Предприниматель выиграл суд против налоговой

Предприниматель выиграл суд против налоговой Как две гостиницы для кошек поспорили из-за дизайна

Истории · 7 April

Владелец московской гостиницы для кошек увидел сайт коллег из Питера со схожими кошачьими номерами и захотел получить компенсацию за авторский дизайн. Узнайте, кто выиграл в этом споре.

Предприниматель выиграл суд против налоговой Предприниматель выиграл суд против налоговой Охота за багами: как разработчик и заказчик спорили о качестве работ

Истории · 7 April

Бывает, исполнитель вроде работал, но результат заказчика не устраивает. Именно так случилось с обновлением сайта одной компании. Разработчик отказался возвращать деньги, и дело завертелось в суде. Узнайте, на чью сторону встал суд и как выставлять исполнителю претензии.

Предприниматель выиграл суд против налоговой Предприниматель выиграл суд против налоговой Бес попутал: жулик из Роспотребнадзора

Истории · 7 April

Проверка это всегда неприятно, но не повод для паники. В нашей истории предприниматель взял себя в руки и правильно себя повёл. В результате паниковать пришлось самому проверяющему.

Предприниматель выиграл суд против налоговой Коронный аргумент: как питерское бистро отбивалось от неустойки

Истории · 7 April

Владелец питерского кафе не смог расплатиться за поставку и закрыл кафе в первую волну коронавируса. Поставщик подал в суд и добавил к долгу неустойку. Узнайте, счёл ли суд ситуацию форс-мажором и заставил ли предпринимателя платить.

Предприниматель выиграл суд против налоговой Предприниматель выиграл суд против налоговой Четверть миллиона за шулерство с контекстной рекламой

Истории · 7 April

В Ставрополе медицинский центр вбил своё название в Гугле и попал на сайт конкурента. Обвинение в нечестном переманивании клиентов закончились чередой судебных разбирательств. Узнайте подробности этой истории, чтобы не попасть в неприятности из-за ключевых слов в контекстной рекламе.

Предприниматель выиграл суд против налоговой Битва за «Россию»: как фирма с налоговой за своё название боролась

Истории · 7 April

Краснодарская налоговая потребовала, чтобы компания «Акварос» сменила название. Мол, в нём зашифровано слово «Россия», чтобы создать ощущение, будто фирма связана с государством. Компания начала сопротивляться, да так, что суду пришлось призвать на помощь филологов.

Предприниматель выиграл суд против налоговой Газели за решёткой: борьба с халатностью приставов

Истории · 7 April

Приставы забрали у предпринимателя две газели якобы за долги по налогам. Чтобы их вернуть и получить компенсацию потерянной прибыли, ему пришлось бороться с системой три года. В статье рассказываем, как так получилось и чем всё закончилось.

Чужой долг: суровый челябинский бизнес

Истории · 7 April

Компания подписывает с предпринимателем договор на поставку кваса и регулярно его отгружает, пока долг за товар не достигает 2 млн рублей. В суде банальная, на первый взгляд, ситуация превращается в мексиканский сериал про семейный бизнес и цену человеческой доверчивости.

Как бывшие подруги парикмахерскую делили

Истории · 7 April

Открыть бизнес на пару с подругой — отличная идея или опасный шаг? В этой истории две разругавшиеся девушки попытались через суд выгнать друг друга из общего ООО. Что из этого вышло, рассказываем в статье.

Бессрочная рассрочка по-дагестански

Истории · 7 April

Знакомая берётся помочь предпринимательницам распродать шубы, но когда устная сделка растягивается во времени, новый канал сбыта уже не греет душу.

Алименты под прикрытием бизнеса

Истории · 7 April

В Белгородской области владелец компании обвиняет индивидуального предпринимателя в непорядочности. Мол, отправил деньги по устному договору поставки, а товаров и услуг так и не дождался. Он требует вернуть деньги, но в суде вдруг вскрывается семейная драма.

Провальная аренда и ремонт в подарок

Истории · 7 April

В Омске предприниматель арендовала помещение и сделала ремонт. Когда съехала, спросила с собственницы компенсацию. Ремонт остаётся, в помещении стало лучше, ведь логично заплатить за это? Оказалось, всё не так однозначно.

Допрыгался до инвалидности: посетитель против батутного центра

Истории · 7 April

Продавать острые ощущения — отличный бизнес. Но тут всплывает вопрос безопасности. Где ответственность предпринимателя кончается, а клиента — начинается? Из-за неудачного прыжка посетитель батутного центра в Сыктывкаре получает инвалидность и больше не может зарабатывать. Узнайте, кого суд посчитал виноватым.

Как оренбургский пивовар едва не разорил чужой водочный завод

Истории · 7 April

Пивовар из Оренбургской области решил перейти на более горячительные напитки и даже нашёл партнёра — директора местного ликёро-водочного завода. Но тот недолго потирал руки от выгодной сделки. Всё закончилось месячным простоем завода, долгами и судом.

Известный доктор против лечебного центра

Истории · 7 April

В Саратове массажный центр использовал в рекламе имя известного врача. Но оказалось, что за именем стоит запатентованная методика, а центру грозит штраф за недобросовестную конкуренцию.

Меняю бизнес на судимость

Истории · 7 April

Предприниматель из Краснодарского края задумал продать свой спортивный зал на «Авито». Вместо денег ему предложили квартиру в Краснодаре или Анапе на выбор. Стороны ударили по рукам, и тут всё закрутилось: сделка, договор, взаимные упрёки и наконец судимость.

Маркетинговые войны двух бурятских копи-центров

Истории · 7 April

Дело чести: бизнесмена посчитали аферистом

Истории · 7 April

Целый год бизнесмен из Калининграда боролся за право открыть ООО. Налоговая посчитала его массовым учредителем и отказалась регистрировать компанию. О том, как это было и чем закончилось.

Грязные деньги: 15 миллионов за махинации с налогами

Истории · 7 April

Во время проверки в компании «Чистый дом» налоговая находит нестыковки в документах и начинает копать. Выясняется, что компания незаконно использует УСН, выводит деньги и скрывает сотрудников. Её штрафуют на 15 000 000 ₽, но компания идёт в суд и давит на жалость.

Семейный подряд против налоговой

Истории · 7 April

У семейной пары две похожие фирмы, которые торгуют между собой. Супругов обвиняют в создании схемы, чтобы платить меньше налогов. Они не согласны. Что скажет суд?

Дело на 240 000 рублей: фотографии суши

Истории · 7 April

История о предпринимателе, который случайно обнаружил фото со своего сайта в меню службы доставки японской еды. Поначалу он пытался договориться с воришкой, а потом пошёл в суд.

Блог

21 декабря 2020 Консалтинг

Предприниматель выиграл суд против налоговой

Налоговые органы крайне редко идут на налоговую реконструкцию — то есть проводят расчет, сколько компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы. В большинстве же случаев налогоплательщикам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки, отказывая в праве на налоговые вычеты и учет расходов.

Юридической фирмой «Арбитраж.ру» был проведен анализ, который охватил все дела по ст. 54.1 Налогового кодекса начиная с 2018 года (обзор есть у РБК), налоговые, согласно которому, налоговые органы выиграли 294 из 378 споров. Эта статья установила критерии необоснованной налоговой выгоды, вступив в силу в 2017г.

Еще в начале 2020 года глава Федеральной налоговой службы Даниил Егоров сообщал, что этот показатель вполне соответствует балансу по всем налоговым спорам: налоговая выигрывает в судах более 85% дел. Его заместитель, Виктор Бациев приводил следующую статистику споров по ст. 54.

1 НК (по состоянию на 6 ноября): в судах первой инстанции рассмотрено 341 дело, в 24 из них требования налогоплательщиков удовлетворены полностью, 44 — частично, а при последующем оспаривании решения по еще 21 делу были приняты в пользу бизнеса полностью или частично.

То есть 26% споров частично или полностью разрешаются в пользу налогоплательщиков, согласно данным налогового ведомства.

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной.

Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах. Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда.

Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. Разграничиваем понятия «уход от налогов» и «коррупцию»

Мы все понимаем, как важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, ведь в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента. Приведем наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.1 НК 

— фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), — проблемные контрагенты (64 из 100), — отсутствие деловой цели (22 из 100), — взаимозависимость контрагентов (19 из 100), — создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), — отсутствие права на льготу (12 из 100), — дробление бизнеса (семь из 100). 

Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Как правило, менеджеры крупных компаний, заключая сделки с фирмами-однодневками, чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов, в то время как мелкие фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, преследуют цель сэкономить на налогах. Бюджет в таких случаях всегда теряет.

Вообще, случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, но суды не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов. 

Наказать, нельзя обжаловать

В большинстве случаев, налогоплательщики, естественно, пытаются обжаловать решения арбитражных судов первой инстанции.

Налоговые органы наказывая бизнес за уход от налогов, зачастую не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство. 

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Читайте также:  Нужна ли виза в грузию для россиян и граждан снг и как её получить в 2020

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике, с другой — инспекции не пытаются установить третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствуют выявлению истинных исполнителей. 

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК, которое, предположительно, будет опубликовано до Нового года. Проект письма обсуждается уже полгода. 

Бизнес-сообщество прогнозирует, что письмо повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Но на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС.

В действительности, ст. 54.1 НК справедливы, самое главное, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников. // Комментарий эксперта ООО ГК «Авуар»

Текущая редакция статьи 54.1 НК имеет много вопросов и являются юридически непроработанной нормой, что выявлено правоприменительной практикой, сформированной с 2018 года.

Часть первая НК была дополнена статьей 54.1 19 августа 2017 г. (Федеральный закон от 18 июля 2017 г. N 163-ФЗ). При этом, она не несет в себе какого-либо нового правового регулирования, не меняет объема прав и обязанностей налогоплательщика и не порождает новые налоговые правоотношения.

При этом у ФНС появились возможность, в зависимости от толкования ст. 54.1 НК, пренебрегать такими принципами налогообложения как:

• Принцип нейтральности НДС. Закрепление принципа нейтральности НДС преследовало цель невмешательства в развитие торговли и конкуренции среди предпринимателей.

• Недопустимость возложения на налогоплательщика ответственности за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками.

• Не допущение объективного вменения. Согласно части 2 статьи 54 Конституции РФ никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Кроме того, в рассматриваемой норме не закреплено требование о том, что обязательным условием применения 54.1 НК является не уплата налогов в бюджет, что также приводит к злоупотреблениям со стороны ФНС. В большинстве практических ситуаций, неуплата налогов – это всего лишь элемент состава правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 54.1 НК РФ и подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК.

Еще один вопрос правоприменительной практики заключается в том, что должны или нет налоговые органы при проведении мероприятий налогового контроля выяснять на чьей стороне действовала т.н. «техническая» компания: на стороне покупателя или поставщика.

И должны ли ФНС выявлять контролирующих ее лиц? Ведь в соответствии с п. 4 ст.

110 НК вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Таким образом, должно быть установлено конкретное лицо, действия которого повлекли за собой неуплату налога в бюджет, то есть тот, кто контролировал или присвоил результаты деятельности «технической» компании. А это как раз, чаще всего и не происходит, и все ограничивается доказыванием притворности отношений с «технической» компанией.

Еще один открытый вопрос – «налоговая реконструкция». Постановление Пленума Высшего арбитражного суда N 53 предусматривало возможность налоговой реконструкции, и никто этих положений до настоящего времени не отменял. ФНС в своем письме от 16 августа 2017 г.

№ СА-4-7/16152@ подчеркнули, что при установлении налоговыми органами наличия в рамках заключенных налогоплательщиком сделок (операций) хотя бы одного из двух обстоятельств, определенных в п. 2 ст. 54.

1 НК РФ, ему должно быть отказано в праве на учет понесенных расходов, а также заявления по ним к вычету (зачету) сумм НДС в полном объеме. Тем самым, фактически была опровергнута возможность применения «налоговой реконструкции», закрепленной в Постановлении Пленума ВАС РФ № 53.

Конституционный суд указал, что порядок осуществления налогового контроля с учетом ст. 54.

1 Налогового кодекса РФ «не определяет по-новому объем прав и обязанностей налогоплательщиков при уплате налогов и сборов, а лишь конкретизирует механизм налогового контроля таким образом, чтобы поддерживался баланс частных и публичных интересов в процессе выявления незаконного уменьшения налогоплательщиком налоговой базы, и указывает на обстоятельства и условия, которые могут быть приняты во внимание налоговым органом при квалификации действий налогоплательщика как незаконных». 

13 декабря 2019 года Минфином России было выпущено Письмо № 01-03-11/97904 о соотношении применения ст. 54.1 НК РФ и расчетного метода, которое подтвердило позицию ФНС России, а именно – отрицание «налоговой реконструкции».

Несмотря на позицию ФНС, сформированная на сегодня судебного практика дает надежду на то, что в случаях применения ст. 54.1 НК «налоговую реконструкцию» будут применять.

Ключевыми аргументами являются (по материалам ТПП РФ XVI Всероссийского налогового форума – 2020 «Налоговая вакцинация экономики»):

• ст. 54.1 НК не устанавливает те последствия невыполнения указанных в ней требований, которые налоговые органы вменяют налогоплательщикам, запрет на проведение «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в рассматриваемой норме отсутствует;

• из ст. 54.1 НК РФ следует, что при формальном документообороте с заявленным контрагентом, но при фактическом исполнении обязательства третьим лицом при несоблюдении условий п. 2 ст. 54.

1 НК РФ, установлен запрет на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщиком именно по недостоверным (формальным) документам, что не освобождает налоговые органы от обязанности проверить – осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств;

• налогоплательщик, не представивший налоговому органу на проверку никакие документы по совершенным сделкам, будет поставлен в лучшее положение по сравнению с налогоплательщиком, представившим документы, не соответствующие в полном объеме требованиям ст. 54.1 НК РФ, что противоречит принципам справедливости и правовой определенности;

• полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующего использования товара в деятельности налогоплательщика не оспариваются, неизбежно влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль;

• введение ст. 54.1 НК РФ не сопровождалось изменением принципов правового регулирования в сфере налогообложения, введением дополнительных составов налоговых правонарушений и санкций, сужением полномочий налоговых органов;

• ст. 54.1 НК РФ должна применяться с учетом принципов налогового законодательства (ст. 3 НК РФ, ст. 57 Конституции Российской Федерации), в частности, налог должен иметь экономическое обоснование и не может быть произвольным;

• в обязанность налогового органа входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки, и являющихся основанием для вынесения решения о доначислении соответствующих сумм налогов (ст. 82, ст. 89 НК РФ);

• преемственность правоприменительной практики, выработанной до ст. 54.1 НК РФ (постановления Пленума ВАС РФ № 53, от 30 июля 2013 г. № 57);

• положения налогового законодательства не допускают доначисления сумм в размере большем, чем установлено законом, такое доначисление становится дополнительной мерой налоговой ответственности, которая действующим налоговым законодательством не предусмотрена;

• налоговые органы в ходе мероприятий налогового контроля определяют объем налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика (Определение КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440).

Директор департамента консалтинга ООО АФ «Авуар» Клышкань А.Г.

Суд с налоговой инспекцией — Михайлов и Партнеры — группа компаний

Не всегда получается найти общий язык с государственными органами. Особенно ярко это проявляется при «общении» с ФНС, которая будет добиваться удовлетворения собственных интересов даже в случае обжалования. Если никакие методы воздействия не имели результата, то остается только один вариант — суд с налоговой инспекцией.

Кто может быть инициатором?

Принципиально судебное разбирательство с ФНС ничем не отличается от аналогичных споров с другими государственными органами. Возможны два варианта, при которых налоговое дело может дойти до суда:

  • налогоплательщик самостоятельно обратился в суд за обжалованием решения налогового органа, в котором неправомерно, по его мнению, он был привлечен к ответственности. В этом случае дело будет инициировано по инициативе налогоплательщика;
  • налоговая подала в суд сама. На практике данная ситуация возникает практически всегда, так как налоговый орган вынужден для взыскания сумм налога по собственной инициативе обратиться в суд. 

В первом случае все довольно прозаично: если налоговые органы никак не реагируют (или решают спор не в пользу заявителя) на жалобы плательщика, то он может прибегнуть к помощи судебных инстанций. Во втором случае у налоговиков нет иных путей — если имеет место взыскание задолженности, то она обязательно производится только в судебном порядке.

Важно: обязательность обращения в суд для налоговых органов возникает в случае, если сумма долга превышает 3 тысячи рублей. Если размер задолженности меньше, то достаточно обратиться в банк должника и истребовать снятие с его счета нужных денежных средств.

Что нужно подготовить для суда?

Базовый пакет документов включает:

  • заявление для суда на налоговую инспекцию;
  • квитанцию об оплате госпошлины (300 рублей для граждан, 2000 рублей для организаций);
  • копию паспорта;
  • обжалуемое решение (акт, бездействие);
  • жалобу (если ранее уже предпринимались попытки оспаривания с ФНС);
  • приложения к заявлению.

Приложениями к заявлению выступают доказательства вашей правоты в споре. Так как конфликт связан с налогообложением, то необходимо предоставить факты, подтверждающие неправомерное взыскание долгов, исчисление налоговых сумм, непредоставление льгот и другие обстоятельства. 

Читайте также:  Утилизационный сбор на колесный транспорт вырастет на 25%

Как проходит судебное разбирательство?

Налоговые споры разбираются в суде в общеисковом порядке. Иными словами, в дело вступает принцип состязательности. У каждой из сторон спора есть возможность предоставлять свои доводы и доказательства по делу, и только после рассмотрения аргументов каждой из сторон суд выносит решение. Суд с налоговой подразумевает, что вы должны быть готовы аргументировать свою позицию.

В плане доказательной базы есть важное отличие, о котором не стоит забывать:

  • налоговый орган обычно предоставляет те же самые документы, которые он рассматривал при проведении выездной (или камеральной) проверки, и никаких новых свидетельств, как правило, предоставлять не нужно;
  • налогоплательщик же, напротив, не связан никаким образом теми документами, которые он ранее предоставлял для проверки. То есть заявитель (или ответчик, в зависимости от инициатора разбирательства) вправе предоставить в суд на изучение в качестве подтверждения своей позиции и невиновности другие доказательства. 

Очевидно, что успех в деле напрямую зависит от качества подготовки доказательств и выступлений в суде.

Не стоит недооценивать ФНС — у налоговой службы есть свои представители, которые будут максимально старательно обеспечивать удовлетворение интересов государственного органа.

Именно по этой причине рекомендуется обращаться к частным юристам, которые не только подготовят необходимый пакет документов, но и организуют компетентное изложение фактов перед судом.

Ваш представитель должен знать специфику разрешения конфликтов с налоговыми органами. Существует объемная судебная практика с участием ФНС. При самостоятельном ведении дела вы рискуете столкнуться с большим количеством трудностей не только из-за незнания законодательства, но и по причине отсутствия опыта в спорах с налоговыми органами. 

Сколько длится разбирательство?

Как правило, судебное рассмотрение споров с налоговыми органами занимает около 3 месяцев. Но дело легко может продлиться на год и больше.

У налоговой инспекции есть ощутимое количество ресурсов, за счет которых она будет стремится затянуть проигрышный кейс. Нередко, при недостатке нужных доказательств, суды встают на сторону налоговиков.

В таком случае есть второй шанс — начать апелляционное разбирательство путем подачи апелляционной жалобы в вышестоящую судебную инстанцию. 

Как обжаловать решение налоговой

Возможен ли арбитражный спор с налоговиками?

Арбитражный суд с налоговой возможен, когда решения органа затронули права и интересы коммерческих организаций и предпринимателей. Обжаловать можно следующие деяния:

  • незаконное возложение обязанностей;
  • создание препятствий для осуществления предпринимательской деятельности;
  • действия и бездействие, которые нарушают права и интересы лиц в осуществлении предпринимательской деятельности.

Сквозь призму налоговых обязательств речь идет, в первую очередь, про незаконные штрафы в результате проверок, неправомерное начисление налогов или отказ в предоставлении различных преференций.

Как и в случае разбирательства в суде общей юрисдикции, рассмотрение спора с налоговой инспекцией в арбитражных судах подразумевает участие компетентного представителя. В конфликтах между коммерческими структурами и налоговыми органами нередко затрагиваются большие суммы и интересы бизнеса, поэтому важно заручиться поддержкой юриста, который знаком со спецификой арбитражных разбирательств. 

Не рекомендуется затягивать с судебным рассмотрением. Если вы не подали заявление самостоятельно, то в случае больших сумм налоговых долгов ФНС сама начнет разбирательство с вами.

Вернуться в раздел «Судебная практика»

Государство выиграло почти 80% дел о необоснованной налоговой выгоде — РБК

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной.

Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах.

Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда.

Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. По другим категориям налоговых дел процент судебного обжалования существенно ниже, сказал РБК адвокат, партнер «Арбитраж.

ру» Денис Черкасов.

Грань между уходом от налогов и коррупцией

Дополнительно «Арбитраж.ру» проанализировал выборку из 100 дел, которые как минимум прошли апелляцию. Это значит, что выводы по ним имеют большую практическую значимость и показательны для понимания общей картины споров, пояснил РБК Черкасов.

Наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.

1 НК в порядке убывания — фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), проблемные контрагенты (64 из 100), отсутствие деловой цели (22 из 100), взаимозависимость контрагентов (19 из 100), создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), отсутствие права на льготу (12 из 100), дробление бизнеса (семь из 100). Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, подчеркивает генеральный директор юридической компании «Митра» Юрий Мирзоев. По его словам, в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента.

Крупные компании, как правило, заключают контракты по итогам тендеров. Службы безопасности проверяют, не подведет ли потенциальный подрядчик — есть ли у него ресурсы и опыт для исполнения контракта.

Поэтому если в крупном контракте большой компании вдруг всплывает фирма-однодневка, возникают вопросы к сотрудникам службы безопасности и должностным лицам. «Привлекая фирмы-прокладки, менеджеры крупных компаний чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов», — уверен Мирзоев.

Мелкие же фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, явно преследуют цель сэкономить на налогах. «Бюджет в таких случаях всегда теряет», — добавил юрист.

Случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, подчеркивает Мирзоев. Но суды чаще всего не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. «Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов», — пояснил Мирзоев.

Налогоплательщики попытались обжаловать почти 88% решений арбитражных судов первой инстанции, отмечает «Арбитраж.ру».

Бизнес активно обжалует подобные решения в суде, потому что «подход, при котором налоговый орган отстранился от выяснения действительного размера налоговых обязательств, мягко говоря, несправедлив», отмечает Яголович.

Зачастую, наказывая бизнес за уход от налогов, налоговые органы не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки. На проблему «карательных мер», в частности, уже обращал внимание бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство, говорит Черкасов.

Если решение осталось в силе после обжалования в вышестоящем налоговом органе, инспекция может заблокировать счет или арестовать имущество для взыскания налогов.

В такой ситуации компании трудно продолжать деятельность и осуществлять расходы, связанные с оспариванием решения инспекции в суде, указывает адвокат: «Разблокировать счет или снять арест на имущество можно, обратившись в суд, но получить желанные обеспечительные меры удается не всегда».

Разъяснения Высшего арбитражного, Конституционного и Верховного судов в совокупности обязывают налоговые органы проводить реконструкцию. Однако после вступления в силу ст. 54.1 НК в 2017 году ФНС попыталась переломить эту практику и сообщила нижестоящим инспекциям, что прежние подходы потеряли свое значение и в случаях налоговой экономии расчетный способ не применяется.

У налогового органа нет препятствий в расчете действительного размера налоговых обязательств, подчеркивает Яголович. Методики, подтвержденные судебной практикой, применялись в налоговых проверках до 2017 года. «Они просты и доступны для любого инспектора.

Более того, мы видим, что и в проверках по ст. 54.1 НК инспекции устанавливают все необходимые для правильного расчета налогов обстоятельства, определяют их до рубля.

Однако в расчет недоимки не включают, ссылаясь на позицию налогового ведомства», — указал адвокат.

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Именно в этом году после дела «Кузбассконсервмолоко» начался тренд на проведение реконструкции. «Все эти дела, по существу, схожи с кейсом «Кузбассконсервмолоко».

Товары или услуги в реальности были поставлены конечному потребителю, а компания понесла расходы.

Суды посчитали необходимым учесть затраты налогоплательщика по налогу на прибыль без учета наценки спорных контрагентов», — говорит Черкасов.

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике. С другой — инспекции не установили третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствовали выявлению истинных исполнителей.

Надежда на решение проблемы

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК. Проект письма обсуждается уже полгода. Бациев анонсировал публикацию до Нового года.

По его словам, письмо разграничит случаи с фиктивными операциями и реальными, которые компании исказили при учете. Бизнес будет вправе рассчитывать на реконструкцию, если не причастен к схемам и фирмам-однодневкам или не знал о таком характере деятельности контрагентов.

В противном случае компании откажут в вычетах по НДС и учете расходов при определении налога на прибыль.

При этом если будет установлено, что именно компания так или иначе ответственна за действия однодневок, то расходы учтут, если она раскроет истинного исполнителя спорной операции и ее деловую цель.

Также Бациев анонсировал смягчение налоговых последствий в случаях, когда бизнес не проявил «должную осмотрительность» при выборе контрагентов.

«Новое письмо, возможно, повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков», — прогнозирует Черкасов. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Однако на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС, отмечает адвокат.

Читайте также:  Профсоюз и трудовое право

Сами положения ст. 54.1 НК справедливы, «вопрос в том, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников», заключил Мирзоев.

1С онлайн. Бухгалтерия, Управление торговлей, Зарплата и управление персоналом

Еще не судились с Налоговой? Расскажем, с кем придется иметь дело.

В отечественной арбитражной практике можно встретить достаточное количество дел, когда коммерческая организация пыталась отстоять свои права в спорах с ФНС. Суммы исков, которые требовали организации, время от времени поражают своими размерами и исчисляются миллионами рублей.

К сожалению, в «схватке» с Налоговой службой, как правило, победу одерживает последняя и большинство исков остаются без удовлетворения.

Коммерческие фирмы, порой, не имея в своем штате профессионального юриста, вынуждены обращаться во всевозможные адвокатские палаты, агентства, кабинеты и прочие формации, где они могут заручиться компетентной поддержкой со стороны «знатоков права», но за такие дела берется далеко не каждый специалист.

Сегодня мы постараемся объяснить, почему происходит именно так, а не как-то иначе, кто защищает интересы фискального органа в суде и чем придется столкнуться истцу во время разбирательств. Здесь же нам особо интересен уровень компетенции «защитников» ФНС и то, почему «доброжелательность Фемиды» их практически никогда не покидает.

Почему судятся с Налоговой Службой?

Насколько это не показалось бы «наивным», но те компании, у которых есть опыт судебных разбирательств с ФНС, имели на тот момент необходимость вернуть часть денег, которые, по их мнению, незаконно взимались инспекторами в качестве штрафов. Как правило, именно это лежит в основе всех исков.

Самое занимательное в этой ситуации то, что суммы этих штрафов могут значиться от самых «скромных» до вполне «внушительных». Именно последние штрафные санкции могли повлиять на само существовании компании, как юридического лица.

Пытаясь отстоять свое право и финансовую возможность вести бизнес, директора тратили деньги, нанимали адвокатов и шли в залы суда. Очень редко, но у кого-то получалось на этом даже заработать, когда по решению судейской коллегии им (компаниям) назначалась компенсация «за моральный ущерб».

Для того, чтобы исход был именно таким, потребуется не только высококлассный адвокат, но также и определенный уровень удачи…

Почему сама Налоговая Служба подает иски на компании?

В основе исков ФНС в адрес юридических лиц лежит неисполнение требований органа. К примеру, в ходе налоговой проверки инспекторы ведомства обнаружили существенные разночтения в отчетности и первичной документации компании, что нашло отражение в уменьшенной налоговой базе.

В качестве «смягченного» предупреждения сотрудники ФНС наложили на компанию штраф в размере 50000 рублей за нарушения в области сдачи отчетности. Руководство организации решило проигнорировать требования Фискального органа и продолжило работу в штатном режиме.

Есть такая поговорка: «Налоговая никогда не забывает тех, к кому пришла один раз»… Второй визит «налоговиков» не заставил себя долго ждать, после чего был наложен больший штраф за неисполнение административных обязательств. В конечном итоге стороны вопроса встречаются в суде, т.к.

ФНС подала иск на компанию в связи с целым комплексом нарушений. В этом деле фирму ожидает практически 100%-ный провал, т.к. правомочность действий инспекторов очевидна и доказательству не подлежит.

Кто за кем стоит

Как это было уже сказано ранее, интересы коммерческой организации в суде представляет профессиональный адвокат, очень редко, сам генеральный директор или же главный бухгалтер (смотря, кто из них обладает достаточными навыками в области законодательства).

В тоже время со стороны ФНС, как правило, выступает руководитель того подразделения, за которым закреплена компания. Налоговая Служба практически никогда не прибегает к помощи адвокатов, а самостоятельно отстаивает свои интересы, невзирая на «сложность» иска. Откуда взялось такое правило? Ответ на это достаточно прост.

Предполагается, что сотрудники налоговой (неважно о какой должности идет речь) – это уже юристы по определению. Для того, чтобы работать в ФНС, необходимо иметь за плечами юридическое образование.

Проблема заключается в том, что даже имея на руках «корочку» по соответствующей специальности, этого может быть не достаточно ввиду отсутствия практического опыта судебных разбирательств (если руководитель — новичок).

Что касается более опытных и «матерых» руководителей, то на их веку встречаться в суде с истцами или ответчиками приходилось множество раз. Понимание этой специфики может помочь компаниям выработать стратегию действий, если располагать сведениями о том, кто именно будет выступать со стороны ФНС. В особенности это будет хорошо, если дирекция организации знает лично этого руководителя.

Сильные и слабые стороны ФНС

Если компания подает иск в суд на Налоговую Службу, шансы на удачный исход дела во многом будет зависеть от степени «объективной правоты» истца.

В том случае, если организация игнорировала предписания ФНС, прямо нарушала законодательство, а также распоряжения, которые выпускал Фискальный орган, в силу «незнания», то даже самый опытный адвокат будет не способен что-либо сделать.

Сильной стороной Налоговой Службы является сам факт того, что это – один из ключевых органов государственного управления, который вносит основополагающий вклад в формирование бюджета страны. Судебная система – также является рычагом государственного управления. Имея на руках неопровержимые доказательства виновности юридического лица, дело будет закрыто достаточно быстро.

Если говорить о слабых сторонах ФНС, то здесь нелишним будет сказать пару слов о той политике, которой следует орган в адрес отечественного предпринимательства.

А именно потребность в «накопительстве», сборе максимального количества финансовых отчислений (в том числе штрафов и пеней) могут иметь существенные расхождения с той нормативной базой, на которую ссылается компания, отстаивая свои интересы. Среди наиболее «выигрышных» исков является те, где в основе конфликта лежат вычеты по НДС.

В ходе налоговой проверки инспекторы могут «заподозрить» организацию в том, что она имеет дело с «фирмами однодневками», что позволяет ей «выкачивать» из бюджета компенсацию за уплату налога на добавленную стоимость. На этом этапе опытный юрист может проявить себя в полной мере, доказав, что организация сотрудничает только с проверенными заказчиками и поставщиками, а также то, что она исправно платит налоги с корректно подсчитанной налоговой базы. Наличие неопровержимых доказательств с высокой долей вероятности позволит фирме «выйти сухой из воды», а также затребовать компенсацию морального и финансового ущерба, понесенного в ходе судебных разбирательств.

Как бы то ни было, но ощутимый «перевес» в сторону «победы» ФНС остается и, предполагаем, будет оставаться в будущем. Помимо всего прочего у сотрудников Налоговой Службы есть достаточно широкий инструментарий оценки каждого иска, который поступает к ним со стороны налогоплательщиков.

В частности, существует Федеральный закон от 02.07.2013 № 153-ФЗ, предполагающий порядок решения конфликтных ситуаций еще в досудебной стадии.

Если ФНС, оценив риски, приходит к выводу, что вероятность удовлетворения будущего иска велика, то она может самостоятельно решить все вопросы с налогоплательщиком, как говорится, «между собой», что хорошо как для Службы, так и для компании.

Более того, сотрудники ФНС, если и оказываются в зале заседания суда, то с максимальной уверенностью в том, что все сложится в их пользу. Также в распоряжении Налоговой есть полный доступ к судебной практике, анализируя которую она также может оценить свои риски.

Если говорить другими словами, то с ФНС «бороться» можно и нужно только в том случае, если правота налогоплательщика очевидна – именно здесь и только здесь есть шансы на успех. Во всех остальных ситуаций, в том числе и спорных – лучше до суда дело не доводить. Скорее всего, проиграете.

Пару слов об адвокатах

В том случае, когда конфликт все-таки дошел до необходимости подать иск на ФНС, налогоплательщику важно отнестись к выбору адвоката, который будет защищать его интересы, очень ответственно. Желательно, чтобы в его профессиональной практике были как раз те дела, где он непосредственно сталкивался с Налоговой Службой.

Понимание специфики таких разбирательств, а также сильные познания в области права могут благотворно сказаться на исходе судебного процесса. Если у вас нет таких знакомых, то обращаться «к кому попало» может стать себе дороже. В этом случае, лучше «поспрашивать» у знакомых, дабы подготовиться к суду максимально основательно.

Выводы

На основании вышеизложенного анализа мы приходим к выводу, что текущая практика «выяснения отношений» в суде между налогоплательщиком и сотрудниками ФНС оставляет желать лучшего. Каких-то существенных шансов выиграть дело у коммерческих организаций практически не наблюдается.

Вообще складывается такое впечатление, что ФНС иногда «намеренно» проигрывает дела, дабы не выглядеть совсем уж «неуязвимыми». Разумеется, это достаточно огульное убеждение, однако впечатление остается именно такое.

Возможно, они (сотрудники ФНС) рассчитывают в заведомо проигрышных делах на некую «удачу», некомпетентность истца или ответчика, может быть, рассчитывают на свой статус ключевого государственного учреждения. Не понятно.

Компаниям важно знать только одно: лишний раз с ФНС лучше «не ругаться» и идти в суд надо только в том случае, если все говорит о вашей правоте. В крайнем случае, вопрос может решиться в досудебном порядке.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector