная ситуация может обернуться не только штрафом, а также административной преюдицией, в целях доначисления налогов, изменения кадастровой стоимости земельного участка, убытков, причиненных такими действиями собственнику земли.
  • В первую очередь от такой позиции могут пострадать государственные и около государственные предприятия, на балансе которых имеется масса недвижимости, которую они вынужденно сдают в аренду, чтобы хоть как-то держаться на плаву.

Вс решал, можно ли использовать часть участка не по назначению — новости право.ру

Можно ли использовать часть земельного участка не в соответствии с видом разрешенного использования – решает экономколлегия в разбирательстве № А40-244225/2019. В суд обратилась «Центральная топливная компания», которая обжаловала штраф 700 000 руб. по ч. 1 ст. 8.8 КоАП.

Компания получила штраф за то, что разместила кафе, интернет-магазин, офисы и автосервис в своем здании, хотя участок был предназначен для «обслуживания автотранспорта». При этом по прямому назначению земля тоже использовалась.

Здание было у компании в собственности, а участок она арендовала по договору 2017 года у департамента городского имущества Москвы.

Практика КС рассмотрел жалобу на положение КоАП о штрафах за нецелевое использование земли

Две инстанции встали на сторону компании и отменили штраф. Как они объяснили, договор аренды земельного участка готовился в соответствии со старым классификатором видов разрешенного использования участков (утвержден приказом Минэка от 01 сентября 2014 года N 540).

В первоначальной формулировке вид разрешенного использования включал не только «гаражи, стоянки, автозаправки», но и «магазины сопутствующей торговли, здания для организации общественного питания» и так далее.

К тому же предоставление участка для эксплуатации расположенного на нем здания допускает его использование не в соответствии с градостроительным регламентом, указали две инстанции.

АС Московского округа оказался другого мнения: общество допустило нарушение, так как использовало участок не в соответствии с видом использования, который документально установлен и учтен в кадастре недвижимости.

Классификатор, утвержденный в 2014 году, поменялся уже в 2015-м, сведения о виде разрешенного использования участка внесены в ЕГРН в 2016-м. Договор аренды земли был заключен после всех этих событий, в 2017-м.

А значит, офисы, кафе, интернет-магазин нельзя было размещать на участке для обслуживания автотранспорта, заключил АС МО.

В Верховном суде

С этим решением не согласилась компания. Ее доводы выслушала тройка экономколлегии 3 февраля.

По словам представителя истца, адвоката Александра Зака, здание, о котором идет речь, – бывший автокомбинат № 22 «Мосхлебтранса». Это довольно большой объект, где с самого начала были и кабинеты, и кафе.

«Любое сложное административное здание предполагает разные виды использования, – убеждал адвокат. – Там может быть и кафе, и другие объекты».

По мнению Зака, кассационный суд вышел за пределы обжалования, потому что рассмотрел довод о несоответствии вида использования реестру недвижимости; в изначальном постановлении такого довода не было.

К тому же, если уж и брать ЕГРН, то смотреть, что там указано два вида использования: не только «обслуживание автотранспорта», но и «для размещения производственных и административных зданий, строений, сооружений промышленности, коммунального хозяйства». Это два равнозначных вида использования, обратил внимание Зак.

По его словам, раньше вид использования участка определялся по договору аренды, а сейчас надо ориентироваться на правила землепользования и застройки.

Он раскритиковал и позицию Росреестра: по словам адвоката, госорган несколько раз менял позицию по делу, апеллировал то к тексту договора, то к правилам землепользования и застройки. «Задача административного органа – выявлять и предупреждать правонарушения, а не искать способ наказать любой ценой», – заявил Зак.

«Задача административного органа – выявлять и предупреждать правонарушения, 

а не искать способ наказать любой ценой».

С этим не согласился Дмитрий Сухов, представитель Росреестра. Он напомнил, что договор аренды участка с департаментом не предусматривал офисов, кафе, интернет-магазина. Согласно новым классификаторам, это объект дорожного сервиса. Если классификаторы изменились, а компания не досмотрела, значит, она виновата, проигнорировала требования закона, уверял юрист Росреестра.

Сухов упирал на принцип платности землепользования. «Если на территории есть кафе, офисы и магазины – это уже совсем другая кадастровая стоимость, – объяснял он. – Значит, плата за использование перечисляется в неполном размере, и бюджет недополучает деньги». А внесение сведений из ЕГРН в участок – это один из способов определения платы, указывал Сухов.

«Если есть кафе, офисы и магазины – это уже совсем другая кадастровая стоимость».

На эти заявления Зак ответил в стадии реплик. В частности, он заявил, что «если и было нарушение – надо было взыскивать неосновательное обогащение». А когда судьи ушли на совещание, адвокат критиковал подход властей на другом примере: «Что получается, если в офисном здании поставить банкомат, то сразу надо добавить «банковскую деятельность»?

После совещания тройка огласила решение: все решения по делу отменить, отправить его на новое рассмотрение.

Нецелевое использование земли: условия наступления ответственности и последствия

  • Руководствуясь статьей 7 ЗК РФ, суды признают использование земельного участка нецелевым в случае использования участка не в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель.
  • Следует заметить, что зачастую суды оперируют термином «нецелевое использование земельного участка» также в случае использования участка не в соответствии с установленным для него видом разрешенного использования (ВРИ).
  • Следствием этого, в частности, может быть требование о сносе самовольных построек.
  • Рассмотрим несколько примеров квалификации судами действий ответчика в связи с заявленными истцом доводами о нецелевом использовании земельного участка.
  • Верховный суд РФ поддержал выводы судов нижестоящих инстанций, признавших действия ответчика нецелевым использованием земельного участка и обязавших снести возведенные на данном участке постройки[1].
Читайте также:  В ЕГРЮЛ теперь будут вводить информацию о банкротстве хозсубъектов

Суд установил, что ответчик, являющийся собственником земельного участка, относящегося к категории земель – земли сельскохозяйственного назначения (сельскохозяйственные угодья), возвел на его территории ангары. По словам ответчика, данные строения предназначались для хранения сельскохозяйственной продукции.

Вместе с тем прокурор, обратившийся с исковыми требованиями о сносе данных строений, представил суду доказательства использования ангаров для хранения самолетов. В результате суд поддержал доводы прокурора о нецелевом использовании ответчиком земельного участка и обязал снести указанные строения.

Представляет интерес позиция судов о том, что нецелевое использование здания (его части), расположенного на земельном участке, не является признаком нецелевого использования земельного участка[2].

Такая позиция представляется небесспорной, поскольку фактически хозяйственная деятельность лица на земельном участке определяется именно тем, как используются размещенные на нем объекты, а нецелевое использование объектов недвижимости напрямую связано с нецелевым использованием земельного участка.

Так, например, Арбитражным судом Московского округа было установлено, что собственник земельного участка, которому присвоен ВРИ – эксплуатация складского комплекса, использует находящиеся на нем складские помещения для размещения офисов[3].

Суд, однако, не согласился с доводами Управления Росреестра о том, что данный факт свидетельствует о нецелевом использовании земельного участка.

Напротив, суд указал, что использование помещений в нежилом здании относится к вопросу использования объекта недвижимости, а не земельного участка.

Аналогичный подход применен судом Центрального округа по делу № А08-72/2017, который установил, что одно из помещений нежилого здания производственного назначения, расположенного на земельном участке, имеющем ВРИ – для размещения и эксплуатации производственных зданий и сооружений, используется в торговой деятельности.

Вместе с тем в другом деле суд признал незаконными действия ответчика по возведению и эксплуатации торгового павильона на земельном участке, имеющем ВРИ – для обслуживания здания клуба.

Суд отклонил доводы ответчика о том, что торговый павильон используется им для обслуживания клуба и, следовательно, его возведение на земельном участке не свидетельствует о нецелевом использовании такого участка[4].

Остановимся также на судебном деле № 31-АД17-5, рассмотренном Верховным судом РФ 12 мая 2017 года.

В указанном деле собственник земельного участка, относящегося к категории земель населенных пунктов и имеющего ВРИ – для эксплуатации гаражного бокса, разместил на кровле гаражного бокса опору станции сети сотовой радиотелефонной связи с соответствующим оборудованием. Таким образом, по мнению Управления Росреестра, собственник использовал земельный участок не по целевому назначению. Суд не согласился с данной позицией, указав следующее.

В классификаторе видов разрешенного использования земельных участков[5] (Классификатор) установлено, что содержание ВРИ допускает без отдельного указания в Классификаторе размещение и эксплуатацию линейного объекта (кроме железных дорог общего пользования и автомобильных дорог общего пользования федерального и регионального значения), размещение защитных сооружений (насаждений), объектов мелиорации, антенно-мачтовых сооружений, информационных и геодезических знаков, если федеральным законом не установлено иное.

Основываясь на указанном положении Классификатора и разъяснениях Минэкономразвития РФ, приведенных в письме от 18.03.

2016 № Д23и-1239, суд пришел к выводу о том, что размещение антенно-мачтовых сооружений допускается на земельных участках с любым ВРИ (в том числе на земельных участках, в ВРИ которых специально не оговорено размещение объектов связи) без дополнительного кадастрового учета изменений в части разрешенного использования земельного участка.

В дополнение к случаям нецелевого использования земельного участка следует отметить, что использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления, указанной, например, в договоре аренды, может стать основанием для расторжения данного договора, а также применения договорной ответственности, если таковая предусмотрена[6]. В частности, за несоблюдение цели предоставления земельного участка может быть взыскана неустойка или арендная плата, рассчитанная с учетом повышающего коэффициента.

При этом факт использования земельного участка в соответствии с целевым назначением (то есть отсутствие нарушений, связанных с использованием земельного участка не в соответствии с категорией земель и ВРИ) не исключает гражданско-правовую ответственность арендатора за использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления и право арендатора требовать расторжения договора.

Так, например, Арбитражным судом города Москвы было удовлетворено требование арендатора о расторжении договора аренды земельного участка, предоставленного для целей эксплуатации здания кафе, после того, как данное кафе было снесено арендатором[7]. Суд указал, что снос здания кафе следует квалифицировать на основании статьи 451 ГК РФ как существенное изменение обстоятельств, предоставляющее арендодателю земельного участка право на досрочное расторжение договора аренды.

Суды удовлетворяют требования о расторжении договора аренды при схожих обстоятельствах, применяя также нормы статьи 450, пункта 1 статьи 619 ГК РФ о существенном нарушении условий договора как основание для его расторжения.

Вместе с тем не только факт нецелевого использования земельного участка может стать основанием для привлечения к ответственности, но и неиспользование земельного участка в случаях, предусмотренных частями 2, 2.1 и 3 КоАП РФ.

Рассмотрим отдельные вопросы наступления ответственности за нецелевое использование земельных участков более детально.

1. Привлечение к административной ответственности

Административная ответственность за нецелевое использование земельных участков установлена ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ, при этом под действие данной статьи подпадает использование участка как не в соответствии с целевым назначением с учетом его категории, так и с нарушением ВРИ.

Согласно статистике, опубликованной Росреестром (уполномоченным на рассмотрение данной категории дел), по состоянию на 01.01.2016[8] за использование земельных участков не по целевому назначению было привлечено к ответственности 5 861 лицо, общая сумма наложенных штрафов составила более 200 млн руб., при этом было устранено менее половины выявленных нарушений – всего 2 625.

Санкцией за совершение правонарушения по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ является штраф.

С марта 2015 года размер штрафов был существенно увеличен, а также был установлен новый механизм расчета штрафа: в размере, кратном в процентном выражении кадастровой стоимости участка.

Так, теперь на организацию может быть наложен штраф в размере от 1,5 до 2% кадастровой стоимости участка, но не менее 100 тыс. руб. (ранее ответственность организаций ограничивалась 50 тыс. руб.)

Следует отметить, что на квалификацию действий по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ не влияет нецелевое использование лицом только части, а не всего земельного участка[9].

Спорный вопрос связан с подведомственностью дел об обжаловании привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ. Так, многие арбитражные суды, руководствуясь разъяснениями ВС РФ[10], указывают, что данное нарушение относится к нарушениям в сфере природопользования, не связано с предпринимательской деятельностью и не может рассматриваться в арбитражном суде[11].

Напротив, в иных случаях вышестоящие суды указывают на незаконность прекращения производства по делу арбитражным судом, поскольку привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ напрямую затрагивает экономические (предпринимательские) интересы лица и не может обжаловаться в судах общей юрисдикции[12].

2. Обязание привести земельный участок в пригодное для использования (исходное) состояние

Устранение нарушений целевого использования земельного участка в натуре является распространенным способом защиты прав на земельный участок и охраны земельного участка как природного объекта.

Требование о приведении участка в исходное состояние может быть связано с обязанностью освободить его от незаконно размещенных некапитальных объектов, например торговых палаток, а также самовольно возведенных объектов недвижимости[13]. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние осуществляется самими нарушителями или за их счет (п. 2 ст. 62 и п. 3 ст. 76 ЗК РФ).

При рассмотрении требований о приведении земельного участка в исходное состояние суды также обязывают нарушителя обеспечить рекультивацию участка и восстановить почвенный слой, нарушенный в результате его нецелевого использования. В первую очередь такие требования заявляются в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения[14].

При этом суд может обязать лицо, уже осуществившее рекультивацию поврежденного земельного участка, возместить вред еще и в денежной форме.

Такое «двойное» взыскание применимо, если суд установит, что восстановление состояния земельного участка возможно лишь частично, в том числе в силу наличия невосполнимых экологических потерь, в связи с чем в полном объеме вред должен возмещаться не только в натуре, но и в денежной форме[15].

3. Взыскание убытков, причиненных нецелевым использованием земельного участка

Зачастую нецелевое использование земельного участка приводит к причинению вреда участку как природному объекту. На настоящий момент сформирована обширная судебная практика по возмещению вреда, причиненного земельным участкам[16]. При этом положения земельного и гражданского законодательства применяются судами в тесной увязке с нормами природоохранного законодательства[17].

Причинение вреда земельному участку может быть связано, например, с неправомерным использованием участка для складирования мусора, строительных материалов, замощением части участка, размещением объектов недвижимого имущества[18]. Вопрос оценки размера и возмещения вреда особенно остро стоит в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Для взыскания убытков с нарушителя необходимо доказать наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями лица и причиненным вредом. При этом размер вреда определяется в соответствии с утвержденными таксами и методиками, например Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды[19].

Помимо возмещения вреда, причиненного нецелевым использованием, с нарушителя могут быть взысканы иные убытки, например расходы собственника земельного участка на снос (демонтаж) объектов, возведенных не в соответствии с разрешенным использованием участка, а также недополученная прибыль правообладателя участка, в связи с невозможностью его использования.

Читайте также:  Статья 108 ТК РФ. Перерывы для отдыха и питания. С комментариями

4. Прекращение прав арендаторов, землепользователей на земельный участок, в том числе изъятие земельного участка у собственника

Основаниями для принудительного прекращения ограниченных прав на землю (в частности, права постоянного (бессрочного) пользования) и прав аренды, безвозмездного пользования участком являются использование земельного участка не по целевому назначению, а также использование участка, приводящее к порче земель, невыполнение правообладателем обязанности по рекультивации и восстановлению состояния участка. Отметим, что, исходя из буквального толкования соответствующих положений ЗК РФ (статьи 45–47), использование участка не в соответствии с его разрешенным использованием в число таких оснований не входит.

При этом, исходя из сложившейся практики, во многие договоры аренды земельных участков включается условие о праве арендодателя в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора при нарушении арендатором как разрешенного использования, так и цели предоставления участка в аренду.

Статья 285 ГК РФ, в свою очередь, предусматривает, что земельный участок может быть изъят у собственника, если его использование осуществляется с нарушением требований законодательства, в частности не в соответствии с целевым назначением. В судебной практике существуют единичные и исключительные случаи применения данной нормы, что позволяет оценить данный инструмент как декларативный и фактически не работающий.

Вместе с тем в судебной практике существуют примеры судебного изъятия земельных участков у собственника по специальным основаниям, установленным для земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 24.07.

2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» земельный участок может быть изъят у собственника в судебном порядке, если его использование приводит к существенному снижению плодородия земель[20], а также в случае неиспользования в течение трех и более лет подряд участка для ведения сельского хозяйства, если ранее в рамках земельного надзора были выявлены нарушения в его использовании.

Отметим, что абсолютное большинство изъятий земельных участков связано именно с неиспользованием участков для сельскохозяйственного производства[21].

Однако в целом институт изъятия земельных участков в связи с нецелевым использованием, в отличие от механизма прекращения права аренды, в правоприменительной практике не развит. Скорее всего, причина кроется в опасении судов идти на такую крайнюю меру, как прекращение права собственности нарушителя.

5. Иные виды ответственности и негативные последствия нецелевого использования земельных участков

Статьями 74 и 75 ЗК РФ предусмотрены также уголовная (ст. 254 «Порча земель») и дисциплинарная (применяемая к работникам и должностным лицам) виды ответственности, которые могут применяться при нецелевом использовании земельных участков.

Не стоит забывать, что размещение здания, сооружения на земельном участке не в соответствии с его разрешенным использованием свидетельствует о самовольности постройки, подлежащей сносу по решению суда (п. 1 ст. 222 ГК РФ).

Среди иных последствий нецелевого использования упомянем также повышение ставки земельного налога в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, не используемых для сельскохозяйственного производства (п. 1 ст. 394 НК РФ).

Таким образом, нецелевое использование земельных участков чревато существенными негативными последствиями как материального, так и неимущественного характера, что необходимо учитывать текущим землепользователям и лицам, приобретающим права на земельные участки.

[1] Определение ВС РФ от 02.08.2016 № 35-КГПР16-12.

Ставка земельного налога при неиспользовании сельскохозяйственного участка

А. Б. Сухов

Журнал «Бухгалтер Крыма: учет в сельском хозяйстве» № 4/2017

Как изменяется ставка земельного налога при неиспользовании сельскохозяйственного участка? Что если такое нарушение было недолгим?

В сельском хозяйстве большое значение имеет эффективное использование земель. С учетом недостаточно благоприятного для разведения сельскохозяйственных культур климата нашей страны важно эффективно использовать уже освоенные участки.

При этом применяются разные методы стимулирования владельцев земельных участков для работы на них, в том числе налоговое регулирование.

При неиспользовании участка по назначению ставка повышается

В соответствии со ст. 389 НК РФ земельные участки, в частности сельскохозяйственного назначения, являются объектом обложения земельным налогом. Но для участков разных категорий установлены различные налоговые ставки (ст. 394 НК РФ).

В общем случае применяется ставка в размере 1,5%, но для некоторых категорий земельных участков она равна 0,3%, в том числе для земельных участков, отнесенных к землям сельскохозяйственного назначения или к землям в составе зон сельскохозяйственного использования в населенных пунктах и используемых для сельскохозяйственного производства[1]>.

Согласно ст. 77 ЗК РФ землями сельскохозяйственного назначения считаются земли, находящиеся за границами населенного пункта и предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей.

В составе земель сельскохозяйственного назначения выделяются сельскохозяйственные угодья, земли, занятые внутрихозяйственными дорогами, коммуникациями, лесными насаждениями, предназначенными для обеспечения защиты земель от негативного воздействия, водными объектами (в том числе прудами, образованными водоподпорными сооружениями на водотоках и используемыми для целей осуществления прудовой аквакультуры), а также зданиями, сооружениями, используемыми для производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной продукции.

Собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в частности земле как природному объекту (ст. 42 ЗК РФ).

Из пункта 3 ст. 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» следует, что факт неиспользования земельного участка для ведения сельского хозяйства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности устанавливает орган государственного земельного надзора.

До принятия в судебном порядке по иску названного органа решения о принудительном изъятии такого земельного участка у его собственника отводится не менее трех лет, в течение которых данный собственник может все же приступить к использованию участка по целевому назначению.

К сведению:

Признаки неиспользования земельных участков для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности приведены в Перечне, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 23.04.2012 № 369 (для признания неиспользования достаточно одного из них):

  • на пашне не производятся работы по возделыванию сельскохозяйственных культур и обработке почвы;
  • на сенокосах не производится сенокошение;
  • на культурных сенокосах содержание сорных трав в структуре травостоя превышает 30% площади земельного участка;
  • на пастбищах не производится выпас скота;
  • на многолетних насаждениях не производятся работы по уходу и уборке урожая многолетних насаждений и не осуществляется раскорчевка списанных многолетних насаждений
  • залесенность и (или) закустаренность составляет на пашне свыше 15% площади земельного участка;
  • залесенность и (или) закустаренность на иных видах сельскохозяйственных угодий составляет свыше 30%;
  • закочкаренность и (или) заболачивание составляет свыше 20% площади земельного участка.

В Письме Минфина России от 16.07.

2014 № 03-05-04-02/34879[2]> указано, что, если земельный участок признан уполномоченным органом неиспользуемым для сельскохозяйственного производства, налогообложение в отношении всего этого участка должно производиться по налоговой ставке, установленной представительным органом муниципального образования в отношении прочих земель и не превышающей 1,5%, начиная с налогового периода, в котором вынесено решение о выявленном нарушении, до начала налогового периода, в котором нарушение устранено (см. также Письмо Минфина России от 03.06.2015 № 03-05-04-02/32131).

Согласно п. 1 ст. 393 НК РФ налоговым периодом по земельному налогу является календарный год.

Пример.

В августе 2016 года выявлен факт неиспользования собственником земельного участка сельскохозяйственного назначения в соответствии с данной целью. В сентябре 2017 года признано, что это нарушение устранено.

  • Согласно разъяснению Минфина за все отчетные периоды 2016 года, в том числе за I, II и III кварталы, земельный налог собственник должен уплатить по ставке 1,5% как для прочих земель.
  • За все отчетные периоды 2017 года земельный налог уплачивается по ставке 0,3% как для земель сельскохозяйственного назначения.
  • За прошедшие до вынесения того и другого решения отчетные периоды следует представить уточненные декларации.

Если нарушение было недолгим

Добросовестный хозяйствующий субъект, если в отношении него выявлен факт неиспользования земельного участка по сельскохозяйственному назначению, старается как можно быстрее исправить нарушение. Возможно, он сможет это сделать в том же налоговом периоде, когда нарушение зафиксировано.

По данному вопросу в Письме Минфина России от 23.08.

2017 № 03-05-04-02/54186[3] отмечается, что НК РФ не определен порядок применения налоговой ставки для земельного участка, отнесенного к землям сельскохозяйственного назначения или к землям в составе зон сельскохозяйственного использования в населенных пунктах, который не используется для сельскохозяйственного производства, если полномочным органом государственного земельного надзора в налоговом периоде было выявлено правонарушение, связанное с неиспользованием земельного участка для сельскохозяйственного производства, а налогоплательщиком данное правонарушение было устранено в этом же налоговом периоде.

Чиновники напомнили, что согласно п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

В связи с этим, по их мнению, в таком случае исчисление суммы земельного налога должно производиться по налоговым ставкам, установленным нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законами городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя) в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 394 НК РФ.

То есть в течение всего налогового периода следует применять пониженную налоговую ставку, установленную для земель сельскохозяйственного назначения.

Каковы перспективы?

Впрочем, в последнем названном письме Минфин указал на то, что подготовлен проект закона, который при неиспользовании земельного участка в соответствии с его сельскохозяйственным назначением предусматривает применение ставок земельного налога все-таки с точностью даже не до отчетного периода, а месяца.

В этом законопроекте Минсельхоз, который его разработал, предложил дополнить ст. 396 НК РФ пунктом 17. Согласно ему для земельных участков, отнесенных к землям сельскохозяйственного назначения или к землям в составе зон сельскохозяйственного использования в населенных пунктах (за исключением земельных участков, указанных в абз. 3 – 5 пп. 1 п. 1 ст.

 394 НК РФ), не используемых для сельскохозяйственного производства, исчисление суммы налога производится по налоговым ставкам в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 394 НК РФ (то есть как для прочих земель) начиная с налогового периода, в котором установлен факт неиспользования таких земельных участков, до месяца, в котором указанное правонарушение устранено.

Отсюда следует, что налог должен исчисляться по общей ставке весь налоговый период, в котором зафиксировано нарушение, а в том налоговом периоде, когда оно будет устранено, данная общая ставка применяется с начала периода до месяца устранения.

Однако такая формулировка совершенно не проясняет, как же поступать, если само нарушение и его устранение принадлежат к одному периоду. Непонятно, почему Минфин именно в Письме № 03-05-04-02/54186 сослался на этот законопроект.

По нашему мнению, совершенно необходимо с точностью до месяца определять и начало применения общей ставки.

Или, например, указать, что по общей ставке надо считать налог с начала налогового периода, в котором допущено нарушение, до месяца, в котором оно исправлено.

А если соответствующая поправка в законопроект не будет внесена, то по-прежнему, как правильно указал Минфин, с учетом п. 7 ст. 3 НК РФ весь такой налоговый период можно будет применять пониженную ставку земельного налога.

[1] См. статью Н. К. Сенина «О пониженной ставке по земельному налогу для сельхозземель», № 4, 2016, стр. 66.

Читайте также:  Виды премий работникам

[2] Доведено до территориальных налоговых органов Письмом ФНС России от 30.07.2014 № БС-4-11/14944@.

[3] Доведено до территориальных налоговых органов Письмом ФНС России от 28.08.2017 № БС-4-21/16987@.

Вс напомнил порядок привлечения к ответственности за нецелевое использование земли

8 февраля Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС20-15754 по делу № А40-258644/2019 об оспаривании обществом – владельцем гостиницы привлечения к административной ответственности за нецелевое использование земельного участка, предназначенного для размещения бани.

В июле 2019 г. Управление Росреестра по Москве оштрафовало АО «Воронцовский БПК» на 700 тыс. руб. по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ.

Основанием послужило то обстоятельство, что на переданном в аренду ООО «Яхонт» земельном участке с видом разрешенного использования «для эксплуатации зданий под бани» расположено арендуемое обществом «Воронцовский БПК» здание, используемое для размещения гостиницы.

По мнению административного органа, это не соответствует сведениям о виде разрешенного использования земельного участка, внесенным в ЕГРН, и нарушает требования ст. 42 Земельного кодекса РФ.

Решение было оспорено АО «Воронцовский БПК» в Арбитражный суд г. Москвы.

В ходе судебного разбирательства общество ссылалось на то, что спорный участок находится в аренде у общества «Яхонт» на основании договора, заключенного с Московским земельным комитетом, правопреемником которого является Департамент имущества г. Москвы.

На этом участке расположено здание, находящееся в столичной собственности и переданное в аренду АО «Воронцовский БПК» до 22 июля 2022 г. По мнению общества, использование здания под гостиницу было согласовано с собственником – столичным Департаментом городского имущества.

Организация добавила, что она не является ни собственником, ни арендатором этого земельного участка, а лишь арендует спорные помещения в здании, принадлежащем Москве, и использует их в разрешенных собственником целях.

Соответственно, общество как лицо, ограниченное в возможности инициировать изменение вида разрешенного использования земельного участка, нельзя привлечь к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ.

Кроме того, совместное использование земельного участка в целях «для эксплуатации зданий под бани» и «для размещения гостиницы» не противоречит требованиям Правил землепользования и застройки г. Москвы.

Три судебные инстанции отказались удовлетворять требования заявителя со ссылкой на то, что использование спорного здания под размещение гостиницы противоречит виду разрешенного использования земельного участка, внесенному в ЕГРН. Тем самым суды выявили наличие в действиях общества состава вменяемого ему административного правонарушения и сочли правомерным постановление Росреестра.

Рассмотрев кассационную жалобу АО «Воронцовский БПК», Судебная коллегия по экономическим спорам ВС согласилась с ее доводами.

Высшая судебная инстанция напомнила, что основные и вспомогательные виды разрешенного использования земельных участков и объектов капстроительства выбираются самостоятельно их правообладателями (за исключением органов госвласти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных и муниципальных унитарных предприятий) без дополнительных разрешений и согласования в силу п. 4 ст. 37 ГрК РФ.

Как пояснил Суд, использование земельного участка не только в соответствии с основным видом разрешенного использования, но и в соответствии со вспомогательным видом разрешенного использования, допустимым в качестве дополнительного по отношению к основному, не свидетельствует о нецелевом использовании такого объекта.

В свою очередь, диспозиция ч. 1 ст. 8.

8 КоАП РФ не предусматривает наступление административной ответственности за отсутствие в ЕГРН сведений о вспомогательных видах разрешенного использования земельного участка, допустимых в качестве дополнительных по отношению к основному виду, а отсутствие в ЕГРН таковых сведений не образует состав вышеуказанного правонарушения.

КС выявил противоречия в практике привлечения к ответственности за нецелевое использование землиКак пояснил Суд, законодательство РФ не обязывает лицо, одновременно использующее земельный участок в соответствии с основным и вспомогательными видами его разрешенного использования, уведомлять органы власти о своем решении

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 16 октября 2020 г.

№ 42-П Верховный Суд напомнил, что собственник земельного участка вправе самостоятельно выбрать для себя как основной, так и – в дополнение к основному – вспомогательный вид его разрешенного использования, которые предусмотрены правилами землепользования и застройки муниципального образования для определенной территориальной зоны. При этом ни Земельный кодекс, ни Градостроительный кодекс РФ непосредственно не обязывают лицо, использующее земельный участок не только в соответствии с основным видом его разрешенного использования, указанным в ЕГРН, но и в соответствии со вспомогательным видом разрешенного использования, который предусмотрен правилами землепользования и застройки муниципального образования для определенной территориальной зоны, уведомлять о своем решении те или иные органы публичной власти.

«Собственники (правообладатели) земельных участков не могут быть принуждены к внесению каких-либо сведений в Единый государственный реестр недвижимости в случае, когда они в дополнение к основному виду разрешенного использования принадлежащих им земельных участков самостоятельно выбирают вспомогательный вид их разрешенного использования.

Кроме того, как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12 ноября 2020 г.

№ 46-П, если в статусе собственника земельного участка лицо не лишено законной возможности инициировать изменение одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой, то арендующее землю лицо в такой возможности ограничено», – отмечено в определении.

КС высказался против обложения производственных объектов повышенным имущественным налогомКак пояснил Суд, если здания используются в производственных и образовательных целях, а не для размещения офисов или торговых объектов, то они не могут облагаться налогом на имущество организаций с учетом кадастровой стоимости

Верховный Суд добавил, что в рассматриваемом деле, признавая правомерным привлечение общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.

8 КоАП РФ, суды исходили исключительно из использования обществом земельного участка не в соответствии с видом разрешенного использования, внесенным в ЕГРН, не проверив указанные доводы заявителя и не устанавливая обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения настоящего дела. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян поддержала выводы Верховного Суда: «Нижестоящие суды, действительно, не учли различия между основными, вспомогательными, дополнительными видами использования земельного участка.

Для того чтобы установить все виды использования, необходимо обратиться к градостроительному плану земельного участка, так как в ЕГРН по вполне разумным причинам полный перечень видов использования, в частности список вспомогательных видов, не отражен».

По словам адвоката, текущим законодательством РФ не предусмотрена обязанность собственника земельного участка вносить изменения в ЕГРН, если принято решение воспользоваться вспомогательным видом разрешенного использования.

«Кроме этого, нижестоящими судами не произведено разграничение в правовом статусе общества, непосредственно пользующегося землей, которое в данном случае не являлось собственником. В связи с чем возможность, даже в случае необходимости, изменения каких-либо характеристик фактически отсутствовала.

Таким образом, нижестоящие суды допустили формальный подход к рассматриваемому спору, не учли положения нормативных актов, которые подлежат применению в данном конкретном случае», – резюмировала Нарине Айрапетян.

ВС напомнил порядок выбора вида разрешенного использования из предусмотренных зонированием территорийКак пояснил Суд, размещение кондитерской фабрикой на земельном участке наряду с объектами пищевой промышленности магазина по продаже своих изделий и иной продукции не свидетельствует о нецелевом использовании земли

Старший юрист АБ «Инфралекс» Родион Макин отметил, что определение продолжает серию судебных актов, в которых ВС обращает внимание нижестоящих инстанций на то, что диспозиция ст. 8.8 КоАП не предполагает ответственность правообладателя земельного участка за невнесение сведений в ЕГРН о вспомогательных видах разрешенного использования участка.

«В этом плане Верховный Суд следует высказанной им же недавно позиции о том, что отсутствие в реестре сведений о виде разрешенного использования не свидетельствует об использовании участка не по целевому назначению и не представляет собой административное правонарушение в соответствии со ст. 8.8 КоАП РФ (см. Определение ВС РФ от 1 октября 2020 г.

№ 310-ЭС20-8733)», – пояснил он.

По словам эксперта, выводы Суда логичны и справедливы с учетом того, что они находятся в полном соответствии с правовой позицией ВС и КС РФ.

«Радует также тот факт, что Верховный Суд в этом и ряде других дел стал отменять решения судов нижестоящих инстанций, которые соглашались с привлечением к ответственности правообладателей, осуществлявших фактическое землепользование в соответствии с утвержденными Правилами землепользования и застройки, но не в соответствии с видами разрешенного использования, указанными в реестре. Напомним, что данная весьма сомнительная практика стала повсеместной, и многие суды решали дела не в пользу правообладателей», – подчеркнул Родион Макин.

Юрист также задался вопросом, как законодатель выполнит поручение Конституционного Суда обеспечить ясность в вопросе того, должен ли правообладатель самостоятельно обеспечить соответствие реестра, ПЗЗ и фактического пользования.

«По сути, в рассматриваемом случае снова поднимается вопрос публичной достоверности реестра, однако, в отличие от проблематики внесения сведений о правах и их обременениях, необходимость приведения в соответствие реестра, ПЗЗ и фактического пользования силами самого правообладателя не выглядит самоочевидной», – резюмировал он.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector