Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Услуги в отличие от товаров нематериальны — результаты выполнения договора на их оказание нельзя увидеть, сфотографировать, пересчитать. Поэтому для применения вычетов НДС с расходов на приобретение услуг крайне важно позаботиться о том, чтобы эти операции были обоснованы и верно оформлены документально. Иначе налоговый орган может заподозрить, что сделка носила фиктивный характер, и не принять вычет. Но как доказать, что услуги на самом деле оказывались?

Что есть услуги

Рассмотрим пример. Организация заключила договор с клининговой фирмой на оказание услуг по уборке офиса. Согласно договору, сотрудник фирмы должен ежедневно выполнять определенный объем работ по поддержанию чистоты в офисе заказчика.

Доказать, что работник выполнял свои обязанности, довольно проблематично, ведь результат его труда нельзя увидеть. Точнее, можно, но только непосредственно во время уборки.

В соответствии с пунктом 5 статьи 38 НК РФ, именно это и отличает услуги — результаты их оказания потребляются в момент создания и не имеют материального воплощения.

Можно, конечно, проводить ежедневно фото- и видеофиксацию процесса уборки или заставлять сотрудника клининговой компании заполнять отчеты о проделанной работе. Однако это выглядит несколько абсурдно, и вряд ли кто-то всерьез задумается об этом.

Хотя вы подумаете совсем иначе, когда будете доказывать реальность клининговых услуг в арбитражном суде.

Чтобы уменьшить риск развития ситуации по этому сценарию, специалисты рекомендуют, во-первых, позаботиться о доказательстве обоснованности приобретенных услуг, а, во-вторых, грамотно оформлять все документы, связанные с их получением.

Почему услуги могут признать фиктивными

Организация заявила о вычете НДС с консультационных услуг, однако налоговый орган в этом отказал. Инспекторы посчитали, что сделка по предоставлению консультаций носила формальный характер. Делая такие выводы, они руководствовались следующими:

  • счета-фактуры, которые заказчик выставлял своему контрагенту, были составлены с нарушением правил;
  • акты приема-передачи услуг были составлены по одному образцу и не содержали детализацию консультационных услуг;
  • организации не удалось достичь показателей хозяйственной деятельности, на которые были направлены услуги — вместо увеличения выручки в 20% удалось достигнуть только роста на 14%;
  • заказчик услуг и их исполнитель были признаны налоговой инспекцией взаимозависимыми лицами.

Взаимозависимость

Что касается последнего обстоятельства, на такие сделки налоговики обращают повышенное внимание. Особенно это характерно для операций, объектом которых выступают услуги. Без преувеличения можно сказать, что заказ услуг в компании, которая является взаимозависимой — та самая «красная тряпка», которая побуждает органы ФНС подозревать фиктивность сделки.

В соответствии со статьей 105.1 Налогового кодекса, взаимозависимыми признаются такие лица, взаимоотношения между которыми могут сказаться на условиях или результатах сделок между ними либо лицами, которые они представляют.

Попросту говоря, если одно лицо влияет на решения, принимаемые другим, то эти лица взаимозависимые. Такое влияние может быть обусловлено, скажем, участием одного лица или его представителя в капитале другого.

Пример – директор одной компании является одним из собственников (участников) другой.

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

Налоговики не смогли доказать фиктивность трат на услуги УК

В той же статье определено, какие именно лица являются взаимозависимыми. Кроме того, суд может установить взаимозависимость лиц по иным основаниям.

Что говорят суды

Но вернемся к нашему примеру. Получив отказ в вычете, заказчик обратился в арбитражный суд с целью признать выводы налоговиков неправомерными. В качестве подтверждения реальности сделки был представлен договор на оказание услуг, содержащий вполне конкретные цели.

Среди них — достижение определенных показатели деятельности, увеличение эффективности управления компанией и использования ресурсов.

Суду были представлены счета-фактуры и акты приема-передачи оказанных услуг, а ключевые фигуры исполнителя — директор и главбух — подтвердили, что компания действительно оказывала консультационные услуги заказчику.

В качестве доказательства проведения консультаций были предъявлены списки сообщений, которыми обменивались заказчик и исполнитель, а также представлены командировочные удостоверения и служебные задания сотрудников исполнителя, направленных для консультаций к заказчику.

Однако все это не убедило арбитров, и вот почему. Во-первых, суд поддержал вывод ФНС о том, что указанные компании являются взаимозависимыми. Ничто не мешало им «провернуть» эту операцию лишь на бумаге с целью получения налоговой выгоды.

Во-вторых, представленные суду документы — счета-фактуры и акты приема-передачи — не содержали детализации хозяйственных операций.

Из них невозможно было понять, какие именно консультационные услуги и в каком объеме исполнитель оказал заказчику, а также как формировалась их стоимость.

Между тем в первичных документах в обязательном порядке должны отражаться сведения о том, какие конкретно услуги были оказаны. Детализировать их можно как непосредственно в акте приема-передачи, так и в отчете исполнителя о проделанной работе.

Организации, которая предъявляет к вычету НДС с приобретенных услуг, следует проверить, что в первичных документах они детализированы.

В противном случае для надежности нужно запросить у контрагента отчеты исполнителей о работе, которую они проделали.

Также читайте по теме: «Безопасный размер НДС» — какой максимальный удельный вес вычетов по НДС не привлекающий внимание налоговиков?

Вывод. Компания из нашего примера допустила две главные ошибки: 1. Обратилась за консультационными услугами во взаимозависимую организацию. 2. Не позаботилась о том, чтобы первичные документы были оформлены надлежащим образом.

Каждое из этих обстоятельств само по себе является серьезным поводом для сомнений относительно реальности сделки. В нашем же примере имеют место они оба. Неудивительно, что суд встал на сторону ИФНС и посчитал вычет НДС за консультационные услуги неоправданным и необоснованным.

Факт заключения фиктивного договора ИФНС легко докажет в суде

Случаи, когда сотрудники своими силами выполняют работы, на исполнение которые компания заключает договор с подрядчиком, хорошо известны налоговикам. Применять такой вариант для увеличения расходов и снижения налогооблагаемой базы давно уже бессмысленно.

Налоговики, как правило, без больших сложностей доказывают наличие фиктивного документооборота.

Подозрение всегда вызывают договоры, заключенные с партнером на исполнение услуг, которые пересекаются с обязанностями работников.

Например, оплата юридических консультаций при наличии в штате одного или нескольких юристов; оплата дизайна сторонней компании при наличии в штате собственных дизайнеров.

Признаки фиктивного документооборота

В соответствии с новой инструкцией ФНС признаками участия компании в схеме ухода от налогов считаются:

  1. Отсутствие у компании подтверждения того, что контрагент способен выполнить обязательства по договору.
  2. Компания не может объяснить, на каких основаниях выбрала этого контрагента.
  3. В открытых источниках информации нет данных о реальной деятельности контрагента.
  4. Сделка непрофильная, противоречит бизнес-стратегии компании или нарушает её внутренние правила.
  5. Цена контракта существенно отличается от рыночной на аналогичные товары и услуги.

Фиктивный договор имеет свои признаки

Одно из последних решений по теме фиктивности договоров принял Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 28.01.2020 № Ф06-56575/2019 по делу № А55-8551/2019. Судьи оставили без изменений решения судов нижестоящих инстанций о доначислении по решению налоговой инспекции НДС, НДФЛ, налог на прибыль.

Налоговые инспекторы доказали, что первичные учетные документы, заключенные со спорными контрагентами, содержат сведения, не соответствующие действительности, что свидетельствует о нереальности хозяйственных связей с контрагентами.

Важным аргументом налоговиков стало утверждение, что спорные операции не имели какой-либо экономической оправданности. С учетом того, что в сегодняшних судебных процессах у судей «нет оснований не доверять налоговым инспекторам», доказать обратное более чем сложно.

В качестве аргументов фиктивности договоров ФНС приводит следующее:

  1. Компания имела все возможности для выполнения работ силами сотрудников.
  2. Фактически работы не выполнялись контрагентом. В качестве результата работ фирма предъявила работы, выполненные своими сотрудниками.
  3. Контрагент не имел в штате достаточного количества работников, необходимой квалификации и не заключал договора со сторонними исполнителями.

Против компании в качестве доказательства фиктивности документооборота «сработает», если:

  • Руководитель контрагента заявит, что не имеет никакого отношения к организации.
  • Руководитель контрагента не ответит на вопросы о своей деятельности и характере выполненных работ для партнера.
  • Работники компании подтвердят в суде, что это они выполнили указанные работы. Даже, если это не так, или работник даст показания, не понимая суть вопросов, доказать обратное практически невозможно.
  • Партнер сразу же после получения денег переведет их на счета других фирм.

Особое внимание стоит обращать на показания свидетелей.

Они имеют существенно больший вес, чем кажется большинству директоров.

Правда, в последней инструкции налоговиков есть небольшое послабление для организаций. Налоговая не должна жестко реагировать на исключительно формальные нарушения, такие как недействительные подписи на части документов при нормальности сделки в целом.

Как налоговики борятся с обналом

Наталья Нагорнова, главный редактор «Блога о налогах Турова Владимира»

Наткнулась недавно на обнальщиков. Пытались впарить свою услугу под 8%, утверждая, что у них все суперчисто, правдоподобно, реально, а документы – не придерешься. В общем: «Бла-бла-бла… мы настоящие на все 100%. Любой каприз за ваши деньги».

Я посмеялась про себя, ведь они готовы были предоставить любые услуги. Не стала углубляться и расспрашивать, сколько многопрофильных сотрудников трудится во благо их бизнеса. В чем не было у меня сомнений – так это в их умении рекламировать себя.

Хорошо, а если бы на моем месте оказался бизнесмен, который развесил уши и повелся на этот условно бесплатный сыр?

Пожалуй, он ощутил бы на себе один из обратных эффектов обналички… Вопрос времени. Эта статья основана исключительно на реальных событиях: только на свежей судебной практике.

Эффект №1: доначисления

Самый популярный вариант развития событий. Основой для доначислений служат стандартные признаки:

  • массовый юридический адрес;
  • «массовый» директор;
  • численность персонала от 0 до 1 человека;
  • основные и транспортные средства отсутствуют;
  • операции по счету, характерные для нормальной хозяйственной деятельности (оплата коммунальных платежей, за аренду помещений, транспорта, коммунальные услуги, телефонную связь) не осуществляются;
  • налоговая отчетность представляется с минимальными суммами налогов к уплате в бюджет.

Дальше дело за малым – опровергнуть, так называемую, «реальность», а налоговики в этом мастера. Например, в Постановлении АС Уральского округа № Ф09-3404/17 от 11.07.2017 по делу №А50-21255/2016 оказалось, что налогоплательщик был единственным заказчиком услуг по грузоперевозкам у «серой» конторы.

Читайте также:  Образец профстандарта кондитера в 2021-2022 году

Как выяснилось, директор этого «лжеперевозчика» (ОСН) был ИП (ЕНВД – грузоперевозки).

Совпадение? А вот еще одно: спорный контрагент был создан за неделю до проведения тендера по грузоперевозкам и выиграл его из-за «наличия автотранспорта и привлекательной цены»… Конечно же, никакого транспорта и в помине не было, в том числе и арендованного.

В Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 10.07.2017г.

по делу №А81-3165/2016 «добивающим» доводом налоговиков стало уголовное настоящее директора контрагента: он фигурировал «подследственным» по таким преступлениям как: «мошенничество», «незаконная банковская деятельность», «лжепредпринимательство», «подделка документов», «злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности».

Отследить движение товара от производства до налогоплательщика – одна из «фишек» налоговиков. Так, например, попалась компания в Постановлении АС Московского округа от 10.07.2017г. по делу №А40-173859/2015: «заводы-изготовители не подтвердили реализацию спорного товара ни поставщику общества, ни поставщикам следующих звеньев».

И даже наличие кучи грамотно оформленных документов не спасает компании, если контрагент обладает признаками обнальных контор. В Постановлении АС Волго-Вятского округа от 10.07.2017г.

по делу №А43-2071/2016 компания предусмотрела все до мелочей (в плане бумаг), а вот с реальностью произошла беда…  В доказательство факта проведения маркетинговых исследований общество предоставило договор, акт оказанных услуг, отчет по маркетинговым мероприятиям, счет-фактуру, акт сверки взаимных расчетов, приказ о проведении маркетинговых исследований, распоряжение об ознакомлении с результатами отчета и о разработке ассортиментной политики. На одних бумажках защиту не построишь, а репутация контрагента – главный козырь налоговиков.

Мария Морозова, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

Производить доначисления налоговики пойдут именно к заказчику обнальных услуг, ведь с самой обнальной конторы взять нечего. Особенно сложно компании будет отбиться, если «серую» организацию уже признали обнальной по какому-то другому делу.

Проявление должной осмотрительности в отношении контрагента будет плюсом, но основным аргументом все-таки будет являться реальность сделки. В ход идет все: показания сотрудников, договоры и первичные документы, видеофиксация, сроки исполнения и многое другое. Также вскоре налоговики будут использовать данные системы «Платон» для вычисления фиктивных сделок.

Советую ознакомиться с пунктом 31 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ №1», утвержденного Президиумом Верховного Суда от 16 февраля 2017 года: «Факт неисполнения поставщиком обязанности по уплате налогов сам по себе не может являться основанием для возложения негативных последствий на налогоплательщика, проявившего должную осмотрительность при выборе контрагента, при условии реального исполнения заключенной сделки».

Эффект №2: субсидиарная ответственность

Первых лиц компании привлекают к субсидиарной ответственности в безвыходных ситуациях: когда долги не погашены, взаимозависимых компаний, на которых быстренько перевели деятельность не нашлось, и, когда запущено дело о банкротстве, а на счету «0 рублей». Например, в Постановлении Пятнадцатого ААС от 13.06.2017г.

по делу №А32-9992/2014 троих управленцев привлекли к субсидиарной ответственности: «Определение мотивировано тем, что частая смена руководителей, отсутствие документации, нарушение норм нало­гового законодательства, является системным подходом ответчиков к ведению дел должника, в результате которого только задолженность по обязательным платежам достигла 1 147 733 256,81 руб. и послужила основанием к введению в отношении должника процедуры банкротства. Установлены основания привлечения к ответственности, предусмотренные п.4 ст.10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В силу пунктов 1-4 ст.53.1, п.2 ст.322, ст.1080 ГК РФ, ответчики должны соли­дарно отвечать в рамках субсидиарной ответственности по долгам должника».

Одному из руководителей крупно не повезло: помимо возбуждения уголовного дела по ч.2 ст.199 УК РФ, ему впаяли почти 1,12 млрд руб. долга. А четвертый управленец отделался легким испугом, т.к. правил всего 2 месяца до запуска процедуры банкротства, поэтому его не привлекли к уплате по налоговым долгам компании (хотя налоговики настаивали).

Привет из темного прошлого достался и руководителям компании в Постановлении Седьмого ААС от 20.07.2017г. по делу №А45-22749/2014: их привлекли к солидарной субсидиарной ответственности, и как бы директоры не отнекивались: «Я на период проведения камералки не правил компанией… Я не при делах», – доводы конкурсного управляющего оказались убедительнее.

Суд решил: «Поскольку солидарный характер субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц установлен законом, выполнение ответчиками функций руководителя в разные периоды не является основанием для отказа в привлечении их к субсидиарной ответственности, или привлечения их не солидарно.

То обстоятельство, что директор 1 и директор 2 на дату привлечения должника к налоговой ответственности не осуществляли полномочия единоличного исполнительного органа не является основанием для вывода о том, что они не являлись контролирующими должника лицами в период совершения действий, явившихся основанием для привлечения к налоговой ответственности, и не освобождает их от обязанности опровергнуть презумпцию доведения должника до банкротства в результате совершения ими действий в период руководства должником».

Мария Морозова, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

В последнее время тенденция взыскания долгов компании с единоличного исполнительного органа стала весьма заметной. Довольно часто мы слышим, как с очередного директора требуют миллионы, а то и миллиарды.

Ведь именно директор принимает управленческие решения в компании. Если будет доказано, что такие решения принимали учредители, соответственно, они и будут погашать долги компании, даже если она уже закрыта.

Согласно недавним изменениям, заявление о привлечении контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности может быть подано и после завершения конкурсного производства, или после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов для проведения банкротных процедур. Арбитражный суд, получив такое заявление, должен его рассмотреть.

Эффект №3: УК РФ

Самый болезненный эффект – ответственность по УК РФ за махинации с налогами. Клеймо преступника получают не только организаторы обнального бизнеса, но и компании, которые подсели на услуги «серых» фирм и с беспредельной наглостью обманывали государство.

Некоторые налогоплательщики не заморачиваются с поиском услуг по обналичке, а сами создают однодневки и придумывают схемы «нагреть налоговиков – возместить НДС». Например, в Постановлении Семнадцатого ААС от 30.03.2017г.

по делу №А60-40509/2016 налоговики раскрыли преступную схему с подконтрольными обнальными конторами. Налогоплательщика и «серые» фирмы объединяли:

  • один главбух;
  • общий IP-адрес;
  • одинаковые номера телефонов.

А коммерческий директор одной из однодневок оказался «бывалым преступником»: 35 уголовных дел, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ и ч.1 ст.174.1  УК РФ.

В результате проверки сотрудники фискальной службы установили, что главный бухгалтер в декларациях по НДС налогоплательщика принимала к вычету счета-фактуры по взаимоотношениям с подконтрольными серыми конторами, при этом в декларациях этих контрагентов в составе выручки от реализации данные счета-фактуры не учитывала. Деньги в дальнейшем возвращались на лицевой счет руководителя налогоплательщика и на счет главбуха.

В итоге, помимо доначислений, главного бухгалтера привлекли к ответственности по ч.4 ст.159 УК РФ.

Похожая ситуация произошла в Постановлении Одиннадцатого ААС от 30.06.2017г. по делу №А55-23222/20166. Как установило следствие, директор компании «А» по предварительному сговору со своим главбухом, привлекли главного бухгалтера компании «Б» и решили использовать фиктивный договор с «серой» фирмой.

Главбух «А» стряпала счета-фактуры, товарные накладные и прочие документы от имени «липовой» конторы. Товар по их задумке должен был приобретаться у компании «Б», но деньги за него перечислялись на счета номинальных ООО-шек.

Выездная проверка расставила все точки над i: товар от компании «Б» в компанию «А» не поступал, факт обналички и фиктивность договоров установлены, главбухи во всем сознались и сдали директора.

В итоге, главный бухгалтер ООО «А» признана виновной в совершении преступления по пункту «А», «Б» части 2 статьи 199 УК РФ и суд приговорил ее к наказанию, в виде 2 лет лишения свободы, а директора к 3 годам.

Мария Морозова, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

Обратите внимание, если в компании присутствуют и директор, и бухгалтер, то уголовная ответственность будет выше, т.к. преступление совершалось группой лиц по предварительному сговору. Если уж вы решили рискнуть и совершить налоговое преступление, то хотя бы выведите бухгалтера на отдельную компанию или ИП. И ему не придется рисковать за зарплату, и директору ответственности меньше.

Лицо, которое впервые совершило преступление, освобождается от уголовной ответственности, если недоимка по налогу (сбору, пеням, штрафам) полностью погашена. Недоимка может быть погашена как самим виновным лицом за счет собственных средств, так и организацией, в которой было выявлено уклонение от уплаты налогов (примечание 2 к ст. 199 УК РФ, ч. 1 ст. 76.1 УК РФ).

Не забывайте, если вы не доплатили налогов на уголовную статью, то срок исковой давности тут уже равен не 3 года, а 10 лет.

Эффект №4: хэппи-энд

Иногда компаниям удается отбиться от доначислений.

Связано ли это с необоснованными придирками налоговиков к признакам номинальных структур, либо все-таки грешок за компанией был, но спасла продуманная защита? Практика показывает, что компании стали гораздо чаще выигрывать споры, в которых замешаны подозрительные контрагенты.

Более подробно о том, какие аргументы помогают налогоплательщикам выиграть суды, будет написано в одной из ближайших статей. Сейчас приведу лишь парочку блистательных выкрутасов на тему «как выйти сухим из воды»:

  • Постановление АС Уральского округа от 26.05.2017г. №Ф09-2274/17 по делу №А50-16250/2016. Сила слова: слаженные и четкие показания сотрудников помогли избежать доначислений несмотря на то, что контрагенты были замешаны в обналичивании в других судебных разбирательствах;

Фнс рассказала, как будут выявлять фиктивных контрагентов и доначислять налоги

23 марта 2021

4272

Налоговая служба выпустила письмо, посвященное практике применения положений новой статьи 54.

1 НК РФ, которая содержит положения, направленные на борьбу с уклонением от уплаты налогов с использованием фиктивных компаний и операций.

Документ адресован нижестоящим налоговым органам, которые должны учитывать соответствующие рекомендации как при выявлении злоупотреблений со стороны налогоплательщиков, так и при доначислении налогов.

Читайте также:  Образец письма-приглашения в 2021-2022 году

Признаки искажения налоговых обязательств 

Первым делом налоговая служба обращает внимание на то, что доначисления со ссылкой на ст. 54.1 НК РФ можно проводить не только в случае выявления фиктивных контрагентов. Эти положения действуют при любом искажении налогового обязательства, в т. ч.

при дроблении бизнеса, сокрытии объектов налогообложения, искусственном создании условий для применения специального налогового режима и т. п.

В качестве примера приводится неотражение эксплуатируемых объектов недвижимости в составе основных средств под предлогом недостроя или искажение данных о производимой продукции с целью вывести ее из категории подакцизной.

Отдельный блок нарушений, как указывается в письме, составляют попытки уклониться от применения специальных положений НК РФ об учете доходов или расходов. К примеру, искусственное увеличение капитализации с целью учета процентов по контролируемой задолженности.

Подпадают под действие ст. 54.1 НК РФ и полностью фиктивные операции – те, которые в реальности не совершались, а отражены исключительно на бумаге. Как отмечается в письме, выявление такого факта уже само по себе дает ИФНС основания снять расходы и вычеты.

Что касается операций, имевших место в действительности, но данные о которых искажены, необходимо проводить дополнительные мероприятия. В частности, устанавливать, действительно ли контрагент или привлеченные им субподрядчики выполняли все обязательства по договору.

Основная цель здесь – выявление так называемых технических компаний, которые существуют только на бумаге и включаются в цепочку для получения налоговой выгоды. Такие технические компании нужны исключительно для оформления от их имени документов, поясняется в письме.

Они не осуществляют деятельность в своем интересе и на свой риск, не обладают необходимыми активами и не выполняют реальных функций.

О злоупотреблениях, указывается в письме, могут говорить факты обналичивания денег налогоплательщиком, его аффилированными или подконтрольными лицами, а также факты использования таких средств на нужды компании, ее учредителей или должностных лиц, а также их родственников.

И вообще, отмечается в документе, финансовые потоки по техническим компаниям в большинстве случаев носят замкнутый характер и характеризуются полным или частичным возвратом денег налогоплательщику или связанным с ним лицам.

На эту же чашу весов ложатся сведения об использовании одних IP-адресов, обнаружении печатей и документации контрагента на территории (в помещении) налогоплательщика. 

Инструменты, используемые налоговиками, для выявления нарушений

Для выявления подобных злоупотреблений ФНС рекомендует инспекторам использовать весь имеющийся у них арсенал средств.

В частности, следует проводить опросы и допросы всех лиц, участвующих в заключении и исполнении сделок, осмотры территорий и документов, а также сопоставление их результатов с указанными в документах объемами поставок, инвентаризацию имущества, анализ и восстановление товарного баланса и складского учета, истребование информации и выемки документов.

Основная цель этих мероприятий – не только доказать, что для исполнения сделки были привлечены фиктивные контрагенты, но и доказать, что налогоплательщик не мог не знать о таком привлечении. Только этот факт сам по себе, как отмечают авторы письма, позволяет доначислять налоги на основании ст. 54.1 НК РФ. 

Как ФНС рекомендует проверять контрагентов?

Отдельный раздел в комментируемом письме посвящен правилам проверки контрагента перед заключением сделки.

Инспекторам рекомендуется уточнять, известны ли налогоплательщику основные данные о стороне сделки – где она находится, кто ее возглавляет, с кем конкретно, как и где проводились переговоры, откуда получена информация о контрагенте, проводилась ли преддоговорная проверка по открытым источникам и т. д. Также следует оценивать и сами договоры – насколько детально прописаны их условия, как они соотносятся с рыночными, установлена ли ответственность за нарушение, предпринимались ли реальные меры по защите нарушенных прав и проч. А в части исполнения сделки ФНС России рекомендует обращать внимание на факты использования неденежных способов оплаты (на перевод долга, уступку права требования), особенно если сами такие требования нельзя назвать ликвидными.

При этом ФНС напоминает: требования к проверке контрагента объективно не могут быть одинаковыми по всем сделкам. Очевидно, что при разовых закупках МПЗ они будут ниже, чем при заключении долгосрочных договоров или при приобретении дорогостоящего актива. 

Разрывы по НДС и снятие расходов по прибыли

Не обошли стороной авторы документа и работу с разрывами по НДС. Здесь рекомендации следующие. Снимать вычеты у налогоплательщика, контрагент которого не заплатил налог в бюджет, можно, только если установлено, что налогоплательщик знал о таких нарушениях и извлекал из них выгоду.

Одним из критериев такой выгоды, указывается в письме, является установление заниженной цены по договору.

А факт осведомленности налогоплательщика о нарушениях контрагента может вытекать из взаимозависимости или иной подконтрольности, а равно из совершения заранее согласованных действий, направленных на неуплату налога.

Что же касается техники доначислений при выявлении злоупотреблений, то тут рекомендации следующие. Вычеты и расходы, которые заявлены по совершенным с привлечением фиктивных компаний операциям, снимаются в полном размере.

При этом налогоплательщик вправе претендовать на учет соответствующих сумм на основе реального характера операций. Но для этого ему придется, что называется, раскрыть карты перед ИФНС и предоставить данные о том, кто и на каких условиях в действительности выполнял соответствующие действия вместо фиктивного контрагента.

Без таких документов ни вычеты, ни расходы ИФНС определять расчетным методом не будет. Единственное исключение представляет собой ситуация, когда факт несения расходов очевиден и не может вызывать споров.

В таком случае инспекторам рекомендуется применять расчетный метод, даже если налогоплательщик не предоставил соответствующие документы. Однако вычетов по НДС это не касается. Их расчетным методом ИФНС определять не будет ни при каких обстоятельствах.

Источник:
ИС 1С:ИТС

Уменьшение налогов: мнимая и притворная сделка

Больше зарабатывать и меньше платить налогов – понятное желание предпринимателей. Но когда в погоне за оптимизацией налогов, вы решаете  «нарисовать документы» или «придумать схему», вы ступаете на тонкий лед – налоговая быстро вычислит попытки замаскировать сделку или сделать ее только на бумаге и покарает штрафами и доначислениями.

Что за такую хитрость грозит компании, читайте в статье.

Содержание

Пример Компания хочет заказать тексты для сайта копирайтеру. Для этого нужно заключить договор на оказание услуг копирайтинга. Но копирайтинг на расходы по УСН 15% не относится, а значит компания не сможет их вычесть из дохода и уменьшить сумму налога. Поэтому компания предлагает «спрятать» сделку – сделать вид, что это не копирайтинг, а рекламные услуги.

Это запрещено и трактуется как притворная сделка. Если в ходе проверки налоговая вчитается в подробности договора или попросит продемонстрировать результаты работы, то легко сможет квалифицировать услуги как копирайтинг, а то, что компания вычла этот расход сочтет неправомерным.

Кто и как обязательно узнает о вашей хитрости и захочет вас наказать, читайте дальше.

Чем опасны мнимые и притворные сделки

Налоговую базу можно уменьшить, только если сделка была “нормальной” – не мнимой и не притворной, а реальной. Как только налоговики обнаруживают “хитрые” сделки, они выкидывают их из налоговых расходов, а налог увеличивается в этой пропорции. При проверке вас ждут доначисления и штрафы.

ПримерОднажды предприниматель посчитал налоги, и загрустил. Пожаловался другу: — Костик, ну почему же я всё это платить должен? А Костик ему и отвечает:

— А зачем платить? Давай я тебе договоров наштампую или товарных чеков выпишу и уменьшим твои налоги хоть в три раза. Я всегда так делаю.

Вы тоже думаете, что так можно? А так нельзя! Потому что это мнимая сделка, которая никогда не существовала.

Налоговый кодекс предписывает, что при ведении учета организации запрещено искажать факты, чтобы уменьшить сумму налогов или налоговую базу (ст. 54.1. НК РФ).

Законным считается уменьшение, когда одновременно соблюдаются два условия:

  • целью сделки является сама сделка, а не последующая неуплата или возврат (зачет) налогов;
  • сделка должна быть исполнена тем, кто эту сделку заключил или кому обязательства были переданы по договору.

Примеры показывают два вида фиктивных сделок: мнимые и притворные. Какой бы ни была придуманная “схема ухода от налогов”, общая черта одна – обман.

Мнимая сделка — договор, который заключен формально и существует только на бумаге, без намерения его выполнять (ч. 1 ст. 170 ГК). Такая сделка считается ничтожной, то есть для признания ее недействительной решение суда не нужно (ст. 166 ГК РФ). Мнимую сделку не будут учитывать при расчете налогов.

Притворная сделка — договор, в котором пишут одно, а имеют в виду другое (ч. 2 ст. 170 ГК). Например, заключили договор на грузоперевозки, а написали оказание услуг.

Для такой сделки тоже не нужно решение суда, чтобы признать ее недействительной. Притворная сделка ничтожна изначально (ст. 166 ГК РФ).

К такой сделке будут применяться правила в соответствии с ее реальной сутью.

Это значит, что налоговая при камеральной или выездной проверке в одностороннем порядке определяет сделки как мнимые или притворные и исключает из расходов. Доначисляет налоги, добавляет пени и наказывает штрафами. А дальше все вопросы вы можете решать только в суде, если сможете доказать, что налоговики ошиблись в своих выводах.

Легальная оптимизация налогов начинается с выбора системы налогообложения и правильного распределения денежных потоков. Нужна помощь? Обращайтесь в Профдело.

Подробнее об услуге

Чтобы подробнее показать, как находят фиктивные сделки и какие бывают последствия для предпринимателей, приведем еще несколько примеров.

Не хватает расходов? Давайте придумаем!

Один из способов снизить размер налогов — уменьшить налогооблагаемую базу. Например, ИП или организация применяет упрощенную систему налогообложения (УСН) доходы за вычетом расходов или ОСН. Чтобы налог был минимальным, предпринимателю нужны расходы, но иногда их не хватает. 

Читайте также:  Форма КМ-5. Образец заполнения и бланк 2021-2022 года

И тогда появляется соблазн «нарисовать» договоры – придумать сделки, которых не было. Появляется мнимая сделка.

Случай из жизни 1. «Нарисовали» договор

Фирма А заключила с Фирмами Б и В договоры на уборку территорий и в течение двух лет исправно переводила деньги. После выездной налоговой проверки нашли мнимые сделки, компании А доначислили налог, назначили штраф и насчитали пени на общую сумму 5 949 083 рубля.

Вышестоящая налоговая отказала в отмене решения налоговой инспекции и компания А обратилась в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

«А» применяла УСН «Доходы минус расходы». По результатам проверки налоговая инспекция решила, что часть расходов за два года компания не имела права относить к затратам, потому что данные сделки являются мнимыми. Налоговая инспекция посчитала договоры с организациями Б и В сомнительными и вот как она это обосновала:

  • Договоры на уборку территорий, отчеты и акты не содержали никакой конкретики по услуге: отсутствовали описание работ, сроки, количество сотрудников.
  • Юридические лица Б и В не находились по своим адресам, прекратили деятельность через реорганизацию. Отчетность обеих фирм не соответствовала отчетности компании А, денежные средства переводились на группу взаимосвязанных юридических лиц, после чего выводились платежами на карты физических лиц. При этом физические лица были между собой взаимосвязаны.
  • Между учредителями и директорами некоторых участников дела обнаружились родственные связи, а проверка IP-адресов показала, что платежные операции организаций А и Б производились с одного компьютера.

Вывод суда

Прикрываясь мнимыми сделками, компания А получила необоснованную выгоду в виде уменьшения налога. Суд признал решение налоговой инспекции законным. Апелляционная и кассационные инстанции поддержали.

Дело Арбитражного суда Ростовской области № А53-30423/2017

Случай из жизни 2. «Придумали контрагента». Компания из Владимирской области, применяющая УСН «Доходы минус расходы», заключила договоры поставки пиломатериалов с несколькими контрагентами. Налоговая инспекция провела камеральную проверку, нашла мнимые сделки и доначислила налог, выставила штраф и пени на общую сумму 1 160 464 рубля.

Компания не согласилась с выводами налогового органа и после отказа Управления ФНС отменить его решение, обратилась в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

Истец предоставил декларацию, в которой учел расходы на поставку пиломатериалов. Налоговая посчитала, что расходы по нескольким договорам поставки не могут быть учтены, как уменьшающие упрощенный налог.

Вот на каком основании:

  • Фальшивые кассовые чеки. Чтобы подтвердить свои расходы Истец предоставил налоговой товарные накладные и кассовые чеки, т.к оплачивал товар наличными деньгами. В кассовых чеках были указаны реквизиты несуществующих на территории РФ юридических лиц. Также налоговой инспекцией не были найдены данные о регистрации некоторых кассовых аппаратов, указанных в чеках. Часть кассовых аппаратов оказалась зарегистрирована на других лиц, а не на тех, которые указаны в чеках.
  • Оплата товара не доказана. Предоставленные Истцом, документы: авансовые отчеты, акты сверки взаимных расчетов, расходные кассовые ордера не могут быть приняты в качестве доказательств. Так как они не подтверждают оплату товара, а со стороны продавца подписаны несуществующим лицом.

Вывод суда

Суд согласился с доводами налоговой инспекции о том, что нельзя учитывать в расходах затраты по договорам с несуществующими лицами. Мнимые сделки не учитываются. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

Дело Арбитражного суда Владимирской области № А11-10348/2016

Уменьшать налоги можно законными способами, не подвергая компанию опасности доначислений и штрафов. Передайте бухгалтерию на обслуживание экспертам Профдело и будьте уверены в результате.

Подробнее об услуге

Почему не стоит “прятать” сделки от налоговой

Другой, не менее популярный, способ получить выгодное налогообложение — изменить суть договора – спрятать настоящую сделку за выгодной. Например, индивидуальный предприниматель хочет продавать оптом, но использовать режим ЕНВД. Или организация хочет получить вычет по НДС, а контрагент на упрощенке. И возникает вопрос. А не спрятать ли реальную сделку?

Случай из жизни 3. «Забыл про квадратные метры»

Индивидуальный предприниматель из Оренбургской области занимался розничной торговлей строительными материалами и платил ЕНВД. Налоговая инспекция провела проверку, нашла притворные сделки, и по ее итогам начислила налог по УСН, штрафы и пени на общую сумму 332 519 рублей.

ИП не согласился с мнением налоговой инспекции и вышестоящего органа, и обратился в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

Индивидуальный предприниматель занимался розничной торговлей строительными материалами в помещении 15 кв.м., земельный участок рядом со зданием также использовался для хранения материалов. Продавал строй материалы как физическим, так и юридическим лицам. 

Исследовав помещения, склады, прилегающую территорию и изучив договоры, которые заключал ИП, налоговая пришла к выводу, что индивидуальный предприниматель занимался не розничной, а оптовой торговлей, а значит, должен платить больше налогов и по другой системе налогообложения.

Обосновала налоговая инспекция это так:

  • Общая площадь торговых площадей превышала норму в 150 кв.м., установленную для торговых залов (ч. 6 ст. 346.26 НК РФ). ИП умолчал, что использовал для торговли еще и участок рядом со зданием.
  • Договоры купли-продажи, заключенные с физическими, юридическими лицами и ИП, содержат признаки договоров поставки и относятся к оптовой торговле. Поставки осуществлялись регулярно и по заявкам покупателей, товар отпускался со склада. Юридические лица использовали товары для ведения уставной деятельности.

Вывод суда

Прикрываясь притворными сделками купли-продажи, индивидуальный предприниматель фактически заключал с покупателями договоры поставки и не мог пользоваться режимом ЕНВД. Начисление налога по ставкам УСН правомерно. Апелляционная и кассационная инстанции поддержали эти выводы.

Дело Арбитражного суда Оренбургской области № А47-8961/2016

Случай из жизни 4. ««Более 3 000 000 р. доначислений и штрафов за фиктивный договор»

В Кемеровской области Общество заключило договоры на ремонт и поставку оборудования на 4 426 977 рублей. Оборудование починили, товар поставили, деньги перечислены. Общество предъявило декларацию на получение налогового вычета по НДС в связи с применением ОСН.

Налоговая инспекция провела выездную проверку, обнаружила притворные договоры и не согласилась с Обществом. В результате обществу доначислили НДС, выставили пени и штрафы на общую сумму 3 239 938 рублей.

Общество не согласилось с результатом проверки и отправилось в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

Общество заключило договоры с фирмой А на ремонт и поставку немецкого оборудования. Обе стороны договора применяли ОСН и являлись плательщиками НДС. В ходе выездной проверки налоговая инспекция выяснила, что реальным поставщиком товаров и услуг по ремонту являлась фирма Б, которая применяла УСН.

Обоснование у налоговой инспекции было следующее:

  • Поставщик не имеет ресурсов. У компании А, с которой были заключены договоры, отсутствует имущество, транспорт и сотрудники. Сведения о доходах руководителя за проверяемый период по форме 2НДФЛ не предоставлялись. Руководитель «А» подтвердил, что договоры были заключены для последующего получения налогового вычета по НДС.
  • Компании взаимозависимы, «А» и «Б» находятся по одному адресу и их учредителями и директорами являются взаимозависимые лица — отец и сын.
  • Поставщик во всем признался. У «Б» есть сотрудники, которые на момент проверки находились в производственных цехах. Руководитель «Б» пояснил, что фактически именно его юридическое лицо занималось ремонтом.
  • Поставок в реальности не было. Факт поставки Обществу немецкого оборудования компанией А не подтвердился. «А» не приобретала такого имущества, следовательно не могла его поставить Обществу. При этом налоговая выявила разночтения в наименованиях оборудования. Общество приобретало по договору с организацией А одни позиции, а в дальнейшем продавало другие. На основании этого счета-фактуры были признаны недостоверными.
  • Товарные накладные не содержали данные о паспортах на оборудование и сертификатах, как того требовали условия договора. В ходе проверки Общество предоставило только копии этих документов.
  • Деньги уводились на обнал. Отследив движение денег, налоговая инспекция выяснила, что полученные от Общества деньги компания «А» отправляла на счета посреднических фирм, после чего они уходили структурам, занимающимся обналичиванием и имеющим признаки фирм-однодневок.
  • Таможня не подтвердила импорт обсуждаемого оборудования. Проведя проверку таможенных информационных ресурсов, налоговая определила: ни одна организация в цепочке следования денежных средств не приобретала оборудование в Германии.
  • Налоговая инспекция пришла к выводу, что договор поставки носил признаки притворной сделки, прикрывающей намерение Общества получить налоговую выгоду.

Вывод суда

Суд согласился с выводами налоговой инспекции. Общество создало фиктивный документооборот для получения необоснованного вычета по НДС. Доначисление налогов, выставление штрафов и пеней правомерно. Апелляционная инстанция согласилась с мнением первой инстанции. Сейчас дело находится в кассации.

Дело Арбитражного суда Кемеровской области № А27-4638/2018

Краткие выводы

  1. Оптимизация налогов — сложный процесс, требующий знаний и практики. “Оформлю на маму, переведу теще и заключу договор с сыном” — уже не работает.
  2. Если вы решитесь «нарисовать» документы или “немного подтасовать факты”, не стоит недооценивать возможности налоговых инспекций.

  3. Если пришло время разобраться с бухгалтерией, проконсультируйтесь у практикующих бухгалтеров.

Хотите платить минимум налогов законно, и чтобы налоговая и банк не имели к вам претензий? Вам необходим опытный бухгалтер. Оставьте заявку в Профдело — защитите свой бизнес от проблем.

Узнать об услуге

P.S. И страшная сказка в финале

Однажды предпринимательница решила заработать. Зарегистрировала ИП, наняла товарищей и стала предоставлять услуги вахтеров садоводствам. Работа не пыльная, деньги стабильные — заработала 10 млн. рублей .

Но, то ли вахтеры плохо работали, то ли кто-то обиделся на бизнесвумен, и пришли к ней сотрудники полиции. Выяснили вот что.

Под обложкой договоров на оказание услуг скрывались договоры на оказание охранных услуг, что и есть притворная сделка. А охранной лицензии у предпринимательницы не было. И так как доходы ее оказались в особо крупном размере получила бизнесвумен обвинительный приговор по п. б) ч. 2 ст. 171 УК РФ и штраф в 300 т. рублей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector